Рус
Eng
Шошана Зубофф: «Цифровая мечта превратилась в надзорный капитализм»
Аналитика

Шошана Зубофф: «Цифровая мечта превратилась в надзорный капитализм»

12 января , 12:43
За последние годы люди превратились в объекты технологически продвинутой операции по добыче сырья и возможностей перестать быть объектом этой операции у них все меньше.

В прошлом году международная правозащитная организация Amnesty International опубликовала отчет о деятельности корпораций Google и Facebook под названием «Гиганты слежки», в котором, в частности, утверждалось, что поскольку для миллиардов людей по всему миру именно эти, в основном бесплатные, сервисы давно являются проводниками в Интернет, пользователи все равно платят за них свою цену, предоставляя компаниям свои персональные данные.

Правозащитники утверждают, что обе компании угрожают правам человека, в том числе свободе выражения мнения и свободе мысли. Виной тому — бизнес-модель, основанная на массированном сборе данных о поведении пользователей, которые затем обрабатываются с помощью сложных алгоритмов и используются, в первую очередь, для получения дохода от рекламы.

Такая бизнес-модель позволила двум гигантам сконцентрировать огромную власть, включая финансовую мощь, политическое влияние и способность формировать цифровой опыт миллиардов людей. Это привело к беспрецедентной асимметрии знаний между компаниями и пользователями Интернета. Как утверждает исследовательница Шошана Зубофф (Shoshana Zuboff): «Они знают о нас всё; мы не знаем о них почти ничего».

Журналист Максим Трудолюбов включил книгу профессора Гарвардской школы бизнеса Зубофф о современном капитализме (который она называет «надзорным», surveillance capitalism) в число главных, вышедших в прошлом году.

В своей рецензии на это исследование он, в частности, экстраполирует выводы профессора на российскую действительность:

«Есть известная фраза: «Если товар для вас бесплатный, то вы не клиент, вы — товар». Зубофф говорит, что это давно не так. Люди — не товар, а источник природной ренты, объекты технологически продвинутой операции по добыче сырья — при том, что возможностей перестать быть объектом этой операции у людей все меньше. Разговор об интернете и социальных медиа — давно уже разговор не о технологиях, а об экономике, политике и благополучии человека.

Зубофф стремится показать, что цифровая мечта была наивной иллюзией и обернулась гигантским коммерческим проектом, который она предлагает называть надзорным капитализмом. Индустриальный капитализм ХХ века стремился преумножить эффективность средств производства. Надзорный капитализм XXI века стремится увеличить эффективность сбора данных о человеческом поведении и управления человеческим поведением.

Это уже не антиутопия, а вполне осуществимый проект, над которым работают лидеры информационного и коммуникационного бизнеса.

Зная обо всех лайках, круге общения, политических предпочтениях, купленных товарах, совершенных поездках, звонках, походах в гости и пробежках в парке, владелец данных может предсказывать дальнейшее поведение объекта наблюдения. Зубофф называет это фьючерсами на человеческое поведение, рынок которых уже сегодня хорошо развит.

Долгое время я думал, что угроза суверенитету индивидуальности и неприкосновенности частной сферы в демократических странах исходит от корпораций, а в авторитарных — от государства. Но если подумать, российский случай не стоит считать полной противоположностью картине, нарисованной Зубофф. Государства всюду могут получить данные, собираемые корпорациями — где-то сделать это труднее, где-то легче. Разница между странами — в степени доступности данных для третьих сторон.

В российской ситуации, как мы могли недавно убедиться, надзорный капитализм имеет форму нерегулируемого черного рынка данных, которые может купить любой желающий по бросовым ценам. Стремление поставить информацию под контроль государства превратило ее в товар, на котором всегда готовы заработать силовики и чиновники...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter