Рус
Eng

Коммунальный тупик: реформирование ЖКХ требует еще больших денег

Аналитика
Коммунальный тупик: реформирование ЖКХ требует еще больших денег
Коммунальный тупик: реформирование ЖКХ требует еще больших денег
13 августа 2021, 11:53Фото: censor.net
Председатель наблюдательного совета Фонда содействия реформированию ЖКХ Сергей Степашин заявил об абсолютном износе коммунальной инфраструктуры в стране. Сети водоснабжения, теплоснабжения, канализация на 60-70% давно вышли из строя. Наследство от СССР пришло в упадок, а новое не построено. Почему - выясняли "НИ".

Елена Иванова, Наталья Сейбиль

В наследство от Советского Союза России досталось огромное жилищно-коммунальное хозяйство. Объекты ЖКХ занимают 30% основных фондов страны. В 2018 году общая площадь жилья составляла 3,7 млрд. кв. м., 67% которого было оборудовано канализацией, водоснабжением, газом и отоплением. ЖКХ включают в себя более 4 миллионов объектов инженерной инфраструктуры: это котельные, теплосети, электросети. Более 600 тысяч км водопроводных и канализационных сетей, полмиллиона километров электросетей, 200 тысяч километров теплосетей – размеры впечатляют. Их состояние удручает.

То, что у нас плохая ситуация с инфраструктурой в регионах, знают все давно, говорит исполнительный директор «ЖКХ Контроль» Светлана Разворотнева:

- Неоднократно давались поручения, Медведевым, в том числе. Лет пять назад был проект 60+ о коммунальной инфраструктуре с износом больше 60%. Всё, что произошло за пять лет – появилось пять пилотных регионов, сделали несколько проектов.

Решение о новой программе модернизации коммунальной инфраструктуры было принято еще до пандемии в 2019 году. Минстрой объявил, что под замену почти 50 тысяч км теплосетей и 328,1 тысячи км ветхих водопроводов. Константин Крохин к этим цифрам относится с недоверием – в заявлениях о 60% - 70% износа есть много лукавства. Часто страждущие денег считают бухгалтерский износ. Заложено 2% амортизации в год, вот и растет с годами эта цифра.

- Но на самом деле никто не знает, какой это износ, потому что никто не проводил обследования этих сетей, зданий и сооружений. Очень удобные цифры для того, чтобы их поднимать, когда нужно требовать экстренного и часто не эффективного финансирования, а когда нужно – прятать эти цифры. Возникает вопрос: если такой высокий износ, а что произошло этим летом? Этой зимой с этими трубами, которые уже 30 лет назад были изношены на 60%? Что с ними происходит? – спрашивает председатель Союза жилищных организаций Москвы, член комитета Торгово-промышленной палаты по ЖКХ Константин Крохин.

Новые заявления Сергея Степашина можно объяснить тем, что программу по инфраструктуре создали, а финансирования не выделили. Деньги под нее взяли из Фонда содействия реформированию ЖКХ, наблюдательный совет которого и возглавляет Степашин. К началу года и эти средства закончились. Правительство решило проплатить 150 миллиардов рублей из Фонда Национального Благосостояния. Как показывает заявление Степашина, пока воз и ныне там.

Конечно, приятно получить с государственной овцы хоть что-то, однако если сравнить с потребностью отрасли, недофинансирование которой оценивается под триллион рублей, то меньшая в 7 раз сумма вряд ли сможет решить даже текущие задачи. Хватит разве что на показательные проекты.

- 150 млрд – не такая уж большая сумма в масштабах страны. На что-то хватит. Представьте себе, стоимость одной станции очистки может достигать одного миллиарда. 150 млрд – это всего 150 станций по стране. Это не так много. На всю страну точно не хватит, - уверен директор Института строительства и жилищно-коммунального хозяйства ГАСИС НИУ ВШЭ Олег Рубцов.

Расходы на ЖКХ финансируются из бюджетов муниципальных образований. На эти нужды не самые богатые бюджеты выделяют до 40% своих средств, и не потому что им не на что больше потратить деньги, а потому, что они ближе всех стоят к потребителю.

Расходы региональных бюджетов на ЖКХ в разы превышает ту же статью расходов федерального бюджета. В прошлом году регионы потратили 1,329 триллионов рублей, в то время как федеральный центр выделил меньше 400 миллиардов.

Вклад правительства в модернизацию инфраструктуры, действительно, и не так уж велик, однако он задуман для софинансирования и привлечения частных инвесторов. Еще 500 миллиардов рублей пообещал президент Путин в виде кредитов на инфраструктурные проекты под низкий процент. Светлана Разворотнева приводит в пример Волгоград, где был создан региональный фонд для поддержки инфраструктурных проектов. Он выдает кредиты под 2%-3%. Власти заключили концессионные соглашения на очистные сооружения и водоканалы, которые традиционно считались невыгодными, и инвестор пошел. Есть и другие начинания, говорит Светлана Разворотнева:

- ВЭБ сейчас приступил к выпуску инфраструктурных облигаций. Сейчас включился, благодаря вице-премьеру Хуснуллину, целый комплекс мер, которые позволят хотя бы как-то процесс запустить. Хватит этого или не хватит – покажет время. Всё будет зависеть от того, пойдёт ли туда инвестор. Без бюджета сделать это невозможно. Но задачи бюджета – это не переложить все трубы за свой счёт, а создать те условия, когда инвестору будет выгодно приходить в эту сферу.

Велик соблазн профинансировать обновление инфраструктуры за счет повышения тарифов, тем более, что в них по-прежнему царит неразбериха. В чем-то они завышены, а в чем-то сильно занижены. Взять, например, тарифы на воду. В России парадоксальным образом тонна водопроводной воды стоит меньше, чем бутылка воды в магазине. Из-за этого, говорит Светлана Разворотнева, значительная часть водоканалов находится в предбанкротном состоянии, а люди пьют некачественную воду. :

- С другой стороны, у нас есть такие компании, которые жируют за счёт тарифов, содержат футбольные команды. Я считаю, что нужно менять подход к тарифному регулированию, отказываться от повсеместного ежегодного повышения тарифов по всей стране, отдавать это всё на региональный уровень, принимать решения по каждому предприятию отдельно после тщательного аудита. Тогда выровняем ситуацию.

Эксперты видят путь для решения проблемы в частно-государственных партнерствах. Ключ проблемы не в том, чтобы вливать деньги из бюджета, а в том, чтобы создавать партнерства, считает Олег Рубцов:

- Для решения проблем значимого характера повышением тарифов не обойтись. Нужны бюджетные средства. У населения есть ресурс платёжеспособности. Но повышение тарифов – вопрос социальный и политический. Невозможно их повышать бесконечно. Население и так живёт небогато. Что-то можно отрегулировать тарифами, но глобально проблему только ими не решить.

- Реализация любых планов и по строительству, и по модернизации ЖКХ неизбежно вызовет более глобальные вопросы. Пример Москвы показывает, что инфраструктуру нужно строить там, где она окупается. И новое жилье, и коммуникации возникают там, где есть экономическая активность. Поэтому вопрос развития ЖКХ без планов развития территорий рассматривать бессмысленно. Развитие территорий - это рабочие места, это население. Если этого нет, ЖКХ можно и не обсуждать, потому что ЖКХ– это дома с подводящей инфраструктурой, - говорит Константин Крохин.

Если домов мало, а те, что есть не на что содержать, так как в них живут пенсионеры, конечно, их тяжело содержать. Повышайте или не повышайте тарифы – пенсионеры не будут платить. Судя по тому, как сворачивается медицинская помощь в малых городах, сокращается количество школ, можно сделать вывод о том, что государству распределенное население не интересно.

- Эти населённые пункты умирают, независимо от того, что мы с вами об этом думаем. Просто сокращается население, сокращаются объекты инфраструктуры и люди уезжают. Уезжает молодёжь. Старики не могут, а молодёжь уезжает в крупные города. У нас в миллионниках, таких, как Омск, идёт депопуляция. С Дальнего Востока люди уезжают в Центральную Россию или за границу. На сегодняшний день это происходит потому, что государство не финансирует свою часть, связанную с развитием этих территорий.- считает Крохин.

Хоть в Кемеровской, хоть в Иркутской области проблема одна и та же: люди продолжают жить в бараках и платят по 10 тысяч за коммунальные услуги, хотя стены дырявые, а трубы гнилые. Сколько ни вкладывай в их ремонт, эти деньги не окупятся никогда. Константин Крохин выступает за решительные действия:

- Чем их модернизировать, лучше их снести и людей вывезти. Может, там люди и не нужны, потому что там нет социальной инфраструктуры, и государство не ставит задачи освоения территории. Сегодня государству выгодно, чтобы население переселялось в агломерации, в человейники селилось. В человейниках легче обеспечить страхование социальное, медицинское, образование, транспорт и так далее. Я не говорю о том, что это хорошо или правильно. Я говорю о том, что есть процесс урбанизации нашей жизни.

Государство должно для себя решить, нужны ли ему малые города. С одной стороны, они представляют культурную и историческую ценность. С другой стороны, самый высокий процент депопуляции приходится на них. Это не только проблема России, но и всей Европы. Исключение составляет Скандинавия, где государство дотирует малонаселенные деревни. А в Италии в прекрасных средневековых городках дома продаются за 1 евро, и никто их не покупает. В вопросах сокращения населения мы вместе с Европой, говорит Константин Крохин, есть только одна разница: у них средний доход – 1000 евро, а в России – 200.

Чтобы программа по модернизации инфраструктуры не превратилась в банальный распил, власти должны оценить шансы каждого региона в плане развития территорий, а не закапывать народные миллиарды в землю.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter