Рус
Eng

Яков Кротов: «Юлия Латынина - это Иван Бездомный до встречи с Воландом...»

Аналитика
Яков Кротов: «Юлия Латынина - это Иван Бездомный до встречи с Воландом...»
Яков Кротов: «Юлия Латынина - это Иван Бездомный до встречи с Воландом...»
12 декабря 2018, 14:42
Православный священник прокомментировал книгу известного публициста об Иисусе Христе

Интересную рецензию на сразу две новых книги, посвященных Христу, опубликовал в ФБ священник Яков Кротов:

«Друзья, меня с разных сторон попросили посмотреть две книги об Иисусе: Юлии Латыниной и Владимира Голышева. Посмотрел, сообщаю: общее есть, книги жанра «баре подменили грамоту о свободе, но я сейчас всю правду расскажу». Обе написаны абсолютно антинаучно, «от ветра главы своея». Существует много добросовестной антихристианской и антирелигиозной литературы, но эти книги просто бульварщина.

Латынину справедливо хвалит Александр Невзоров, назначенный Газпромом главным атеистом России на место Евграфа Дулумана, Царство тому Небесное. Мол, Латынина разоблачила Иисуса - Тот был террористом, игиловцем (террористическая организация, запрещенная в России, - прим.ред.) и т.п.

В общем, Латынина - фоменковщина в чистом виде. Она взяла одну из многих гипотез о кумранской общине (само существование в Кумране общины - лишь гипотеза, сегодня учёные склоняются к мысли, что в Кумран просто свезли несколько не связанных друг с другом библиотек). Кумран недалеко от Масады, следовательно, в Кумране и Масаде были люди одной идеологии, террористической, следовательно, Масаду обороняли сторонники Нового Завета, которые были террористы. Иисус просто заимствовал и продолжил эту террористическую идеологию.

Учёные, конечно, таких предположений не выдвигают. Среди апостолов был Симон по прозванию Зилот, то есть, "Ревнитель" - но, во-первых, зилоты - не "сикарии", не "ножевщики" (сикарии и появились уже позже евангельских событий), во-вторых, прозвище ученика ничего не говорит об Учителе. А есть еще и в сотых, и в двухсотых. Традиционно христиан упрекали не в терроризме, а прямо в противоположном - в трусости, в том, что они не участвовали в восстании 66 года. Если бы христиане были теми, кем их считает Латынина, то им бы не удалось переписать всю историю - тот же Флавий сохранил бы правду. Но Флавий, упоминая Иисуса, никак не связывает ни Его, ни Его последователей с бунтами.

Иисус был террорист? Дай Бог всем быть такими террористами, вот и весь ответ. Лучше быть террористом подобно Иисусу, чем миротворицей подобно Латыниной.

Надо понимать, что если Иисус не был террористом, это - в глазах Латыниной ещё хуже. Вот на Радио Свобода её спрашивает Иван Толстой: «Разве позиция правозащитников, в целом, не есть позиция Иисуса Христа?». Латынина отвечает: «В таком случае, я не разделю позицию Иисуса Христа».

А ещё Латынина в газетном фельетоне попрекнула Церковь сожжением Коперника, а в одном из своих романов даже использовала в качестве эталона температуру «костра, на котором сожгли Коперника». Она же сообщила, что у осциллографов есть стрелки, а в электрических сетях давление иногда падает. Используя её же собственную идиому, «глаза дыбом встают».

Голышев разоблачает всё христианство в целом, а особенно апостола Павла. Но и мироносицам достаётся, и евангелистам. Мол, все они врали. Воскресения не было, быть не могло, да и не нужно:

«В первый же день недели Мария Магдалина приходит утром еще в темноте к гробнице и видит, что камень взят с гробницы», - пишет евангелист. Голышев комментирует:

«Именно такую легенду придумала для апостолов Мария. А что еще ей оставалось делать? Сейчас они прячутся на съемной квартире – напуганные и обескураженные. А что будет дальше? Нууу... они, наверное, пойдут искать место погребения Иисуса, забредут всей толпой среди бела дня в сад, увидят пустой гроб, начнут разыскивать Иосифа, чтобы потребовать объяснений… Понятно, что ничем хорошим это не закончиться. Понятно, что это - не вариант. А что если прийти к ним на квартиру и рассказать правду? Мол, мы с Иосифом решили, что Иисуса тут опасно оставлять, потому что его могут вынуть из гроба и ввергнуть в геену огненную (место, где сжигали мусор и бросали тела бродяг и преступников). В общем, тело мы забираем, а вы держитесь там! Здоровья! Хорошего настроения! Нетрудно представить реакцию импульсивных галилейцев на такое заявление. «Да кто ты такая?!! Это вы, спесивые иерусалимляне, нашего учителя погубили! Немедленно верните нам его тело!» Как-то так. Мария решила действовать по-другому. Для того, чтобы ее план удался ей нужен был союзник – самый глупый, тщеславный и доверчивый из апостолов. Нетрудно догадаться, кого она выбрала… "Бежит и приходит она к Симону Петру и к другому ученику, которого любил Иисус и говорит им: взяли Господа из гробницы и не знаем, где положили Его".

Голышев - это сильно разбавленный Иннокентий Павлов, но в отличие от Павлова, Голышев плохо образован и недостаток цитат восполняет стёбом. Духовность же одна, в духе Боконона: "Пожмём друг другу пятки и будем всех любить". Как человек с пяточной шпорой, я такие призывы решительно отвергаю.

Иисус Латыниной это помесь бен Ладена с Нечаевым, Иисус Голышева это помесь Пьеро с Буратино. Общее одно - это Иисус со свистком. Чтобы привлечь внимание. Не к Иисусу, к себе. Окей, привлекли моё внимание, впишу обоих в помянник - раздел о здравии, подраздел о душевном здравии.

Латынина и Голышев - это два разных фазовых состояния известного поэта И.Бездомного. Латынина - это И.Бездомный до встречи с Воландом: "Очертил Бездомный главное действующее лицо своей поэмы, то есть Иисуса, очень черными красками ... Иисус в его изображении получился ну совершенно как живой, хотя и не привлекающий к себе персонаж".

Голышев - это Бездомный после встречи с Воландом: "Он был бос, в разодранной беловатой толстовке, к коей на груди английской булавкой была приколота бумажная иконка со стершимся изображением неизвестного святого, и в полосатых белых кальсонах. В руке Иван Николаевич нес зажженную венчальную свечу".

Авторы различаются ещё тем, что Голышев, как и Невзоров, лет 20 назад был верным служителем казённого православия, а теперь пытается сочинить Иисуса-лайт, чтобы не мешал пиво пить и с бабами гулять. Не террорист, а просто свой в доску парень. Латынина в религиозности, кажется, замечена не была. Признаться, её позиция вызывает больше уважения. Если уж быть атеистом, так чтобы Ярославский лопнул от зависти. А пытаться перестругать крест на крестец - странное занятие.

Полемизировать с такой литературой и такими авторами, принимать их всерьёз - зачем? Если очень хочется защищать веру - вон, с Докинзом полемизируйте, а кто очень умный, с Александром Марковым. И уж вдвойне странно читать такое в надежде узнать что-то о Христе и вере. Мы что, все прочли Фому Кемпийского? всего Честертона? Лойолу? Меня, Блума, Шмемана? Бердяева? Чехова, в конце концов? Чехов - религиозный гений, он смотрит на мир глазами Бога. Вы знаете наизусть "Скучную историю"? Ах не знаете... Ну так зубрите!

Я понимаю людей, травмированных пребыванием в казённом православии - у них рвотная реакция на всё, связанное с "релиджн". (Кстати, интересно, что у бывших "меневцев" - то есть, у тех "меневцев", кто покинул Церковь, а то и религию вообще, такой травмы я не наблюдал.) К Невзорову это не относится - он нигде и никогда всерьёз не "пребывал". Но рвотная реакция рвотной реакцией, а придавать значение вздору вовсе не нужно...»

Полностью здесь

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter