Рус
Eng
Пандемия коронавируса: почему речь может идти о биологической войне
Аналитика

Пандемия коронавируса: почему речь может идти о биологической войне

13 января , 15:42
Коварные свойства ковида и его разрушительная мощь может быть описана только с помощью очень сложной и дорогой математики, созданной для решения самых передовых компьютерных технологий, а это один из признаков, выдающий в коронавирусе подозрительно высокую сложность, если не сказать продуманность, считает ученый.

Андрей Злобин, математик, кандидат технических наук

Факты говорят о том, что сложные взаимоотношения между США и Китаем вполне могли привести если не к прямым диверсиям, то к трагическим халатностям при обращении с опасными биологическими технологиями

В самом начале коронавирусной пандемии известный врач Леонид Рошаль назвал происходящее репетицией биологической войны. Прямых доказательств, что COVID-19 является биологическим оружием, сегодня нет. Нельзя утверждать некий умысел, инициировавший столь опасное заболевание. Однако обращают на себя внимание множество косвенных признаков, которые характеризуют текущую пандемию как некий эквивалент военных технологий.

Прежде всего, следует отметить избирательность коронавируса, губительную для заболевших старшего возраста. Многие пожилые люди уже страдают хроническими заболеваниями и кумулятивный эффект при COVID-19 для стариков зачастую фатален. Кто будет оспаривать, что мощь современного крупного государства определяется интеллектуальным уровнем населения, степенью развития науки и технологий? Кто оспорит, что пика научной квалификации большинство ученых достигают в зрелом и пожилом возрасте? Вот и выходит — коронавирус в первую очередь косит опытных интеллектуалов. Ущерб, который при этом наносится, чудовищен. Разве допустимо, чтобы в расцвете творческих сил от коронавируса ушел из жизни крупнейший специалист в области космических технологий, Генеральный конструктор РКК «Энергия» академик Евгений Микрин? Разве не встают волосы дыбом от того, что коронавирус унес жизнь предыдущего президента Российской Академии наук академика Владимира Фортова? А разве мало жизней выдающихся деятелей культуры и искусства забрал ковид? Наивно полагать, что столь тяжелые потери не приводят к резкому ослаблению интеллектуального потенциала государства.

Налицо не менее опасное свойство коронавируса — влиять на социальные и экономические процессы. Такие последствия как локдаун, вынужденная самоизоляция, транспортный коллапс, ограничение личностных коммуникаций тормозят развитие, приводят к огромным убыткам в сфере экономики. Встают производства, рушатся налаженные производственные связи, разоряются бизнесы, множатся увольнения, растет напряжение в обществе. Намного сложнее становится работать службам безопасности, поскольку все, включая криминал и террористов, получают право носить маски. Разве все это не похоже на последствия военных действий? Можно было бы сомневаться в таком выводе, но почему же мы видим во всем мире беспрецедентные меры по защите от коронавируса, вплоть до закрытия границ? Совершенно очевидно, что COVID-19 несет с собой угрозу чуть ли не военного уровня, а замелькавший в последнее время термин «антидот» вообще неприкрыто воскрешает в памяти терминологию гражданской обороны.

На тревожные мысли наводит прозвучавшее недавно мнение президента РАН академика Александра Сергеева о множестве «неизвестных числовых характеристик в ковиде». Заметим, президент Академии наук упомянул при этом проблемы моделирования коронавируса с использованием мощного суперкомпьютера. Получается, что коварство вируса может поспорить даже с вычислительной техникой. Той самой техникой, которая уже научилась обыгрывать чемпиона мира по шахматам. Действительно ли крошечный вирус ковида настолько «умный» и его нынешние математические модели принципиально не верны? Весьма вероятно, и это заставляет задуматься на тему биологического оружия.

В подавляющем большинстве случаев COVID-19 пытаются описать с помощью математических моделей типа SIR (Susceptible, Infected, Recovered). Здесь S — число людей, восприимчивых к заболеванию, I — число инфицированных, R— число выздоровевших. Это простейшая дифференциальная модель 20-х годов прошлого века, которая содержит небольшое число параметров. За прошедшее столетие модель SIR многократно модифицировалась, и появилось множество ее разновидностей с дополнительными уточнениями. Основная масса научных публикаций по моделированию пандемии коронавируса не выходит за рамки данного подхода. Такие простые математические модели не требуют применения рекордных суперкомпьютеров. Коварные свойства ковида и его разрушительную мощь должна описывать гораздо более сложная и дорогая математика, действительно требующая для решения самых передовых компьютерных технологий. Это еще одни признак, выдающий в коронавирусе подозрительно высокую сложность, если не сказать продуманность.

В сети интернет легко найти информацию о странах-лидерах, обладающих наибольшим количеством мощных суперкомпьютеров. Это, прежде всего, Китай и США, причем первый опережает США по данному показателю. Так совпало, что вспышка заболеваемости коронавирусом впервые была зафиксирована в китайском Ухане, где расположен Уханьский институт вирусологии. Китай первым и взял под контроль распространение инфекции у себя в стране. Информации не так много — сколько найдется переводчиков с китайского? Как говорят иногда ученые-экспериментаторы «одно совпадение — это случайность, два совпадения — непознанная закономерность, а три совпадения — это уже закон». Факты говорят о том, что сложные взаимоотношения между США и Китаем вполне могли привести если не к прямым диверсиям, то к трагическим халатностям при обращении с опаснейшими биологическими технологиями. Уникальными технологиями, которые требуют множества мощных суперкомпьютеров, дорогой математики, общего высокого уровня интеллекта и технологического развития.

Можно сколько угодно сомневаться в достижениях современной биологической науки, но нельзя забывать появление нового направления — биоинформатики. Это тропинка, которая ведет к принципиально новому уровню понимания процессов в живых организмах и открывает возможности по их программированию. В 2010 и 2014 годах автор сделал доклады на международных конференциях по биоорганической химии, биотехнологии и бионанотехнологии. Тезисы были опубликованы в спецвыпуске престижного журнала Acta Naturae, освещающем вопросы наук о живом и биотехнологий. В 2013 году была расширенная публикация в Архиве препринтов Лос-Аламосской национальной лаборатории США arХiv.org. Сегодня математически строго доказано, что атомы обладают особыми метрическими свойствами, которые можно использовать в кибернетических алгоритмах распознавания образов. Как специалист, окончивший факультет «Вычислительной математики и кибернетики» МГУ им.Ломоносова и МВТУ им.Баумана, автор понимает возможности систем искусственного интеллекта на уровне биологических нанотехнологий. Нужны только огромные мощности суперкомпьютерной техники. Представляется вполне обоснованным, что в США и Китае достигнут технологический уровень, который мог привести к «обучению» конкретного вируса на базе алгоритмов искусственного интеллекта, например нейронных сетей.

Хочется охладить пыл оптимистов, считающих, что всегда можно быстро «догнать и перегнать». Действительно, и советская атомная бомба и полет в космос Юрия Гагарина были реализованы достаточно быстро, и большей частью были рассчитаны на логарифмических линейках. Увы, взглянув на то, что называется геномом, становится понятно — с логарифмической линейкой там делать нечего. С технологиями вчерашнего дня переиграть соперников уже не удастся — конечный результат определяют только баснословные деньги. Множество очень дорогих мозгов, очень дорогих лабораторий, очень дорогих суперкомпьютеров, очень дорогих математических моделей. Уже анонсирован новый американский суперкомпьютер Frontier производительностью в 1,5 квинтиллиона (1 500 000 000 000 000 000) операций в секунду. Чтобы было понятно, такая вычислительная машина способна за одну секунду десять миллионов раз пересчитать все окружающие нас звезды. Можно представить, какие возможности открывает подобная вычислительная мощность перед биологией и вирусологией. В этом смысле не стоит недооценивать угрозу биологической войны и к словам Леонида Рошаля нужно отнестись со всей серьезностью.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter