Рус
Eng
Фашисты ушли, а полицаи остались: почему в России так популярна опричнина
Аналитика

Фашисты ушли, а полицаи остались: почему в России так популярна опричнина

12 октября , 12:29
После всех пертурбаций 20 века, психологию опричнины разделяют 9 из 10 жителей российской территории, и в том числе большая часть оппозиционно мыслящих сограждан.

Философ Дмитрий Лучихин продолжает изучать в своем блоге феномен российской жизни. На сей раз он обратился к весьма злободневному вопросу: почему в обществе так популярна чисто пропагандистская идея «служения Родине»:

«Я конечно уже писал, и даже не один раз. Но может быть стоит повторить в виде комикса.

Та Россия «для которой» и «ради которой», та что имяславится как Родина-матушка, та, в акте служении которой только и можно проявить «духовность, честь и достоинство» - легко может быть визуализирована в простом мысленном эксперименте.

Представьте себе деревушку или небольшой городок, попавший в 1941 году в оккупацию. Понятно что для контроля над населением, немцы привычным образом проводят набор в местные органы обеспечения правопорядка. Полицаев. В свою очередь, главной задачей этих подразделений, становится искоренение крамолы, партизанщины, и просто попыток игнорировать требования новой власти.

А потом, начинаем мысленный эксперимент, война закончилась, немцы ушли, а полицаи остались. И остались не как новые хозяева, новая власть освободившаяся из пут служения, а в той же роли следящих за соблюдением установленных порядков, и ликвидации крамолы в их отношении.

Вот это собственно и есть Россия в ее, так сказать, уникальной особости и альтернативности.

Другое дело, что, если еще перед революцией, процент верных опричников, пресекающих любые поползновения на отступление от правил и принципов, раз и навсегда установленных давно самоликвидировавшимся оккупантом, и гордящихся своей не рассуждающей верностью, был все таки относительно небольшой частью от целого населения — то после пертурбаций 20 века, психологию опричнины разделяют 9 из 10 жителей этой территории.

И даже большая часть оппозиционно мыслящих сограждан, оппонируют не идее служения и верности непонятно чему, а лишь презентуют для служения и верности, альтернативный образ оккупанта с «человеческим лицом».

Какая знакомая риторика, не правда ли?»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter