Рус
Eng
Эльдар Муртазин: «Мир меняет человек, а не технологии»
Аналитика

Эльдар Муртазин: «Мир меняет человек, а не технологии»

15 мая 2017, 13:12Игорь Зотов
Ведущий аналитик Mobile Research Group рассказал о том, какие изменения ждут нас с приходом «цифровой эры». «НИ» публикуют самые интересные из его ответов.

Наши привычки меняются быстро. Раньше телефон было слышно на улицах, в помещениях, даже там, где он неуместен. А сегодня телефоны не слышны. Если у кого-то звонит телефон, это уже диссонирует с нашим восприятием мира. Как правило, это люди старшего поколения, пенсионеры. Голосовая связь с точки зрения доходов остается очень важной. Проблема заключается в другом: она не растет. Сегодня растут мобильные данные, передача данных. Вообще, операторы совершенно честно, не скрывая, говорят о том, что в течение очень короткого периода времени СМС и голосовая связь станут рудиментами, мы будем покупать тот или иной пакет данных и плюс к нему – некую гарантированную скорость соединения. Например, вы смотрите потоковое видео и вам нужна большая скорость. Если вы этого не делаете, а общаетесь в мессенджерах, (неважно, переписываетесь, посылаете фотографии или звоните), то вам будет достаточно обычного базового пакета.

Об индивидуальной рекламе

По сути уже сейчас условно бесплатная мобильная связь возможна. Есть пример нескольких операторов, которые позволяют, потребляя другие услуги, получать кешбэк, как в банках, и тратить его на мобильную связь, и она будет для вас бесплатной. Другое дело, что мы видим банковские услуги, которые за аналогичную сумму дают нам больше возврат на счет, поэтому нам это невыгодно, мы готовы платить. Но в будущем таких услуг будет появляться все больше и больше. То есть оператор фактически будет говорить: у тебя есть вариант – купить связь, купить этот пакет за небольшие деньги, либо пользоваться какими-то рекламами, услугами такси, например, постоянно и тогда получать денежку на счет, который будет оплачивать твою связь.

Мир будущего будет удивительным. Например, анализ больших данных позволяет не только прогнозировать ваше поведение: что вам понравится или не понравится, куда вы, возможно, захотите сходить, – но уже сегодня есть алгоритмы, которые позволяют определить, когда человек болеет или не болеет. То есть реклама не просто становится адресной, но и выявляет скрытые вещи, о которых человек может даже не узнать. У вас заболел сосед через стенку, и алгоритм с высокой вероятностью говорит, что в вашем подъезде заболеют люди как минимум в нескольких квартирах и, возможно, это будете вы. В этот момент вам будут предлагаться товары, услуги и сервисы, которые вы можете купить, а можете не покупать. Но это принципиально другой мир, отличный от того, что мы видим сегодня. Наверное, это будет даже более тонко. Вам нравится, например, фисташковое мороженое, а мне – обычный пломбир. Если мне будут рекламировать пломбир, конечно, я буду его пробовать. Та компания, которая знает мои предпочтения, будет это делать. Сегодня мы получаем уже очень узкие социальные страты, в которых можем выделить людей по неочевидным признакам, например, людей, которые любят определенную религию, которые в восемь утра делают зарядку или летом обязательно ездят по десять километров в день по городу на велосипеде. Это же в первую очередь коммерческое применение.

Сегодня «Фейсбук» является огромной рекламной машиной. Чем более частотный запрос на «Фейсбуке», тем дороже он стоит для вас как рекламодателя. Если вы как оператор имеете доступ к данным и можете агрегировать эти данные, вы понимаете, что можете создать запрос, например: я хочу таргетировать на людей в возрасте от 25 до 30 лет, которые ездят на велосипеде и умеют делать то-то и то-то. Зная, что отклик будет максимальным, вы моментально выигрываете в стоимости рекламы и в конверсии этих людей в продажу чего-либо – услуг или товаров.

О большом брате

Сегодня есть такое переживание, что за нами следят: Большой брат... Это проходит красной нитью, причем везде. Оруэлл был прав и не прав в том, что сегодня мы живем в большой деревне. Приватность как социальное явление появилась в последние 200 лет, но сейчас она исчезнет, потому что технологически человек уже не защищен. Зная ваш номер телефона, про вас можно рассказать все, даже не слушая ваши разговоры и не читая ваши СМС – это лишнее. Можно рассказать, с кем вы живете, сколько у вас детей, есть ли домашние животные – полный срез. Это работает в любой стране мира. Человек, который, например, не пользуется телефоном, говорит: я защищен, я не буду давать эти данные. Но по косвенным признакам, по окружению высчитывается ровно то же самое.

Сегодня эти данные сами по себе неинтересны, интересно, как их обработать. Приведу простой пример – видеореклама, видеостены, которые ставят в городах. Например, сегодня сделали первый шаг к интеллектуальным системам в Москве: камера анализирует поток машин, а в этом потоке – определенные марки машин, то есть автомобили определенной стоимости, и начинает демонстрировать ту или иную рекламу конкретно для этих машин. В других городах эта технология будет внедрена в течение 2017 года. Это одна из передовых технологий. И такого рода таргетированной, персонализированной рекламы будет больше.

Как мы раньше читали книги? Когда мы учились, обязательно должен был быть абонемент в Ленинскую библиотеку, потому что без библиотеки никуда. И библиотекарь был великим человеком, который мог примерно подсказать направление поиска. Мне научный руководитель говорил: прочитай это, это и обязательно спроси библиотекаря, что почитать на эту же тему. Сегодня у нас есть поиск в интернете и рекомендации друзей. А в какой-то момент возникнет ситуация, когда то, что называют сегодня искусственным интеллектом, будет уже не просто создавать книгу или произведение, а делать это в зависимости от вашего настроения и специально под вас, с определенной моралью и прочими вещами. Писатели на меня сейчас обидятся, но большая часть литературы, примерно 80% – это фактически шаблонная стандартизированная вещь. Сегодня это уже способны делать компьютеры с правильно написанными программами.

Во всем мире существует несколько больших компаний, которые собирают данные о намс и все о нас знают. Сегодня в этой гонке на первых ролях «Гугл»: у них максимальный объем данных, и они знают про вас практически всё. На втором месте «Фейсбук», на третьем, может быть, «Майкрософт» (не очень понятно, вскочит или не вскочит он в этот поезд), плюс операторы. Каждый из операторов имеет то, что называется «биг дата».

Вот пример: когда началась история со сносом пятиэтажек, ведь никто не знал, сколько есть пятиэтажек, где они расположены, сколько людей живет в них. Формально можно было сказать, что пятиэтажки заполнены на 70%, а в каком районе – непонятно. И вот одна из компаний, которая работает на этом рынке, пользуясь биг датой операторов, в течение недели посчитала, сколько домов заселено, сколько там инвестиционных квартир (то есть квартир, где люди не живут) и сколько квартир сдается. Конечно, это не с точностью на 99,9%, но это некая модель, которая работает на основе наличия сотовых телефонов. Известно же, как выглядит пятиэтажка, сколько в ней квартир. Там не нужно знать фамилии и знать, кто там прописан в настоящее время. Вы просто видите концентрацию телефонов и по ним можете посчитать, сколько человек находится в том или ином здании. Телефон всегда передает свои данные, и оператор знает с точностью до десяти метров, где находятся все телефоны.

Таким образом можно делать любые социальные нарезки, например, про тех, кто любит «докторскую» колбасу. Вы выбираете какой-то фактор и дальше крутите его. Сегодня все упирается только в одно ограничение – это компьютерные мощности, то есть нужны производительные компьютеры, и нужны неплохие мозги тех, кто задает алгоритм по нескольким факторам. Это не сказочная машина, куда ты приходишь и говоришь: я хочу собрать всех любителей вареной колбасы. Это все равно математика, в которой вам нужно понимать, по каким признакам из имеющихся данных вычленить этих любителей. Это все делается, это интересно, но на 99% это коммерция, а не политика.

Государство, возможно, поймет, как использовать те или иные инструменты (телевидение или интернет), чтобы воздействовать на вас. Но мы всегда упираемся в человеческий фактор, хотим мы того или нет. Любой человек, живущий в России или в другой стране, хочет, чтобы жизнь стала лучше. Нет людей, которые говорят: нет, я хочу, чтобы жизнь была плохая. И у всех свое видение того, как должна выглядеть хорошая жизнь, как сделать ее лучше. Социальная динамика всегда была разной – это залог выживания любого человеческого общества, и она так и будет разной. И ни одно государство не может причесать, оболванить население, сказать, что «все под одну гребенку, идем туда», потому что наша природа абсолютно противоположна. Всегда в том или ином объеме будут присутствовать те, кто протестует и стоит в оппозиции, – это абсолютно нормально. Когда мне было 15 лет, меня поразило, что в микрофлоре организма есть патогенные бактерии, а есть не патогенные, и практически у каждого человека есть в спящем режиме патогены, убрать которые невозможно. Это та же самая оппозиция в нашем организме, которая вылезает, когда иммунитет ослабевает и надо что-то менять. Не надо бояться технологий: мир меняет человек, а не технологии.

О цифровом мире

Наша жизнь изменится еще в том, что люди закончились, остались роботы. Пятое поколение, 5G, создано во многом для подключения роботов. Сегодня 5G-спецификация включает в себя такой параметр, который трудно представить: один миллион устройств, постоянно подключенных к сети, на площади в один квадратный километр. Такой плотности никогда не было! При этом прогнозируется, что в среднем человек будет иметь порядка ста датчиков. Это не то, что вы покупаете. Что в нашем понимании датчики – это какой-нибудь пульсометр на руке, телефон, еще что-то. На самом деле этих датчиков будет очень много: это и автопилоты в машинах – это уже как минимум штук сорок, а есть еще датчики в дверях, датчики прохода куда-либо.

Огромное количество вещей будет автоматизировано, и они будут очень простыми. Появление умного города означает, что он рано или поздно избавится от пробок. Через 25–30 лет персональная машина в той или иной мере станет анахронизмом. Только очень богатые или очень безумные люди будут поддерживать старый автопарк, потому что проще и дешевле будет заказать ту машину, которая вам нужна: подороже или подешевле (на дачу или в лес, на пикник) и использовать ее ровно в то время, когда она вам нужна. А если она вам не нужна, зачем она будет занимать место, стоять у вас во дворе? Датчики должны быть подключены к сети, должны будут гарантированно передавать данные. Например, пожилому человеку плохо, и надо немедленно вызвать скорую, чтобы она быстро приехала.

Мы действительно переходим к цифровому миру, когда сама возможность обработки данных становится критичной, сама сеть становится критичной. Многие считают, что Америка станет первой страной, где будут быстро адаптироваться автопилоты. А я думаю, что первыми такими странами станут азиатские тигры – Гонконг, Сингапур. Россия тоже станет одной из первых пилотных зон, где это будет успешно проходить.

Полностью здесь

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter