Рус
Eng
Перемены не за горами: в России заканчивается очередной 20-летний политический цикл
Аналитика

Перемены не за горами: в России заканчивается очередной 20-летний политический цикл

15 октября , 13:00
Вся история существования Советского Союза и его правопреемницей - современной России говорит о скором окончании очередного цикла эволюции политической системы в стране, считает социальный философ Владимир Василиев.

Владимир Василиев

Бывший штатный советник председателя КС РФ (середина 1990-х), ныне многолетний научный сотрудник университетского колледжа Оксфорда в Лондоне, юрист и политолог В.Б. Пастухов в своих статьях, публикациях в блоге и регулярных интервью в СМИ РФ систематически обращается к аналогиям между «периодом правления Путина» и предшествующими периодами истории СССР.

Пастухов систематически и регулярно сравнивает «политическую систему», функционирующую в РФ под руководством В.В. Путина, то с системой Джугашвили (Сталина), то с системой Брежнева.

Точно также Пастухов нет-нет, да и проведёт аналогию между периодом правления Ельцина и 1920-ми или второй половиной 1950-х – первой половиной 1960-х годов, то есть с Джугашвили (Сталиным) до начала 1930-х годов или с Хрущёвым.

В последнее время Пастухов заговорил о «горбачёвской революции», заявив, что она не является аналогией революций 1917 года — ни февральской, ни октябрьской, но существенные моменты эволюции «политической системы Путина» не просто своими корнями уходят в «горбачёвскую революцию».

Пастухов говорит уже о том, что в последние 5 лет, если уже не больше, всё активнее «возвращаются в высшую власть внуки» той «номенклатуры» СССР, которая собственно и совершала «горбачёвскую революцию».

Иными словами, Пастухов явно исходит из вполне конкретного представления о цикличности эволюции политической системы СССР-РФ, которое он до конца не раскрывает, но которое является основанием производства им своих оценок и прогнозов.

На поверку оказывается, что Пастухов по существу прав – цикличность эволюции политической системы СССР-РФ действительно наблюдается, если не просто присмотреться к этой эволюции повнимательней, но и понять её общественную природу.

10-летние и 20-летние циклы политической эволюции СССР

В последние годы жизни Джугашвили (Сталина) его преемником считался Г.М. Маленков, который фактически возглавляя Правительство СССР уже при Джугашвили (Сталине) и был председателем СМ СССР с 5 марта 1953 до 8 февраля 1955 года. Хрущев Н.С. — первый секретарь ЦК КПСС с сентября 1953 по октябрь 1964. И хотя председателем СМ СССР он был с 1958 по октябрь 1964, 20 съезд КПСС, состоявшийся 14 — 25 февраля 1956 года, фактически закрепил политическое верховенство Хрущёва в СССР.

Булганин Н.А., бывший председателем СМ СССР между Маленковым и Хрущёвым, так и остался в истории СССР «неизвестным главой правительства СССР», ибо он никогда не был самостоятельной политической фигурой, равной Маленкову, Берии или Хрущёву, хотя и входил вместе с ними в «ближний круг» Джугашвили (Сталина) в последние годы его жизни.

Поэтому политическое руководство СССР с февраля 1955 по октябрь 1964 года фактически возглавлял Хрущёв — это 10 с половиной лет.

Джугашвили (Сталин) генсеком ЦК стал в марте 1922-го. Умер 5 марта 1953 года, то есть с марта 1922 по март 1953-го года прошёл 31 год ровно.

Но был ли это один и тот же политический период, который целиком можно назвать периодом правления Джугашвили (Сталина)?

Очевидно, что этот 31 год, как минимум, делится на два политически различных периода. Где «водораздел», «рубеж» между ними, и что конкретно, какие классово и политически существенные события стали таким «рубежом», положив его?

Сразу же скажу, что таким «рубежом» стал сентябрь – октябрь 1932-го года. Но почему ещё именно сентябрь — октябрь 1932 года взят мною как «рубеж», как классовый и политический «водораздел»?

Сентябрь — октябрь 1932 года — это период, когда глобальной интернациональной финансово-капиталистической корпорацией фактически было согласовано окончательное решение о начале полномасштабной практической реализации «Нового общественного договора» (= Нового мiрового порядка), именуемого «Новым курсом», не только в США, но и в Германии, и во всём мiре.

В США это было реализовано избранием в ноябре 1932 Рузвельтом, президентом, который фактически стал таковым в последней декаде января 1933-го года.

Параллельно с этим 6 ноября 1932 года прошли повторные выборы Рейхстага в Германии (первые выборы, прошедшие 31 июля, дали относительное большинство КПГ, СДПГ и Национальной народной партии и меньшинство НСДАП с союзниками, в результате 4 сентября Рейхстаг распущен Гинденбуром), и 30 января 1933-го года Гитлер избран рейхсканцлером Германии.

Но это — в мiре, а речь-то вроде бы исключительно и только о внутренней политической эволюции СССР идёт.

Начнём с того, что 30 января — 4 февраля 1933 года состоялся объединённый пленум ЦК и ЦКК, который, кроме всех прочих решений, принял классово принципиально значимое, ибо по существу рубежное, решение «об антипартийной группировке А.П. Смирнова, Эйсмонта, Толмачева и др.».

Смирнов А.П. — это многолетний член ЦК, который был одним из активных деятелей ещё в «Петербургском союзе борьбы за освобождение рабочего класса» Ульянова (Ленина) и Цедербаума (Мартова). До 1933-го он был членом Оргбюро ЦК, а прежде – много лет одним из секретарей ЦК. В партии многие считали Смирнова одним из основоположников большевизма.

В состав «группы Смирнова» входили не только некоторые из видных участников Гражданской войны (Эйсмонт, Толмачев) и руководителей профсоюзов, но преимущественно старые рабочие-большевики, никогда не участвовавшие в каких-либо оппозициях. Эта «группа» имела свои ячейки именно в рабочей среде вообще и в рабочей среде Москвы, Ленинграда, Иваново-Вознесенска и Ростова-на-Дону, в особенности.

Смирнов и его сторонники требовали пересмотреть создающей диспропорции в экономике СССР «однобокий курс сверхиндустриализации», распустить колхозы и совхозы, реорганизовать и поставить под контроль закона ОГПУ, отделить профсоюзы от государства, исключить из ЦК Джугашвили (Сталина) и всех его ставленников.

Физический разгром «антипартийной группировки П.А. Смирнова», произведённый осенью 1932 года, когда сам Смирнов, Эйсмонт, Толмачёв и ряд других авторитетных участников «группы» были арестованы как «враги народа», в действительности был разгромом последней организованной классово-пролетарской оппозиции Джугашвили (Сталину), которая была создана действительно «ленинской рабочей гвардией».

17-съезд ВКП(б) лишь поставил окончательную точку в массовом уничтожении остатков «ленинской гвардии», после осени 1932 года — зимы 1933 годов окончательно утративших всякие признаки пролетарски-классовой организованности как субъекта внутрипартийной и внутригосударственной политики.

Именно поэтому с классово-политической точки зрения осень 1932 года стала тем действительным «рубиконом», который отделял период становления и утверждения Джугашвили (Сталина) в качестве единоличного диктатора от периода осуществления им единоличной диктатуры в отсутствие классово-организованной угрозы этой диктатуре внутри ВКП (б).

Директивы к составлению второго пятилетнего плана утверждены 17-ой партконференцией, состоявшейся 30 января — 4 февраля 1932 года. Конференция не только узаконила линию «на совершенствование методов управления промышленностью», предполагающую окончательный отказ от «продуктообмена» и развитие «денежного обращения» при социализме.

Но что такое «продуктообмен»? Это обмен товарами, опосредствуемый всеобщим-товаром-эквивалентом, то есть деньгами. Это — НЭП, окончательный отказ от которого узаконила 17-ая партконференция.

А что же тогда «денежное обращение при социализме» или, иначе, «социалистическая торговля»? Это распределение_товаров_как_обмен_товаров под видом обмена товаров и по правилам обмена товаров, опосредствуемое симулякрами денег.

Это — непосредственное выражение финансового капитала в повседневной экономической жизни. Предельная централизация финансового капитала в масштабе всего государства есть не что иное, кроме как финансово_капиталистическая_корпорация_государство .

Курс на тотальное превращение СССР в эту корпорацию-государство узаконила 17-ая партконференция в начале 1932 года. В сентябре-октябре 1932 года пленум ЦК определил программу реализации этого курса, положенную затем в основу пятилетних планов.

17-ая партконференция определила также необходимость переноса центра тяжести государственной политики на «полное овладение техникой» посредством «создания кадров технической интеллигенции из рабочих и крестьян».

Формально первая пятилетка длилась с 1 октября 1928 по сентябрь 1933 года, однако именно на январском 1933 года Объединённом Пленуме ЦК и ЦКК ВКП (б) Джугашвили (Сталин) заявил, что теперь уже нет необходимости «подхлестывать и подгонять страну» — теперь созданные и правильно расставленные партийные и государственные «кадры решают все!». Именно это лозунг и был утверждён 17-ым съездом ВКП(б), то есть «съездом расстрелянных», в качестве главного лозунга второй пятилетки.

Но главные, определяющие суть дела, политические решения были приняты Джугашвили (Сталиным) осенью 1932 года в период подготовки, проведения и по итогам пленума ЦК ВКП (б), состоявшегося 28 сентября — 2 октября 1932 года.

Этот пленум фактически подвёл итоги всего предшествующего периода, а не только первой пятилетки, в части «хлебозаготовок», «производства и сбыта промышленных и сельскохозяйственных товаров», «развития советской торговли» и «тяжёлой промышленности». А также определил новый состав Оргбюро и Секретариата ЦК, который и занялся организационно-технической подготовкой объединённого пленума ЦК и ЦКК, запланированного на конец января 1933 года.

Таким образом, период осуществления Джугашвили (Сталиным) единоличной диктатуры в условиях отсутствия классово-организованной угрозы этой диктатуре внутри ВКП (б) длился 20 с половиной лет — с осени 1932 по март 1953 года.

Брежневская эпоха началась с октября 1964 и продолжалась вплоть до смерти Черненко 10 марта 1985 года — это тоже 20 с половиной лет, как и срок полной и никем уже классово не ограничиваемой единоличной диктатуры Джугашвили (Сталина)!

Сущность «горбачёвской революции» и начало периода правления Ельцина.

19-ая всесоюзная партконференция КПСС с 28 июня по 1 июля 1988 года. Партконференция приняла пять резолюций: «О демократизации советского общества и реформе политической системы», «О борьбе с бюрократизмом», «О межнациональных отношениях», «О гласности» и «О правовой реформе».

Горбачев объявил курс на реформу политической власти, предполагающей отмену монополии КПСС на государственную политическую, экономическую, идеологическую и институциональную власть.

Согласно резолюциям 19-ой партконференции, эта реформа формально сводилась, во-первых, к отделению партийных органов от советских органов, но с совмещением одним лицом должностей руководителя партийного органа и органа представительной власти соответствующего уровня, депутаты которых подлежали избранию на «альтернативных выборах» Советов всех уровней.

В марте 1989 состоялись первые «альтернативные» выборы Съезда народных депутатов СССР, который начал свою работу 25 мая 1989 года. Одним из первых решений Съезда стала отмена 6-ой статьи Конституции СССР, устанавливавшей монополию КПСС на идеологическую, политическую и экономическую власть в СССР.

Во-вторых, к политическому и законодательному узакониванию курса на отказ от централизованной экономической власти над общественным производством (отказ от «плановой системы хозяйства») и переход к «рыночным формам ведения хозяйства» с предоставлением полной хозяйственной самостоятельности предприятиям и передачей всей полноты экономической власти директорату, то есть хозяйственной номенклатуре.

И, в-третьих, к осуществлению либеральной по своему идеологическому и финансово-капиталистической по своему политэкономическому существу институциональной реформы, узаконивающей и обеспечивающей реформу идеологической, политической и экономической власти в СССР.

Ельцин на октябрьском 1987 года Пленуме ЦК КПСС был освобождён от должности первого секретаря Московского городского комитета, а в феврале 1988 года — от обязанностей кандидата в члены Политбюро ЦК КПСС.

27 октября 1989 года ВС РСФСР законодательно оформил решения 19-ой партконференции внесением соответствующих изменений в Конституцию РСФСР и принятием нового закона об «альтернативных выборах» депутатов Съезда народных депутатов РСФСР.

Этот первый Съезд народных депутатов РСФСР состоялся 16 мая —22 июня 1990 года, избрав Ельцина председателем Верховного Совета РСФСР 29 мая и провозгласив «государственный суверенитет РСФСР» 12 июня.

Ельцин фактически правил РФ с июня 1990 до конца 1999 года, то есть 10 с половиной лет – столько же, сколько и Хрущёв, и Джугашвили (Сталин) в период своего становления и упрочения в качестве единоличного диктатора.

Путин фактически начал своё самостоятельное правление с марта 2000 года. Плюс 20 с половиной лет, если по аналогии с диктатурой Джугашвили (Сталиным), дают октябрь - ноябрь 2020 года.

Но что собой в таком случае представляет период правления Горбачёва? Каким периодам в истории России-СССР он соответствует?

Какой процесс в истории СССР начала завершать «революция Горбачёва»?

Период правления Горбачёва следует считать со средины марта 1985 и до средины июня 1990-го, то есть до принятия Съездом народных депутатов РСФСР Декларации о государственном суверенитете РСФСР, положившей начало периоду правления Ельцина. Это – 6 лет.

Период правления Горбачёва предшествует периоду правления Ельцина, который мы, с подачи В.Б. Пастухова, поставили как аналогию первому периоду правления Джугашвили (Сталина) и периоду правления Хрущёва.

Поскольку Хрущёвский период начался в 1955-ом году, постольку аналогию всего Горбачевского периода в этом отрезке истории нет — три с половиной года уходят в период правления Джугашвили (Сталина) с осени 1949 по март 1953 года.

Но ведь и Пастухов совсем не случайно сопоставил «горбачёвскую революцию» с революцией 1917 года, заявив, однако, что это была совсем не аналог «16-го года», а затем на уточняющий недоуменный вопрос интервьюера, поправившись «революции 1917 года».

Иными словами, период правления Горбачёва Пастухов, судя по всему им сказанному и написанному публично, сопоставляет с шестью годами, предшествовавшими первому периоду правления Джугашвили (Сталина).

А какой это период? Это период с марта 1916-го (вот откуда оговорка о «революции 16-го года»!) по март 1922 года.

«Горбачевская революции» совершена в период с марта 1988 по сентябрь-октябрь 1989 года («бархатные революции» в европейских «соцстранах» и падение Берлинской стены), то есть в течение полутора лет.

А какой это год правления Горбачёва, если отсчитывать от начала этого периода? Это период от начала 3 года до 4-го года с половиной периода правления Горбачёва.

Считаем теперь от марта 1916 года — это период с марта 1919 года до сентября — октября 1920-го года. 16 марта 1919 за два дня до открытия очередного съезда РКП(б), который по замыслу Свердлова должен был создать внутрипартийные условия перехода к единоличной диктатуре Свердлова, Свердлов «умирает».

А что же такое «рубежное» произошло осенью 1920-го года? Под видом «дискуссии о профсоюзах» в действительности началась общепартийная и общегосударственная дискуссия_о_методах_управления страной и народом. Главными оппонентами в ней выступили Ульянов (Ленин) и Бронштейн (Троцкий).

Действительным предметом всей этой дискуссии был вопрос о том, что делать с пролетариатом и с диктатурой партии, осуществляемой под видом диктатуры пролетариата, в наступающих условиях длительной «мирной передышки».

Эти вопросы по существу сводились к следующей альтернативе:

либо превратить пролетариат России в действительно правящий класс, определяющий классовую природу и осуществляющий свою революционную пролетарскую диктатуру;

либо превратить пролетариат России в «рабочий класс» (= в совокупного рабочего капиталистической корпорации-государства), классово и политически безопасный для «правящих верхов» этой корпорации-государства, именем которого («рабочего класса») они («верхи» партии) осуществляет свою собственную государственно-капиталистическую диктатуру под видом революционной диктатуры пролетариата.

В рамках этой дискуссии Джугашвили (Сталин) получил очень хороший повод и основания возобновить свои выступления против Бронштейна (Троцкого) с расчётом создания условий и предпосылок для последующего отстранения и устранения сначала всех союзников Бронштейна (Троцкого), а затем и его самого.

Обобщив мнения разных фракций, выявившихся в ходе этой дискуссии уже к средине осени 1920 года, Джугашвили (Сталин) подготовил и 19 января 1921 года в «Правде» опубликовал статью «Наши разногласия», центральным политическим выводом которой стал вывод о необходимости запрета и искоренения всех «антипартийных фракций и группировок».

10-ый съезд РКП(б) в марте 1921 года принял резолюцию о единстве партии, распустившей все имевшиеся к тому моменту фракции и группы, а также запретившей всякую фракционность как таковую впредь. Одновременно именно этот съезд принял решение о замене «продразвёрстки продналогом» и о переходе к «новой экономической политике в целом».

Но все политические решения, вытекающие из действительного предмета общепартийной и общегосударственной дискуссии и хода его обсуждения, своей подготовкой по существу были завершены её основными участниками именно осенью 1920-го.

10-ый съезд РКП(б) лишь политически закрепил результирующую политических решений, уже принятых основными участниками этой дискуссии, и изменившийся баланс сил между ними.

Разгром «Кронштадтского мятежа» за «Советы без коммунистов!», спровоцированный и осуществлённый в марте 1921 года, поставил окончательную практическую точку в вопросе о будущем классовом характере диктатуры в России и затем в СССР.

Так что период с марта 1919 года и до конца осени 1920-го года стал действительно переломным, рубежным в определении действительного классового характера и политической формы становящейся под видом революционной диктатуры пролетариата государственно-капиталистической корпорации-государства под названием РСФСР сначала, а затем СССР.

По существу период с марта 1919 по конец осени 1920 года был периодом инкубации и практического возобновления не просто в изменённой, но уже в более фундаментальной форме той «политической революции в верхах», которую готовил и начал Свердлов при поддержке Джугашвили (Сталина), но не смог довести до успешного завершения.

Именно это «новое издание политической революции», а в действительности государственного переворота, принявшего вскоре форму «цветной революции» для своего политического закрепления, как раз и завершилось успешно.

Но, в конечном итоге, этот государственный_переворот завершился успешно отнюдь не для всех его активных деятелей, а только для тех из них, кто непосредственно обеспечивал успех процесса становления Джугашвили (Сталина) в качестве диктатора.

И Пастухов действительно прав, проводя не просто аналогию, но преемственную линию от этой «политической революции» 1919-1920-го годов к «горбачёвской революции» 1988-1989 годов.

Пастухов https://www.youtube.com/watch?v=mgV5V8Kg5xo&feature=emb_logo специально обратил внимание на тот неоспоримый факт, что прямые потомки высшего слоя «номенклатуры» СССР в последние лет 5, если не больше, занимают всё больше и больше ключевых постов в высшем политическом руководстве РФ.

«То есть, поймите, — заявил Пастухов, — это тренд, это не случайность… Это — не случайность, и это связано с особенностями горбачёвской революции, потому что она не была революцией 16 года

Горбачёвская революция не была революцией 1917 года. Здесь значительная часть советской «номенклатуры» просто изменила формат, в рамках которого она управляет страной. И поэтому она не провалилась в тартарары. Она отошла на какое-то время, а теперь возвращается».

Однако, согласно исследованиям О. Крыштановской и других социологов «правящего класса» РФ, по состоянию на 2005-2010 годы «правящий класс» РФ более чем на две трети состоял из представителей и прямых потомков советской «номенклатуры».

Иными словами, в действительности советская «номенклатура» как была господствующим над СССР общественным классом, так и им и осталась также и в РФ, и в большинстве стран СНГ — эта советская «номенклатура» никуда ни секунду не отходила, а посему и возвращаться ей совсем не нужно.

Советская «номенклатура» возникла, окрепла и развила самое себя как господствующий над СССР общественный класс «новой финансовой аристократии» под руководством Джугашвили (Сталина) и его преемников.

Эта «номенклатура» посредством «горбачёвской революции» создала общественные условия, которые необходимы ей («номенклатуре») для того, чтобы практически осуществить давно лелеемую и тщательно пестуемую экзистенциальную мечту.

А именно «номенклатура» создала условия, необходимые для того, чтобы сбросить с себя бремя воспроизводства чуждых ей по её общественной природе институциональных форм существования России и воспроизводства «номенклатуры» как высшего (правящего) слоя общественного организма-паразита, господствующего над Россией и кормящегося с неё, и «зажить как все» действительные члены «новой финансовой аристократии» мiра.

Вместо послесловия

Если цикличность эволюции финансово-капиталистической корпорации-государства, созданной советской «номенклатурой», действительно такова, как она открылась нам посредством рассмотрения того существа дела, которое только и делает аналогии Пастухова вполне соответствующими действительности, то для В.В. Путина и иже с ним их март 1985-го, а равно и март 1953-го наступает в конце 2020-го года.

Возможны ли какие-либо временные сдвиги в этой цикличности (в длительности, условно говоря, 10-ти и 20-ти летных циклов)? Или всё предельно жёстко?

Рассмотренные сроки начала и завершения этих циклов политической эволюции финансово-капиталистической корпорации-государства, существующей на территории России и кормящейся за счёт России, пока свидетельствуют о достаточной «жёсткости» по срокам их длительности.

Но это отнюдь не исключает, но предполагает отклонения в сроках, которые и были в действительности практически регулярно.

Однако амплитуда таких отклонений до сих пор не превышала одного-трёх месяцев, и на этом основании вполне можно предположить, что если ныне и будет очередное отклонение по срокам завершения 20-ти летнего цикла, то оно вряд ли превысит один-два квартала. И уже понятно, что это возможно уже только в большую, а не в меньшую сторону.

Если окончание текущего 20-ти летнего цикла действительно будет иметь место быть вскоре, то уже делом случая станет то, как именно, какими конкретными событиями фактически завершится период правления В.В. Путина.

Однако сам В.Б. Пастухов 13 октября в прямом эфире «Эхо Москвы» https://echo.msk.ru/programs/personalno/2724193-echo/ заявил:

«Какая бы мощной не была администрация президента [РФ], она не может заменить президента и его включенности. …тенденция… которую фиксирую... — уменьшение вовлеченности президента в принятие политических решений... Усиление роли технического аппарата, где главное значение принадлежит… администрации президента». ...

Но проблема в том, отмечает далее Пастухов, что «эти люди не могут заменить собой президента. ...через какое-то время... мы получим борьбу огромного количество группировок вокруг какого-то центра силы. …мы получим такое переиздание советского времени. Будет огромное количество номенклатурных группировок, которые будут бороться вокруг администрации президента, …который будет следить только за одним параметром: чтобы из этих группировок не сложились устойчивые альянсы, которые бы создали угрозы для его власти».

А чем это грозит практически и политически? Пастухов отвечает, что «всё это называется кризисом управления, …в общем и целом, эффективность управления страной будет падать, и мы окажемся в каком-то глубоком кризисе».

Сам Пастухов прогнозирует этот кризис управления на вторую половину 2020-х годов. И это свидетельствует о том, что проводимые им аналогии либо не более чем интуитивны, и тогда Пастухов не понимает действительной цикличности эволюции высшей государственной власти в СССР в течение последнего столетия, как минимум.

Либо Пастухов политически предельно ангажирован, и поэтому, несмотря на понимание этой цикличности, он вполне целенаправленно и намеренно вводит публику («общество») в заблуждение относительно перспектив и сроков прекращения периода правления Путина.

Дескать, конца-края этому периоду не видно, а потому публике и не стоит готовиться к борьбе за высшую власть и новое политическое устройство России. Этим самым создаются идеологические и социально-психологические предпосылки, необходимые для предельной минимизации участия широкой публики в «транзите власти», уже на всех парах идущем в РФ.

В действительности этот его прогноз ничего не меняет по существу в том процессе, который давно уже набирает силу, становясь доминирующим, в государственном управлении РФ, во-первых.

А, во-вторых, рефлексия происходящего в действительности, тем более рефлексия, которая осуществляется издалека по тем проявлениям на поверхности общественной жизни, которые становятся достоянием публики всегда лишь только постфактум и с большим опозданием, всегда запаздывает относительно того, что происходит в самой действительности.

Гегель подчёркивал, что «сова Минервы начинает свой полет лишь с наступлением сумерек», то есть поезд действительности давно уже не только ушёл, но и давно уже далеко-далеко от точки своего отправления, однако рефлексия только-только фиксирует подготовку этого поезда к отправлению...

Не только следующий 2021 год, но уже и полтора-два последних месяца текущего 2020-го года могут подтвердить, что «среднесрочный прогноз» Пастухова в действительности уже есть не столько прогноз, сколько констатация совершающегося и отчасти уже свершившегося факта.

Скорее всего, это такой факт, который в силу запаздывания рефлексии не констатирован Пастуховым и иже с ним как уже свершившийся и завершающий своё свершение факт, но всего лишь экстраполирован ими в будущее не как факт настоящего, но как факт будущего, мнимого по образу и по подобию факта настоящего...»

Stories:
Былое
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter