Рус
Eng
Блеск и нищета белорусской Жанны д’Арк

Блеск и нищета белорусской Жанны д’Арк
Аналитика

13 августа , 13:47
Photo: Соцсети
Происходящие в Беларуси события развиваются столь стремительно, что напоминают пьесу. Причем не современную, а средневековую. С жестокими интригами и странными превращениями героев в сомнительных исполнителей, а злодеев — в несуразных комических артистов картофельного периода постсоветской истории.

Алина Витухновская, писатель

Еще 10 августа я называла Светлану Тихановскую цивилизационным героем. Я писала, что Лукашенко — отживший свое архетипический евразийский клоун. Его задача и роль была чем-то типа «вечной Аллы Борисовны» при «вечном ЦК КПСС». Но ЦК хаотически развалился, а обслуживающие его субъекты закономерно уходят в политический утиль.

Самое комичное, что Лукашенко должен был создавать фасад силы вокруг «Кольца Всевластия». Но при этом он оказался самым слабым звеном. Позволим себе некоторое магическое рассуждение, но не потому, что мы верим в магию, а потому, что оно чрезвычайно убедительно.

Фактически Лукашенко — это оккультный страж Кремля, его клон, роботизированный голем, обеспечивавший охрану и жизнедеятельность.

В силу внутренней шизоидности, вступив в конфликт с Лукашенко, Кремль выстрелил себе в ногу. Не исключаем, что это была спецоперация. Ибо Кремль не имеет долгосрочных проектов и не может вступать в долгосрочные союзы.

Резюмируя, отмечу, что все постсоветское пространство претерпело радикальное фиаско. На авансцену, наконец, вышла женщина, невероятно смелая и разумная для всего этого патерналистского пространства. Именно поэтому Светлана Тихановская выглядела как герой, разрушающий главный азиатский принцип кремлевского паханата.

Дальше события развивались совсем уж скачкообразно, переходя в шекспировскую поэму.

«Ночью Лукашенко отказался говорить с Москвой, сославшись на гипертонический криз. Генералы требовали от него отдать приказ на применение боевых патронов.» — сообщил в своем фейсбуке профессор Валерий Соловей.

И капитан, взглянув на сломанные реи,

Сказал, что нет пути в Гиперборею.(с)

Здесь все гипербола, метафора, здесь Гитлер постмодерна

Уходит из фатальности в инферно,

Чтобы не стать самим отлитыми в граните,

Они хранят себя в гипертонии

Как бабочки янтарные в болезни,

Не зная, что порою смерть полезней.

Придворный скот повел себя предсказуемо. А. Красовский призывает ввести войска в Беларусь, О. Кашин предлагает плевать в глаза каждому русскому, кто скажет «Жыве Беларусь».

Все это в старых добрых традициях псевдоэпатажного клоуна Дугина. Заметьте, какой дегенеративный, патологический инфантилизм. Ни один политик, даже злодей, не будет использовать маргинальные и деструктивные призывы. От «Можем повторить», до «Путин, введи войска!», от «Да, смерть!» до «Убивать! Убивать! Убивать!»

Стареющие мужики, желающие быть наказанными. И, боже, какой эпатаж в эпоху постпостмодерна! Зло в постмодерне превращается в иронию, в пародию. Но шизофреники (кем они все являются) не в состоянии иронизировать. Они патологически серьезны и потому смешны вдвойне. Происходящее — хорошая тенденция. Идеологический потенциал кремлевской власти выхолощен уже даже не в области смыслов, а в области слов. Скоро они начнут нечленораздельно мычать. И это будет новый язык обнуленной России «будущего», кошмарный тоталитарный лингвистический изыск, где-то уже далеко за Сорокиным.

Судя по всему, когда Тихановскую удерживали в здании ЦИК, там же было записано скандальное обращение, поставившее точку на ее молниеносно было развивавшейся политической карьере. Журналист Александр Сотник сообщает:

«Скандальное обращение С. Тихановской было записано вчера в кабинете главы ЦИК РБ Ермошиной. Это многое объясняет. Тот случай, когда кабинетный диван красноречивей спикера...»

Общественность резко разделилась на два лагеря, один из которых защищал Светлану Тихановскую «как женщину» (это уже фатальная политическая ошибка и средневековый сексизм), вторая — требовала от нее последовательности.

В подобной ситуации политик должен быть неуязвимым. Сколько меня запугивали все пять лет моего сфабрикованного процесса, сложно представить, невозможно описать. Это на небольшую, но книгу. Это касалось перспектив сидения «до 10 лет», угроз родственникам, угроз искалечить, испортить здоровье, угроз репутации, косвенным обещанием смерти.

Если вы вступаете в игру под названием «русская политика», вы должны быть индифферентны, неуязвимы, непредсказуемы в реакциях и равнодушны как «посторонний». Тогда, в 21 год, я не была политиком, я была экзистенциальным ребенком, но очень хотела быть героем. Быть героем очень просто для определенного психотипа. Я попала в свое амплуа.

Однако, Тихановская, даже при сложившихся обстоятельствах, могла переиграть ситуацию в свою пользу, но не сделала этого.

За происходящим наблюдали сексисты и фетишисты с семками. Постсоветский скучающий политзритель, вызревшей морально, набравшийся «новой этики«», сморщил лобик, сплюнул шелуху и назвал Тихановскую некрасивой. Как будто это вообще имеет какое-то значение!

Зато они назвали красивым слащавого, скучного Егора Жукова, не пригодившегося, в отличии даже от либертарианцев на роль «молодежки Навального». Жуков — эта такая помесь сельского учителя, циника из советских перестроечных фильмов и персонажа журнала «Ералаш». Которому, как и Навальному, в отличии от Тихановской, ничего не угрожает.

Когда-то Джемаль сказал сексистскую глупость, что женщинам нельзя голосовать — «Понравится им такой-то и проголосуют». Это подход племенных автохтонов, безмозглых фетишистов. Увы.

Странно, что никто еще не поднимал вопрос о том, что лучшим управленцем, чиновником, политиком является персона «чайлдфри». Посудите сами — такой человек не отвлекается на нужды семьи, его практически невозможно шантажировать. И самое главное — его мотивацией к власти не будет передача ее своим потомкам. Таким образом, невозможно будет в дальнейшем осуществлять утвердившуюся в России порочную практику семейно-клановой олигархии. В истории с Тихановской, становится наглядно и понятно, почему нам нужны политики-одиночки. Те, кем сложно манипулировать.

Печально, что Тихановская сама назвала себя «слабой женщиной». Именно это, а не вынужденный отъезд, лишают ее возможных политических перспектив. Это, конечно, не слезинка Ксюши на спецоперации «Выборы 2018». Но. Это чистая оруэлловщина, хотя не люблю такие сравнения. Когда пугают, нельзя бояться. Эта аксиома. Политическое правило номер 1.

В случае, когда из неких глубин появляется амбициозная, на первый взгляд, персона, стремительно и динамично завоевывающая общественный и политический рейтинг, система, имея своей целью нейтрализовать ее, не атакует прямо в лоб, а вынуждает героя совершать фатальные для его политической карьеры ошибки. В тот самый момент, когда женская тема становится актуальнейшей не только на постсоветском пространстве, но и в глобальном мире, Тихановская поскользнулась именно на ней.

А в роли «гуманистов»-подпевал выступили непререкаемые авторитеты, подобные Светлане Алексиевич, чья Нобелевская премия, увы, не стала гарантом гениальности. Некритикуемые «святые» давно потеряли политическую ориентацию вместе с этикой. Алексиевич сделала сексистское заявление следующего рода:

«Я согласна с мнением многих, что Тихановская сделала свое дело. Она была и остается символом жажды перемен, жажды новой жизни, жажды честности, самопожертвования для народа и своего мужа. В конце концов, человек не всесилен. Она сделала, что могла. Ничего плохого о ней сказать не могу. Теперь уже пусть мужчины выйдут на первый план. Вот уже Комитет национального спасения, должна уже собраться элита, общество должно вступить в борьбу, а не только три эти маленькие женщины.»

Патерналистско-архаичный спич не вызвал ни критики, ни реакции, потому, что перекрывается авторитетом автора. На таких легализованных персонах и держится псевдолиберальный консенсус. И поэтому он никогда не победит. Ибо символом его свободы является полукомическая Ахеджакова в маленьком черном платье. Свобода приходит нагая и уходит тоже. А ряженые остаются.

От редактора

Мнения наших авторов могут не совпадать с позицией редакции

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter