Рус
Eng
Какие цели преследует Россия в Центральной Африке
Аналитика

Какие цели преследует Россия в Центральной Африке

13 августа 2018, 22:00
Никаких крупных бизнес-проектов ни с Центральноафриканской республикой, ни с другими странам континента у нашей страны не существует.

Убийство в Центральноафриканской республике троих российских журналистов вызвала неоднозначную реакцию в России. Общественность заинтересовалась вопросом: какие цели преследует Россия в этой далекой стране. На это вопрос отвечают на сайте Московского фонда Карнеги эксперты-африканисты Вадим Зайцев, Андрей Маслов и Юлия Тимофеева.

Во-первых, отмечают эксперты, гибель журналистов не может быть выгодна работающим в стране представителям России, поскольку их присутствие в ЦАР не отмечено ничем, что нужно было бы скрывать. Они помогают правительству ЦАР привести в порядок собственные вооруженные силы и делают это с ведома и при поддержке ООН. Их присутствие помогло стабилизировать обстановку и усилило позиции центральной власти под руководством президента Туадеры. Россияне воспринимаются тут в качестве стороны, готовой обеспечить безопасность как сервис – в рамках простой и понятной хозяйственной сделки, а не в обмен на суверенитет, политический или экономический.

К тому же работа российских военных специалистов стоит в 70-80 раз дешевле содержания размещенного в стране контингента ООН, примерно во столько же раз меньше их численность.

Кирилл Радченко, Александр Расторгуева и Орхан Джемаля прибыли в ЦАР в частном порядке за два дня до этого для съемок фильма о ЧВК «Вагнер» для Центра управления расследованиями (ЦУР), одной из структур медиахолдинга Михаила Ходорковского. Из-за отсутствия аккредитации их не пустили на военную базу в Беренго, где российские специалисты готовят военнослужащих ЦАР, после чего группа направилась в город Бамбари на встречу с фиксером, который обещал помочь со съемками золотых приисков Ндассима, якобы контролируемых специалистами из РФ. По неизвестной причине журналисты отклонились от маршрута и были застрелены в районе города Сибю (300 км на север от столицы, Банги). Фиксер, который был сотрудником ООН, действовал как частное лицо, официальной коммуникации с миссией журналисты не организовали.

МИД РФ утверждает, что по предварительным данным, неизвестные пытались ограбить российских журналистов и при попытке оказать им сопротивление убили. МБХ-медиа же говорят, что Радченко, Расторгуев и Джемаль передвигались в составе колонны из двух автомобилей и попали в засаду, причем первую машину в колонне нападавшие пропустили.

Центральноафриканская Республика одна из беднейших стран мира, которая сейчас находится под контролем полутора десятков враждующих между собой военно-политических образований. С самого завоевания независимости в 1960 году ЦАР оставалась в зоне ответственности бывшей метрополии – Франции, но отношения между Банги и Парижем редко были доверительными.

ЦАР располагается в самой сердцевине Африканского континента и традиционно отставала от имеющих выход к морю соседей. Исторически на этой территории чрезвычайно пестрое в этническом и языковом смысле население, что делает государство неустойчивым. При населении немногим более 4 млн человек в ЦАР насчитывается более 80 обособленных культурно-языковых общностей, находящихся на самых разных стадиях развития – от охотников и собирателей пигмеев ака до занде, которые сформировали основы государственности еще до прихода европейцев. Крупнейшие группы: гбайа и банда (около 30% каждая), манджила и сара (более 10% каждая). В отсутствие преобладающего этноса доступ к власти, ресурсам и безопасность в ЦАР определяется сложным взаимодействием многочисленных меньшинств, создающих ситуативные политические альянсы. Сейчас противостояние идет между двумя мультиэтническими группами по линии север – юг.

80% населения относятся к христианским церквям, а остальные исповедуют традиционные религии и ислам суннитского толка. Однако около половины территории страны контролируется вооруженными группами с исламистскими лозунгами, и сопротивление экспансии мусульманского меньшинства становится важным сплачивающим фактором для государственной системы. Франция и ООН настаивают на равенстве представителей «мусульманских» и «христианских» вооруженных фракций в мирном процессе, несмотря на то что доля мусульман в населении не превышает 15%.

Ключевая линия противостояния в ЦАР сводится к противоборству организаций, созданных на базе исламистской коалиции «Селека» и боевиков представленного христианами и приверженцами традиционных верований объединения «Анти-Балака».

Всего в инициативе Африканского союза по установлению мира и примирению в ЦАР, запущенной в ноябре 2017 года, участвует 14 официально признанных вооруженных групп (по семь от бывшей «Селека» и «Анти-Балака»), а их общее число превышает двадцать.

Все противоборствующие стороны в ЦАР обвиняются международными институтами в неизбирательных убийствах гражданских лиц, нападении на персонал и базы гуманитарных организаций, использовании детей-солдат в массовых актах сексуального насилия, которые применяются как тактика устрашения и деморализации противника. Действующий президент ЦАР с 30 марта 2016 года – Фостен-Арканж Туадера - христианин, представляющий этническое меньшинство

Интересы России в Африке традиционно в других регионах Африки, а ЦАР всегда была на периферии политических и экономических интересов СССР/России. Оживление в отношениях России и ЦАР началось совсем недавно. Девятого октября 2017 года президент ЦАР встретился в Сочи с Сергеем Лавровым. Официально стороны «подтвердили заинтересованность наладить сотрудничество» в «политической, торговой, экономической и культурной областях», отметив «значительный потенциал партнерства» и так далее. Неофициально – по-видимому, договорились об участии российских предприятий в укреплении государственной власти и о мерах дипломатической поддержки этой работы.

В декабре 2017 года Россия получила исключение из эмбарго ООН на поставку вооружений и военной техники в ЦАР для передачи армии 900 пистолетов Макарова, 5200 автоматов и 840 пулеметов Калашникова, 140 снайперских винтовок, 270 ручных противотанковых гранатометов и 20 ПЗРК, а также боеприпасов к ним. А в марте 2018 года стало известно, что Россия изучает возможности «взаимовыгодного освоения природных ресурсов ЦАР». Россия получила права на разработку месторождения золота Ндассима в обмен на обеспечение безопасности в прилегающем районе. Именно этот объект собирались снимать Орхан Джемаль, Александр Расторгуев и Кирилл Радченко при помощи фиксера из Миссии ООН.

По официальным данным, на территории ЦАР находятся 175 российских инструкторов, из них только пять военнослужащие. Остальные – это гражданские лица, обучающие местные кадры пользоваться оружием. Российские специалисты уже подготовили шестьсот военнослужащих Центральноафриканских вооруженных сил и Президентской гвардии. Работу российских специалистов в ЦАР часто связывают с «поваром Путина» Евгением Пригожиным, который внесен в санкционные списки США за «вмешательство в американские выборы» и известен как владелец дорогих ресторанов, кейтеринговых компаний и прочих активов. В Африке Пригожину приписывают запуск проектов мониторинга социально-политической ситуации в нескольких странах силами специалистов из Санкт-Петербурга и с прицелом на избирательные кампании в течение ближайших лет.

Гражданин России Валерий Захаров действительно был назначен на должность советника президента ЦАР по вопросам национальной безопасности, после чего неоднократно встречался с лидерами вооруженных групп, чтобы обсудить вопросы разоружения, демобилизации и реинтеграции, а также «распределения доходов от эксплуатации природных ресурсов между местными и национальными органами власти». При этом ООН отмечает, что лидеры вооруженных групп «не считают эти дискуссии прямыми переговорами с правительством, а рассматривают их скорее как переговоры с иностранным партнером правительства».

В целом информация о решающем влиянии России на ситуацию в ЦАР и лично на президента страны, а также о нелегальной бизнес-активности российской стороны представляется как минимум преувеличенной. Самостоятельным силовым потенциалом представители РФ в ЦАР не обладают, координируют свои действия «на земле» с международными организациями, а для обеспечения собственной безопасности вынуждены договариваться с отдельными лидерами местных вооруженных группировок.

Основные разведанные минеральные ресурсы ЦАР – это золото и алмазы, известно перспективное месторождение урана. Крупнейший источник валютных поступлений – экспорт тропической древесины. Экспорт золота и алмазов идет в основном контрабандой. Общий масштаб существующих в стране бизнес-активов, способных генерировать экспортную выручку и представляющих хоть какой-то коммерческий интерес, крайне незначителен. Общий объем экспорта– $166 млн за 2016 год, из них $44,5 млн (27%) – круглый лес; $37,9 млн (23%) – ранее поставленные по гуманитарным программам грузовики и запчасти к ним; $17,3 млн (10%) – пиломатериалы.

Потенциальные выгоды от участия в добыче золота или алмазов в ЦАР, которую затрудняют не только соображения безопасности, но и чисто технические обстоятельства (необходимость инвестиций в оборудование, доразведку и прочее), несопоставимы с финансовыми потоками, которые проходят через миротворческие и гуманитарные организации, работающие в стране. Эти финансовые потоки, которые распределяются среди зависимого от вооруженных формирований населения и местных подрядчиков в конечном счете определяют благосостояние лидеров формирований. Урановый проект на месторождении Бакума, которое разрабатывали еще в 1960–1970-х годах, был заморожен французской компанией Areva в 2012 году после нападения на производственный лагерь. Хотя основной причиной было изменение конъюнктуры мирового рынка урана и экономическая нецелесообразность разработки.

Использование негосударственных акторов для решения отдельных задач в ходе вооруженных конфликтов – распространенная практика, и Россию вряд ли можно назвать пионером в этой сфере. В Африке российская сторона уже обладает соответствующим положительным опытом: в 2017 году частная российская компания выполнила заказ на разминирование производственного комплекса Ливийской цементной компании в Бенгази. Другая компания с российским участием известна контрактом с нигерийским правительством на подготовку подразделений специального назначения, которые сыграли решающую роль в борьбе с террористическими группами «Боко Харам».

Тем не менее целостной африканской повестки у России пока нет – это касается как всего континента в целом, так и отдельных стран вроде ЦАР. Политика состоит по большей части из реакции на запросы и обращения африканских партнеров и зависит от стечения обстоятельств, настойчивости и последовательности представителей африканской стороны и частных акторов. Россия в Африку пока не торопится, хотя и внимательно к ней присматривается.

Вовлеченность России в дела некоторых стран Африки предсказуемо становится предметом преувеличения со стороны политиков и спецслужб Франции, США и Великобритании. В основе такого преувеличения может быть не только искреннее заблуждение, но и корысть: Россия удобный оппонент, которому привычнее и проще противостоять, чем Китаю или исламистам, на такое противостояние легче получить финансирование.

Вместе с тем разграничение «китайской» и «европейской» Африки стабилизировалось в последние годы по линии ДР Конго – ЦАР – Южный Судан. Южная половина континента становится все более ориентированной на Китай, а страны к северу от этой линии в большей степени оказываются под влиянием Запада или группировок политического ислама различного толка. В отдаленной перспективе российское силовое присутствие в ЦАР может трансформироваться в политический проект в контексте, например, повестки БРИКС, но пока это простая бизнес-история не больше чем на несколько десятков миллионов долларов.

Полностью здесь

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter