Рус
Eng
Екатерина Шульман: «Очевидно, что новое правительство проработает до выборов в Думу»
Аналитика

Екатерина Шульман: «Очевидно, что новое правительство проработает до выборов в Думу»

16 января , 17:17
Послание Федеральному Посланию президента Владимира Путина, конституционную реформу, отставку правительства Дмитрия Медведева и назначение Михаила Мишустина на пост премьера по просьбе «Новых Известий» оценила политолог Екатерина Шульман.

— Правительство Российской Федерации состоит из нескольких блоков: финансового, социального и силового. Каждый из этих блоков имеет свою идеологию и направление проводимой политики. Нас интересуют не фамилии, а насколько сохранятся эти направления. Ключевой блок – финансово-экономический. Нам надо понимать, кто будет министром экономического развития не потому, что нам важны эти люди как личности, а нам надо знать, будет ли сохраняться то направление финансовой политики, которое проводилось, будет ли оно продолжено. Предполагается, что, скорее, будет, хотя та программа новых обширных бюджетных расходов, которая была объявлена в послании президента не совсем соответствует той политике, которую проводил министр Силуанов. Соответственно, тут могут быть изменения, но могут и не быть. Да, Силуанов был больше за экономию, а не за повышение расходов, но, тем не менее, это не очень сильно расходится с тем, что делалось раньше. В финансово-экономический блок входит ещё одна очень важная фигура, которая не входит в правительство – это председатель Центрального Банка. Если о её смене речи пока нет, то за преемственность в этом направлении можно не волноваться. Чрезвычайно важен и социальный блок. Это – вице-премьер по социальным вопросам, министр образования, министр здравоохранения, министр труда и социального развития, министр культуры.

И силовой блок, который вряд ли будет сильно меняться, поскольку это так называемые «министры со звёздочкой», президентские министры. Они не так сильно зависят от того, кто является премьером. Премьер их не назначает и ими не руководит. Я бы посмотрела на две стороны: министерство финансов и экономического развития и вице-премьер по социальным вопросам, министерство здравоохранения и министерство образования, так как это большие бюджетные расходы. Новые выплаты пойдут по их каналам. Это и раньше были влиятельные фигуры. Но, чем больше ресурс, тем выше аппаратный вес.

Очевидно, что это правительство проработает до парламентских выборов.

— Как повлияет на развитие страны внесение поправок в Конституцию?

— В предлагаемых поправках есть два загадочных тезиса – про международное право и про местное самоуправление. Я не понимаю, что имеется в виду. Примат международного права над национальным закреплён в первой статье Конституции, её нельзя поменять. Можно только поменять Конституцию, чего, очевидно, не будет. То, что применяются только те параметры международного права, которые соответствуют российскому – это тоже в Конституции записано. Российская Федерация соблюдает только те договоры, которые она сама подписала и те, которые ратифицированы нашим парламентом. И у нас есть относительно новое, принятое в 2015 году положение, по которому Конституционный суд решает, в случае противоречия, как поступить. Я не знаю, что ещё можно поменять в этом отношении. Чтобы самоизолироваться, нам надо не в Конституцию что-то вносить (там всё уже есть), нам надо выходить из международных соглашений, участником которых является Россия. Но никаких признаков этого нету. Из Совета Европы мы не вышли, несмотря на многочисленные угрозы так сделать. Мы не вышли даже из ПАСЕ. Решения ЕСПЧ Россия исполняет, причём все знают, что она их исполняет не только относительно выплат, но и изменяя законодательство. Мы никогда это не декларируем, предъявляя другие причины, но те, кто следит за этим знают, что после решения ЕСПЧ следует изменение в законодательстве. С некоторой задержкой, но это происходит.

Поэтому мне не понятно, какие декларации могут быть внесены. Нельзя написать в Конституции, что Россия больше не соблюдает международные договоры. Если написать, что российское законодательство важнее международного, де факто это уже есть. Это уже не вопрос национального законодательства, а вопрос наших международных обязательств, а они регулируются не внутренними документами, а международными.

Второе – местное самоуправление. Тут, мне кажется, опасности больше, несмотря на туманность формулировок. Видимо, речь идёт о том, чтобы включить в общую вертикаль власти ещё и муниципальный уровень, хотя, согласно 12 статье Конституции муниципальная власть не является частью государственной власти. Это соответствует Европейской хартии о местном самоуправлении, мы её подписали. То есть, либо мы оттуда выходим, либо это ничего не меняется. Нет ясности, насколько за объявлениями существует проработанная юридическая основа, насколько подготовлены документы, которые будут всё это регламентировать. Заявлено много всего, в довольно туманных формулировках, которые можно интерпретировать по-разному. Сказано, что это – направления, в которых необходимо размышлять. Как эти размышления будут конвертированы в законы – не очень понятно. В ближайшее время мы это увидим. То, что будет большая ярмарка предложений, бюрократической деятельности и публичных разговоров – это понятно.

Всё это вместе создаёт зону турбулентности. Кто воспользуется этим интересным периодом в свою пользу, мы тоже увидим.

— Георгий Сатаров в интервью нашей газете сказал, что видит во всех происходящий событиях один позитивный момент: выбран либеральный сценарий транзита. Согласны ли Вы с этой оценкой?

— Из наших трёх сценариев – китайского, белорусского и казахского, казахский, конечно, самый мирный, самый дешёвый и самый естественный для политической модели нашего типа. Конечно, песок - плохая замена овсу. Лучше всего – демократические выборы, это самый лучший способ производить какие-бы то ни было трансферы, транзиты и переходы. Конкурентный выбор очень хорошо работает. Самые богатые, мирные страны, благополучные страны применяют именно этот способ, а не выдумывают схемы. То, что мы вынуждены что-то выдумывать, говорит о том, что мы, с одной стороны, не чистая автократия (проще всего было бы убрать ограничения «на два срока», вообще убрать положение о том, что президент кем-то выбирается и назначить действующего президента пожизненно). Это простой китайский метод, но нам он недоступен по ряду причин; мы что-то выдумываем, наша гибридность сохраняется.

То, что полномочия президента распределяются между несколькими органами – это хорошо. Во-первых, концентрация власти – плохо, а хоть какая-то деконцентрация – это хорошо. Это опять пародия на систему сдержек и противовесов, существующую в демократиях. Но то, что это попытка изобразить свою систему сдержек и противовесов, уже неплохо.

И ещё одно обстоятельство: наступает период нестабильности. Это – шанс много для кого. Это рифмуется с общественными настроениями. Люди хотят изменений, хотят поучаствовать в происходящем. Я не уверена, что у них будет возможность поучаствовать, Но, по крайней мере, заасфальтированность общественного и политического пространства, которая была, она покрылась трещинами. Если вам это нравится, у вас будет возможность этим воспользоваться.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter