Рус
Eng
За год до выборов: Лукашенко тоже думает о транзите власти
Аналитика

За год до выборов: Лукашенко тоже думает о транзите власти

14 августа 2019, 15:54
Если Лукашенко настроен на реформу Конституции, о которой сам заявил в начале года, то две предстоящие выборные кампании обозначат переход страны к сначала полностью управляемой, но уже политике.

О том, что ожидает Республику Белорусь в ближайшие 12 месяцев, за которые пройдут ноябрьские парламентские и летние президентские пишет на сайте Московского Центра Карнеги белорусский журналист Артем Шрайбман:

Не секрет, что в соседней стране, оппозиция по умолчанию не имеет шансов на победу – разве что на санкционированный проход пары человек в парламент, чтобы порадовать Запад. А в остальном, избирательные комиссии «нарисуют» любую нужную власти итоговую цифру. Однако при этом выборы - это время максимального напряжения белорусской вертикали, поскольку сделать результат нужно по возможности без скандалов.

Хотя интрига все равно остается, к примеру, пропустят ли в парламент на этот раз больше оппозиционеров, чем в прошлый. Сейчас их 2 из 110, благодаря чему парламенты европейских стран и Евросоюза стали официально общаться с белорусскими депутатами.

Увеличить квоту на оппозицию было бы просто и логично, еще и потому белорусский парламент настолько урезан в полномочиях, что никто не заметил бы разницы между двумя и пятью оппозиционерами. А Брюссель заметил бы.

Впрочем, силовики могут убедить Лукашенко: не надо давать больше воздуха оппозиции, поскольку сложности с Россией могут серьёзно ударить по экономике страны, и тогда оппозиционные депутаты станут смущать умы в недовольной белорусской провинции.

Да и Европа вряд ли прекратит контакты с Белоруссией, поскольку снова изолировать Минск – значит толкнуть его в объятия путинской империи.

А вот президентская кампания следующего лета может стать важной для отношений с Россией, поскольку страны ведут непростой разговор об интеграции, но решения свои постоянно откладывают. Пока стороны обсуждают гармонизацию рынков и законов двух стран, оставляя на потом решения, вроде единой валюты и новых наднациональных органов.

При этом вряд ли Россия, поднимая вопрос об углубленной интеграции, хотела разговора о гармонизации рынков, и если точно не хотела, то либо Минск не получит компенсации налогового маневра и выгодной цены на газ, либо Москва продолжит давить. А это снова обострит конфликт между странами. И велика вероятность, что это обострение Москва затеет до или во время президентской кампании в Белоруссии, чтобы понервировать Лукашенко, вывести его из равновесия и ослабить его позицию в споре.

Так уже было в 2010 году, когда на фоне белорусско-российских торговых войн прямо перед четвертыми выборами Лукашенко по НТВ запустили серию разгромных сюжетов «Крестный батька». А в 2015 году Москва за несколько месяцев до выборов стала публично продавливать идею размещения в Белоруссии российской авиабазы.

Теперь же можно снова запустить фейки про здоровье Лукашенко через сеть подконтрольных телеграм-каналов, или показать в ток-шоу на федеральном ТВ, что в Белоруссии поднимают голову антироссийские националисты и власть этому не мешает. Или вдруг пообщаться с белорусской оппозицией, как делал бывший посол России Михаил Бабич.

У этого избирательного сезона есть еще одно измерение: Лукашенко обещал на своем следующем сроке обновить Конституцию, чтобы усилить парламент и правительство. Он допустил, что поменяет и избирательную систему с мажоритарной на смешанную или пропорциональную, чтобы оживить белорусские партии.

Так Лукашенко готовится к транзиту власти, не желая при этом оставлять следующему президенту столько полномочий, сколько ему даёт сегодняшняя Конституция.

Пока же ему торопиться некуда, благо устойчивость режима и здоровье позволяют готовить передачу полномочий, провести кастинг преемника и подобрать комфортную конституционную рамку.

На нынешнем этапе, скорее всего, в парламенте станет еще больше партийных депутатов. В Белоруссии всего 15 партий, из которых как минимум две – коммунисты и либерал-демократы – претендуют на роль системной оппозиции. Если выбор сделают в пользу такого сценария, то сложно будет обойтись без полноценной партии власти, прообразом которой сейчас считается организация «Белая Русь», куда входит большинство депутатов парламента и чиновников. Чтобы усиливать парламент, своя партия – удобный, что ни говори, инструмент контроля.

Наконец, в руководство парламента скорее всего начнут вводить максимально преданных Лукашенко людей, которые должны будут стать координаторами, сторожами спокойного транзита, как это происходит в Казахстане, где парламент возглавляет дочь Назарбаева.

То есть предстоящие кампании в Белоруссии станут, по всей видимости, последним подлинно административным ритуалом, а дальше начнется сначала полностью управляемая, но политика.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter