Рус
Eng

Лишь бы не было войны: 75-80% россиян еще долго готовы терпеть нищету и бедность

Аналитика
Лишь бы не было войны: 75-80% россиян еще долго готовы терпеть нищету и бедность
16 марта , 12:41Василий Перов. Проводы покойника
Социологи считают, что для подавляющего числа граждан России пределом терпения существующего порядка вещей являются война и голод.

При подсчете уровня бедности методом лишения соответствующий показатель в России будет в два раза выше, чем говорится в официальной статистике, заявил сетевому изданию URA.RU депутат от КПРФ в Госдуме Николай Коломейцев: «Бедность у нас достигла крайних размеров. По официальной статистике она порядка 20%. А если посчитать, есть такая методика лишений, я думаю, она более правильна, и тогда будет где-то 40%»

Методика лишений при подсчете уровня бедности основывается на прямом анализе степени удовлетворения потребностей. Сам перечень лишений определяется или экспертным путем, или с помощью самих респондентов. Например, в перечне могут быть вопросы о том, обладает ли опрашиваемый возможностью позволить себе мясные или рыбные блюда хотя бы два раза в неделю или сможет ли он сделать ремонт в квартире в случае крайней необходимости, - утверждают эксперты.

Ранее президент РФ Владимир Путин заявил, что в 2020 году уровень бедности в России составил 13,5%. Он подчеркнул, что к 2030 году планируется снизить этот показатель до 6,5%.

Однако аналитик Анатолий Несмиян сильно усомнился, что приведенные цифры можно назвать бедностью. Бедность - это состояние между нищетой и средним уровнем (в России его нижний предел равен 6 минимальным окладам, или 75 тысячам рублей на душу населения), данном же случае, бедностью названа нищета, состояние, при котором человек не способен обеспечить себя даже минимальным базовым набором товаров и услуг. К примеру, чтобы не голодать он перестает платить за коммунальные услуги.

Нищета отличается и своей необратимостью, нищие люди, в отличие от бедных, не способны без посторонней помощи выйти из этого состояния. Стало быть, в России - 40% не бедных, а нищих, а это уже можно считать социальной катастрофой, подобной тем, в которых пребывают беднейшие государства Африки, Азии, Латинской Америки. Она разразилась поскольку на протяжении многих лет национальное богатство перераспределялось в пользу крайне немногочисленной группы воров у власти, без доступа к нему остальных. Поскольку критическую точку страна уже прошла, дальше следует только самоликвидация, которая, по убеждению аналитика, только ускорится в условиях пандемии – ведь Россия занимает второе место в мире по избыточной смертности. Разгром системы здравоохранения несколько лет назад привел к катастрофическому упадку здоровья граждан страны, что в свою очередь – сделало их крайне уязвимыми и для коронавируса, и для других массовых заболеваний.

Впрочем, ученые Института социологии РАН не склонны считать, что события в России будут развиваться по катастрофическому сценарию, как в этом уверен Несмиян. Совсем иные выводы можно сделать по результатам исследования «Социальная мобильность в усложняющемся обществе: объективные и субъективные аспекты», в котором эксперты привели главные жизненные установки двух противоположных страт России – успешной страты «руководителей, специалистов, европеизировано-американизированного среднего класса» и остальных россиян, «России укоренённой бедности». Примерные соотношения двух страт, исходя из других работ социологов 20-25% («вписавшихся в рынок») и 75-80% «остальных россиян».

Для начала социологи фиксируют:

«Рост заработных плат в России остановился в 2013 г., а в некоторых отраслях зарплаты даже снизились по отношению к уровню 2010 г. В подобных обстоятельствах возникают существенные препятствия на пути потребительской мобильности, которая могла бы хотя бы отчасти компенсировать «торможение» лифтов мобильности, связанное с ухудшающейся структурой занятости».

Эксперты прояснили жизненные установки «бедного российского большинства»:

«В лексических конструкциях в среде рядовых работников постулируется осторожная оценка уровня собственных доходов, но при этом появляются и более обобщённые характеристики отношения к этим потерям в окружении «таких как я» («главное - это регулярно получать зарплату», «особо никогда не шиковали», «живём, хлеб жуём», «не раздетые и не голодные»), которые можно интерпретировать как невысокие требования к планке экономического статуса в их ближнем окружении

Надо отметить ещё один ракурс в восприятии социального статуса: стремление избежать символически-фатальной точки отката - рефрен «лишь бы не было войны», хотя в жизненном опыте этого поколения реального опыта войны уже и не было, поэтому в данном контексте он звучит, скорее, как обозначение границы планки «выживания» - «лишь бы не было хуже». Нетребовательное отношение к экономическому статусу проявляется ещё по одной «линии напряжения» - при описании невысоких доходов проявляется субъективная удовлетворенность ситуацией: «да я больше ничего и не хочу», «всё устраивает» как отсутствие мотивации к повышению своего экономического статуса.

В среде рядовых работников «дискурс выживания» предопределён не только низким уровнем доходов, но и определённым социально-психологическим синдромом бедности. Описывая доходы, они придерживаются матрицы «довольствоваться малым»: минимальная зарплата, приоритет в потреблении затрат на еду и одежду. Это - «культура выживания».

Эксперты сделали такие выводы. Для 75-80% бедных россиян предел терпения – война и голод. Пока этих двух явлений нет – они будут терпеть сложившийся порядок вещей.

Для высших 20-25% важны - свобода выбора (все виды свобод – передвижения, слова, распоряжения собственным телом, потребления, западнической культуры и установок и т.д.); они не готовы к навязыванию чуждых им стандартов.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter