Рус
Eng

Вопрос дня: превратится ли Россия в Северную Корею?

Аналитика
Вопрос дня: превратится ли Россия в Северную Корею?
Вопрос дня: превратится ли Россия в Северную Корею?
15 марта 2018, 09:32Никита Исаев
Риск для страны оказаться в полной торговой, финансовой и технологической изоляции от внешнего мира сейчас довольно велик

Никита Исаев

"На днях Конгресс США раскритиковал Трампа за то, что тот не спешит ужесточать антироссийские санкции. И даже коллективным заявлением пригрозил президенту начать действовать самостоятельно вопреки его воле. Зато Тереза Мэй у себя в Лондоне компенсирует нерешительность Трампа, ставя ультиматумы и угрожая ответными мерами за приписываемое нам убийство Скрипаля. The Guardian вкратце описывает возможные варианты развития событий: высылка российских дипломатов из Великобритании, бойкот Чемпионата мира по футболу, заморозка активов олигархов, увеличение присутствие натовского контингента у наших границ, объявление России спонсором мирового терроризма, ужесточение санкций, отключение банков от системы переводов SWIFT и прочие неприятные вещи.

Санкции, нарастающие в 2014 – 2015 годах, как снежный ком, в последнее время находились в практически законсервированном состоянии, не претерпевая кардинальных перемен. Санкционные списки расширялись, сокращались сроки предоставления капитала, но это всё скорее закручивание уже имеющихся гаек, а не вбивание свежих гвоздей в крышку гроба российской экономики (в этом занятии, к слову, нам самим нет равных).

Пока что конкретные меры, к которым будет прибегать американский Конгресс, не называются. Есть надежда, что всё ограничится расширением списка подсанкционных компаний с нынешних 22 до 40. Однако нельзя исключать варианта запрета на финансирование уже начатых совместных газовых проектов. В этом случае может застопориться строительство «Северного потока – 2», пропускной способностью в 55 млрд. м3газа (это более четверти от всего экспорта России в страны дальнего зарубежья) и второй ветки «Турецкого потока», предназначенной для Европы.

При таком развитии событий и западным партнёрам без убытка из проектов не выйти. Раньше этот аргумент обеспечивал иммунитет от санкций уже начатым совместным проектам. Но сейчас ситуация меняется: из-за санкцийEniиExxonMobilвынуждены остановить свои проекты по разработке шельфовых месторождений. ExxonMobil из-за прекращения разработки месторождений в Карском море потеряла около миллиарда долларов. И ничего, бизнес худо-бедно мирится с ограничениями.

Однако совокупность событий, происходящих в мире и в России, может привести к куда более тяжёлым последствиям. Отечественная дипломатия, упустив возможность вести конструктивный диалог, подкреплённый экономической мощью страны (которой попросту нет из-за отсутствия реформ, способных поднять промышленность), пошла по пути Северной Кореи, размахивая ядерной дубинкой направо и налево. Даже комментируя Великобританию и дело Скрипаля, Мария Захарова напомнила всем, что Россия – ядерная держава.И хоть бурной реакции от мирового сообщества не последовало, многие лидеры этот пассаж «записали в блокнотик». Никто не любит, когда им ракетами грозят. Инфополе и без того «кипит». Трамп назначает на пост госсекретаря радикально настроенного Майкла Помпео. Масла в огонь подливает Газпром, расторгая транзитные контракты с Украиной. А это – прямой удар по интересам европейцев.

Если нам так близка северокорейская риторика, не мешало бы вспомнить, что она привела к тотальной изоляции государства от внешнего мира, к полному эмбарго со стороны большинства развитых стран. КНДР, к слову, не единственная страна, испытавшая на себе все «прелести» эмбарго. В 2012 – 2013 года были прекращены поставки нефти из Ирана в США и Евросоюз. И даже «ядерная сделка» 2015 года кардинально не изменила положение дел. В схожей изоляции может оказаться и Россия.

Мировое сообщество хорошо понимает, что отечественная экономика будет нежизнеспособна в изоляции от внешнего мира. На Россию могут надавить, сократив объёмы закупки нефти, газа, зерна, запретив поставки оборудования и технологий не только для нефтегаза, но и вообще для всех отраслей промышленности, оставить банки без заёмного капитала… Рычагов масса, и, самое печальное, что мы же сами условия для них и создали.

Вот какой сценарий нас ожидает в случае их применения: весной на саммите G7 в Канаде представят доклад о военной угрозе, которую Россия представляет для всего мира (экономическая блокада всегда вводится под предлогом борьбы за мир). США, Канада, Япония, Германия и Франция выступят за эмбарго. Италия, может быть, выступит против, но,кого интересует её мнение? Америка может даже пообещать субсидии на поставку своей нефти и газа, чтобы смягчить дефицит топлива и сырья в Европе. США уже принимали участие в строительстве газовых терминалов в Европе – опыт есть. Эта мера подтолкнёт Европарламент к одобрению эмбарго. Тереза Мэй уже готовит почву для этого, обвинив Россию в незаконном применении силы. Остановить процесс будет очень непросто. Россия даже сейчас не может в полной мере рассчитывать на поддержку Германии в газовых вопросах: Меркель с коалиционным правительством, всё-таки, согласовала план отказа от ископаемого топлива и переход на возобновляемые источники энергии.

Не стоит наивно полагать, что мир не сможет пережить отказ от Российской нефти. С одной стороны, по данным BritishPetroleum, на Россию приходится 12,6% мировой добычи нефти.В 2016 году было добыто 544,3 млн. тонн чёрного золота. Однако на экспорт ушло лишь 254,7 млн тонн. Это 5,8% от мировой добычи нефти. Страны, вошедшие в соглашение ОПЕК+ по сокращению объёмов добычи нефти,только обрадуются: можно будет ускорить добычу и при этом не обрушить цены. США и вовсе будут в восторге: в последнее время стремительно развивающаяся сланцевая добыча пока что не даёт инвесторам желаемого результата. Дивиденды буксуют, прибыли хватает только на необходимые инвестиции в производство.Плюс ко всему Трамп разрешил разработку месторождений в прибрежных зонах, которые при Обаме считались охранными.

Так что мир не пропадёт без российской нефти. А вот мы лишимся до 93,5 млрд долларов в год – столько в прошлом году принёс экспорт нефти. Это более 5 трлн рублей. Экспорт газа, по данным ФТС, принёс порядка 37 млрд долларов в 2017 году. И это не виртуальные деньги, которые сырьевые гиганты кладут себе в карман и тратят на роскошные яхты, это зарплаты сотрудникам, это пошлины и налоги, это дивиденды государству как совладельцу ведущих сырьевых компаний, это пенсии, которые финансируются из федерального бюджета. Только добывающая промышленность показала в прошлом году заметный рост инвестиций (на 8,6% к 2016 году). Обрабатывающая промышленность, строительство, торговля, туризм – всё в минусе. А в январе 2018 года нефтегазовые доходы и вовсе обеспечили более 50% доходов федерального бюджета.

Но, как известно, беда не приходит одна. Если уж эмбарго, то не только нефтегазовое. Как снежный ком, ограничения подомнут под себя и другие отрасли. Например, сельское хозяйство. В прошлом году Россия отправила на экспорт продукции на 19 млрд. долларов, из них 7 млрд. пришлись на зерно. Рекордный урожай привёл к тому, что американцы были вынуждены закрыть своё представительство Пшеничной ассоциации в Египте. Их зерно не выдержало ценовой конкуренции. Баланс зернового спроса и предложения в мире склонен к профициту. В общем, и без отечественной пшеницы, как выясняется, мир не пропадет. Зато аграрии наши попадут в очень неприятное положение. В этом году и так избыток зерна обрушил цены, и прибыль обошла фермеров стороной. Минсельхоз вынужден был даже принуждать крупные компании выкупать зерно у аграриев. Без экспорта мы получим свалки неиспользованного зерна и банкротства производителей.

Технологии тоже наше слабое звено. Боролись-боролись с 2014 года за импортозамещение, да так и не добились ничего. Вышло все наоборот. РАНХиГС провело исследование и выявило, что зависимость предприятий от импортных сырья и оборудования за последние три года только выросла. Если три года назад около 30% предприятий были готовы отказаться от импорта, то сейчас таких только 7%. Из-за бездействия властей у нас так и не появилось ни технологий, ни оборудования. А износ оборудования и необходимость его обновления никто не отменял...

Единственная статья экспорта, которой ничего не грозит – это экспорт леса-кругляка в Китай. Наши восточные соседи у себя лес больше не рубят, берегут природу, а у нас тайга большая. Да и вывозить в обход таможни брёвна не очень сложно. Вот оно – наше будущее в случае продолжения нынешней политики страны. Особенно экономической.

В российских СМИ всё представят так, что эмбарго нам не страшно, а цифровая экономика и передовая космонавтика всех спасут. Но отечественный космос, которым всегда так гордились, находится в упадке: осталось совсем немного запусков ракет, зато множество нереализуемых прожектов. Даже спутники ГЛОНАСС второго поколения, которые должны будут полететь через несколько лет, сейчас собираются из остатков импортных комплектующих, завезённых ещё до того, как испортились отношения с Западом. Цифровая экономика? Допустим, электронные очереди в поликлиниках сделают. И всё. Производство тех же нашумевших отечественных процессоров «Байкал» располагается в Азии. Всё держится на импортных технологиях.

Риск оказаться в полной торговой, финансовой и технологической изоляции от внешнего мира сейчас довольно велик. Такая изоляция приведёт к обвалу ВВП, доходов бюджетов всех уровней, сокращению пенсий и прочей соцподдержки, росту безработицы и усиливающемуся технологическому отставанию. Людям придётся вспомнить, что такое дефицит в магазинах, как биться в очереди за продукты по карточкам. Машина вновь станет роскошью, а не средством передвижения: огромные и неповоротливые сырьевые компании и НПЗ будут бороться за выживание ростом цен на топливо, а доходы населения при этом сильно упадут. Жизнь не остановится, но ее качество (не говоря уже о комфорте) упадёт до уровня, о котором большинство людей не слышали или не помнят.

Можно ли как-то переписать этот удручающий для нашей страны сценарий? С нынешней слабой позицией сложно, но шанс есть. Необходимо показать миру, что Россия может не только наращивать военный потенциал, но и то, что она может стремительно развиваться, поднимать экономику, толкать вперёд промышленность и рынок услуг. То есть дать понять, что Россия может быть не только неприятным соседом, но и выгодным партнёром.Другие страны не понимают, как с нами можно сотрудничать, если экономика постепенно загибается. Какой от нас тогда прок...

Однако всё может кардинально измениться после смены кабминаи принятия курса на скорейшие экономические преобразования. А иначе не избежать нам подобия жизни по-северокорейски - с грузовиками, работающими на дровах..."

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter