Рус
Eng
Вопрос дня: почему в России не любят и боятся оппозиционеров?
Аналитика

Вопрос дня: почему в России не любят и боятся оппозиционеров?

13 ноября 2019, 14:36
Государственной пропаганде удалось убедить граждан страны, что представители оппозиции презирают Россию и ее народ.

Интересное наблюдение оставила в своем блоге публицист и писатель Марина Шаповалова:

«Я временами разговариваю с людьми в России. Последнее время всё реже, но случается. Разговоры слушаю - в магазине или на базаре. Опять же, пресловутое «экспертное мнение таксиста» - тоже интересно. Ну и родственники у меня есть.

Заметила, что больше теперь говорят о Навальном - меньше лично о нём или его политических амбициях, больше - о его роликах на «Ю-тьюбе». Смотрят. Воспринимают.

Чего практически никогда нет в разговорах, так это - российской оппозиции. Нет начисто, «как вида». Если спросить - отношение негативное. До полного неприятия. Почему? - «Потому что - русофобы!» И пустые болтуны, считающие всех, кроме себя, быдлом.

То есть, «оппозиционеры вообще» (имён практически не знают) - это не те, кто против Путина, а те, кто во-первых, против России и русских. Во-вторых - презирающие «простых людей».

Успех госпропаганды на этом фланге - практически стопроцентный. Составляющих у этого успеха две: зачистка инфопространства от реальных оппозиционеров и демонстрация народу в качестве якобы таковых «бешеных муждабабок» (вероятно, имеется в виду бывший российский, а ныне украинский журналист Айдер Муждабаев, прославившийся своими яростными разоблачениями путинского режима, - прим.ред).

Второй элемент, ясное дело, вспомогательный. Но само существование «бешеных муждабабок» с их выбросами - сладкий подарочек для Кремля. Если бы эти полезные идиоты сами не проклюнулись, Кремлю пришлось бы их придумать и запустить. Желательно - в Украину же. Чтобы иногда пугать население. Чтобы население не сомневалось: все оппозиционеры - абсолютные неадекваты и опасные психи, которых корёжит от ненависти.

Восприятие Навального показывает, что его сейчас с такими мнимыми «оппозиционерами» не смешивают, он - отдельно. По-моему, это важно заметить.»

***

Среди множества комментариев, поддерживающих эту точку зрения выделяется публикация Андрея Мартынова:

«Потому что все оппозиционеры — русофобы». А знаете, мне вдруг в голову пришло, что если сравнить вопли муждабабок с высказываниями русских дореволюционных литераторов, например, а ведь именно они были идейными вдохновителями, если так можно выразиться, тогдашней оппозиции, то особенного различия и не увидишь. Нет времени сейчас для подбора цитат, но они и так всем известны. И вот в связи с этим приходит страшная мысль, что пропаганда не так уж и лжива, обвиняя противников власти в русофобии. «Вы не любите России» — да это главное что говорили славянофилы западникам. Да нет, отвечали западники, и отвечают сейчас — мы не любим лишь несвободу, раболепие, ложь, воровство, покорность, отсутствие чести, безразличие к собственной судьбе и так далее, а Россию то мы любим.

Но возникает вдруг еще более страшная мысль — а где они видели эту Россию, которую любят? В мечтах, не иначе. Потому что её не было. И нет. А есть «мопсы жадные и злые, что простодушно говорят, что мы и есть Россия» с одной стороны и «им преданный народ» с другой. И промеж них любовь и полное согласие. А мы тут лезем и пытаемся эту идиллию поломать, сделать все «как в Европе».

Да как же это сломать, если это настоящее? Истинное глубинное исконно-посконное. О чем собственно и говорят Муждабаев и Бабченко. Как освободить человека, если ему НРАВИТСЯ быть рабом? Вот что самое страшное, что приходит в голову. И сам боишься себе признаться в этих мыслях. И вот эти «простые люди», с которыми вы общаетесь, кто считает, что «все оппозиционеры русофобы и бездельники» — это они не пропаганды наслушались, это они нутром так чуют. Потому что чуют, что ничего для них хорошего с победой оппозиции не будет, и не будет именно в нравственном плане. Потому что из них начнут делать граждан, наподобие западных». С повышенным чувством ответственности, неравнодушных, вовлеченных в процесс.

Придется принимать решения. Придется платить налоги. Геев придется терпеть! Женщин уважать! Детей запретят бить! И прочее и прочее. А гордиться чем будем? А нечем будет гордиться, потому что в современных развитых обществом прошлыми победами и лишними хромосомами гордиться не принято, а новые свершения они когда ещё будут? Это ж какой рывок в науке и производстве надо совершить. Работать надо будет. Не так работать. В смысле не тяжелее физически, но иначе, вообще всё будет иначе. И люди это чувствуют.

Оттого и страх. И неприятие оппозиции. Так глядишь досидишь на бюджетных подачках до смерти, и все спокойненько, а если эти придут к власти? Так что ж начнётся? Это ж какая неразбериха начнется! Нет уж, нам бы как-нибудь по-тихому дожить бы деньки свои — вот что люди чувствуют. Короче, грустно все...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter