Рус
Eng
ИПЕМ против Росстата: как работала промышленность в январе
Аналитика

ИПЕМ против Росстата: как работала промышленность в январе

13 февраля , 16:59Photo: https://www.pinterest.cl/
Институт проблем естественных монополий (ИПЕМ) опубликовал доклад о состоянии отечественной промышленности в январе 2020 года. Интересно, что полученные ИПЕМ результаты явно противоречат позитивной статистике от Росстата. Кому верить? Сравним эти данные и попробуем разобраться.

Росстат заявлял об ускорении роста промпроизводства в декабре прошлого года в 7 раз по сравнению с ноябрём, и что оно дало по итогам 2019 года рост промпроизводства на 2,4%. Это меньше, чем формально было в 2018 году (прибавка в 2,9%), но всё равно рост. ИПЕМ же по итогам января текущего года зафиксировал спад производства на 0,9% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, и спад спроса на 1,4%.

В России нельзя всю промышленность ровнять под одну гребёнку: обрабатывающая промышленность и добывающая промышленность – не одно и тоже. У добывающей промышленности с имеющимися запасами нефти и газа (хотя уголь, золото, руды и прочие полезные ископаемые тоже нельзя сбрасывать со счетов) глобальных проблем нет: нефть сейчас достаточно дорогая, её много (в прошлом году был поставлен очередной постсоветский рекорд: 561 млн тонн добытой нефти, включая газовый конденсат). И никто пока в здравом уме не будет полностью отрезать Россию от мировых рынков, поскольку это может вызвать панику и неконтролируемый рост цен на сырьё. В итоге добывающая промышленность показала в прошлом году рост на 3,1%.

С обрабатывающей промышленностью всё не так просто. Чтобы достичь успеха, необходимо производить качественные, современные, но при этом недорогие товары. Здесь начинаются большие проблемы. Вся цепочка обрабатывающей промышленности, начиная от производства отдельных компонентов для станков и заканчивая готовой продукцией, сильно зависит от спроса внутри страны. Как ни крути. А роста здесь нет и быть не может: согласно опросам Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики, лишь 10% россиян стали больше зарабатывать, а 28% теряют доходы.

Экспорт, к сожалению, не даёт желаемых результатов. Даже если объединить результаты экспорта таких отраслей, как производство машин и оборудования, текстиля, текстильных изделий и обуви, химической промышленности и каучука, продовольственных товаров, то они окажутся в 4,4 раза меньше экспорта топливоэнергетических товаров. Так, за весь прошлый год машин и оборудования отправили на экспорт лишь на 17 млрд долларов. В масштабах крупнейшей в мире страны – это мелочь. Для сравнения: мировые продажи одной только компании Canon, известной фотоаппаратами, принтерами и копировальной техникой, в 2018 году составили 36 млрд долларов.

Однако январь 2020 года, по данным ИПЕМ, смог ударить практически по всем отраслям: добывающие отрасли просели на 2,3%, среднетехнологичные (нефтехимия и металлургия) просели на 1,9%, высокотехнологичные (производство компьютеров, электроники, оптики, машины, оборудование) опустились на 0.1%, и только низкотехнологичные (производство пищевых продуктов, напитков, древесины и т.д.) показали прибавку на 2,4%. С высокими технологиями у нас вот как-то не задалось. Это также подтверждают и жалобы Ростеха на то, что 95% госзакупок высокотехнологичной продукции приходится на импорт, потому что иностранная продукция дешевле и отвечает всем требованиям.

Как и почему показали рост именно низкотехнологичные отрасли (производство продуктов питания в январе 2020-го выросло на 10,8% по сравнению с январём 2019-го, а производство одежды прибавило 11,4%) при том, что открытия новых крупных предприятий не зафиксировано, ИПЕМ не поясняет. Однако факт увеличения объёмов погрузки товаров налицо. Вероятно, дело в методике подсчёта. Для определения спроса ИПЕМ оценивает объёмы погрузки товара на железнодорожный транспорт, который осуществляет до 80% всех перевозок промышленных грузов. А для скоропортящихся продуктов зачастую выбирают более быстрый автомобильный транспорт. Как отмечал ИПЕМ в 2018 году, за последние годы резко сократилась доля перевозимой по железной дороге мороженой рыбы. Если в 2010 году по железной дороге перевозили 21% мороженой рыбы, то теперь только 12%. Автотранспорт оказался более удобным и выгодным, поэтому судить о всей пищевой промышленности по железнодорожным перевозкам продуктов питания затруднительно.

Спрос на чёрные металлы в январе 2020-го, как и по итогам всего 2019 года, вырос только на внутреннем рынке и показал прибавку в 2,3%. И эта прибавка была компенсирована спадом экспорта на 7,8%. В ИПЕМ отмечают, что причины спада не новы: это различные заградительные меры стран-импортёров и замедление роста экономик в ряде регионов.

В высокотехнологичных отраслях исследователи отмечают спад внутреннего спроса на машиностроительную продукцию на 21,5% на внутреннем рынке и рост поставок на экспорт на 34,8%, спад производства автомобилей на 6,9% и рост производства вагонов (на 9,5% грузовых и на в 2 раза пассажирских). При этом подробной информации о производстве, например, компьютеров нет. Оно и понятно: по данным Росстата, за весь прошлый год в России произвели компьютеров и периферии лишь на 38,3 млрд рублей. Причём, зачастую, это либо полностью китайская продукция с переклеенной биркой, либо собственная сборка из импортных комплектующих.

У нефтяников всё стабильно: объёмы добычи нефти сократились в январе 2020 г только на 0,8% по сравнению с январём 2019 г, что вполне соответствует обязательствам по сокращению добычи нефти в рамках международного соглашения ОПЕК+. А в газовой сфере все совсем не так гладко. Слишком тёплая зима, слишком большая конкуренция, слишком сильный коронавирус – всё это привело к тому, что спрос не оправдывает ожидания, а цены на топливо стремятся вниз. В прошлом году Турция, которая традиционно была потребителем №2 после Германии, сократила закупки российского газа на 40% (потребители газа часто предпочитали топливо из Азербайджана или СПГ из других стран), в Китае из-за замедления промпроизводства цены после распространения коронавируса на газ сократились в 2 раза - до 102 долларов за 1000 кубометров. А в январе 2020 года экспорт газа, как отмечает ИПЕМ, сократился на 24,2% по сравнению с январём 2019-го. При этом уже действуют и первая очередь «Силы Сибири», и «Турецкий поток». Увы, но сам факт прокладки труб не обеспечил автоматического увеличения объёмов поставок.

Уголь тоже сейчас далеко не самый популярный товар: цена за прошлый год сократилась на 34,7%, добыча в январе – на 7,1%, а экспорт – на 15,5%.

В общем, 2020 год будет непростым для отечественной промышленности. Коронавирус сильно подкосил промышленность Китая, из-за чего упал спрос на нефть и газ. Когда эпидемия закончится – пока никто не знает. Плюс США постоянно грозят новыми санкциями относительно газопровода «Северный поток 2». Они уже задержали строительство минимум на год, но готовы идти дальше. Металлургия также во многом зависит от мировых тенденций и отношения других стран к России. Разве что реализация нацпроектов, особенно по созданию магистральной инфраструктуры, может поддержать металлургические производства. Пока что они первые претенденты на получение прибыли от нацпроектов. А в высокотехнологичной сфере ожидать прорыва не стоит по целому ряду причин: для тех же автомобилей нужен платёжеспособный спрос внутри страны, но свободных денег у людей нет, а для производства конкурентоспособной микроэлектроники нужны современные технологии и заводы, которых, опять-таки, нет: в прошлом году обанкротился в Зеленограде завод «Ангстрем-Т», на который возлагались надежды по производству относительно современных чипов. Больше пока надеяться в сфере микроэлектроники не на кого.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter