Рус
Eng
Апология праздности: всю современную цивилизацию придумали «бездельники»
Аналитика

Апология праздности: всю современную цивилизацию придумали «бездельники»

11 сентября , 12:27
Пока большинство пахало в полях, а меньшинство в праздности, пьянствовало, читало Аристотеля или играло в карты, порожденные этим меньшинством ученые с финансистами и предпринимателями внедряли в экономику все больше инноваций, делая жизнь все легче.

На днях «Новые Известия» опубликовали материал политического аналитика Дмитрия Некрасов «Структура мировой экономики: промышленность сильно уступает услугам», в которой автор разъяснил, как и почему за последние полтора столетия сместился «центр тяжести» в экономике.

Эта статья вызвала естественную реакцию читателей, недоумевающих: как же так, почему вдруг крестьяне и рабочие стали вдруг «бесполезны», тогда как на первый план выдвинулись «бездельники» - люди гуманитарных профессий, к примеру. финансисты или психологи. Автор счел нужным объяснить в своем блоге, какие именно факторы обеспечивают текущую производительность труда в мировой экономике:

«В европейском средневековье крестьянин середняк в своем хозяйстве выращивал за год примерно 30 центнеров зерновых (очень приблизительно). Точнее даже не один крестьянин, а вся его семья включая жену и детей в хозяйстве работала, но та же семья еще много чего производила (какие-то животные, примитивные товары, строительство/ремонт жилья, сама обеспечивала себя водой и теплом и т.д.)

Поэтому чтобы корректно сравнивать с современностью и было удобно считать, давайте примем, что одинокий крестьянин батрак на всем готовом работающий по найму в эффективном большом средневековом хозяйстве, и занимающийся только производством зерна, производил порядка 50 центнеров зерна в год.

Если взять современные передовые агрохолдинги среднеразвитых стран вроде России-Украины и зачесть в крестьян всех сотрудников данных холдингов, включая бухгалтеров, юристов и водителя директора, то по отдельным хозяйствам мы легко увидим производство до 2-4 тысяч центнеров на одного занятого. А если изголяться и взять самые передовые мировые хозяйства, а в них считать крестьянами только тех, кто физически на земле работает, то мы вообще придем к производству нескольких десятков тысяч центнеров в год на одного такого крестьянина.

Правда в современных хозяйствах, где информация о скорости вегетации и влажности почвы в режиме реального времени со спутника и разбросанных по земле датчиков поступает на смартфон агронома, специальная программа на котором сразу выдает рекомендации о том куда и чего нужно точечно вбросить, «крестьяне на земле» практически отсутствуют как класс. Их даже в тракторах и комбайнах нет, они самоуправляемые и ездят по четко выверенным программами траекториям, позволяющим достичь максимальной эффективности. «Простой крестьянский труд» в таких хозяйствах минимален, а влияние программистов и химиков на конечный результат больше чем собственно крестьян.

Однако я отвлекся. Давайте примем за точку отсчета, что крестьянин в современном сельском хозяйстве производит примерно в 100 раз больше пшеницы за год в сравнении со средневековым крестьянином. Что же ему позволяет производить столь много?

В голову сразу приходят трактора с удобрениями и спутники с программами, однако это лишь вершина айсберга. Для начала этот крестьянин должен как минимум уметь читать и писать. Иначе он не поймет инструкций к технике и рекомендаций выдаваемых программами. Для этого его должны были хоть как-то учить в школе учителя, каковых самих надо до того выучить и воспитать в определенной культурной среде.

Нужны инженеры, генетики, химики и программисты, которых самих неплохо бы выучить. А до того нужны ученые, которые придумали все те законы и формулы, которым учат инженеров с химиками, чтобы они могли конструировать трактора и испытывать гербициды.

А ученые невозможны без определенного уровня культуры и философских концепций. Ньютон с Эйнштейном, да и вся современная наука как способ познания мира, никак не могли бы появиться, если бы до них не было Аристотеля с Ф. Бэконом. Да и без Вергилия с Шекспиром они тоже вряд ли могли появиться.

А чтобы разные Платоны с Аристотелями начали свои разглагольствования об устройстве мира, а всякие Петрарки удивляли окружающих красотой слога нужен класс тех, кто в целом способен эти разглагольствования понять и оценить. Т.е. обеспеченных образованных бездельников.

Теперь пройдемся с начала цепочки к концу. Сначала кто-то хитростью или силой начал отнимать у крестьян излишки зерна. На эти излишки стал жить некий праздный класс, создавший от безделья спрос на философию культуру и образование. Философы и теологи долго несли разную пургу про смысл жизни и устройство мира, однако эта пурга постепенно породила с одной стороны естественнонаучный подход, с другой – более сложные формы государственного устройства, без которых объемы производства современных крестьян также были бы невозможны.

Вооруженные естественнонаучным подходом ученые начали что-то узнавать про мир и даже придумывать какие-то инновации. Одновременно стала развиваться финансовая система которая позволила данные инновации внедрять в реальную жизнь. (О значении финансовой системы для практического применения инноваций, и том что развитие финансовой системы это одна из главных причин промышленной революции (подробная статья здесь).

Необходимость в таком большом числе образованных людей (ученые, чиновники, финансисты) породила большой спрос на образование и услуги учителей. А еще запрос на иные культурные формы и способы организации социальной сферы. Чтобы уметь учить людей критическому мышлению желательно и самому воспитываться в сложной культурной среде. Также желательно быть избавленным от необходимости тяжелого физического труда, чтобы иметь время учиться музыке, читать романы и даже иногда Аристотеля. Ведь если для выживания необходимо целыми днями пахать в поле на Аристотеля, как правило, времени и сил не останется.

Пока большинство пахало в полях, а меньшинство в праздности, пьянствовало, читало Аристотеля или играло в карты, порожденные этим меньшинством ученые с финансистами и предпринимателями внедряли в экономику все больше инноваций, делая жизнь все легче. Позволяя тем кто пашет производить все больше зерна, что в свою очередь обеспечивало возможности существования большего числа бездельников или представителей странных профессий, которые в совокупности своего взаимодействия порождали все новые инновации.

Прогресс дошел аж до такого, что и простым людям стало не нужно стирать в реке и рубить дрова для обогрева жилья, а невымытую посуду, стало возможно ставить в посудомойку. И даже у этих простых людей появилось свободное время, (которое как ранее привилегированное меньшинство, кто-то потратил на карты с выпивкой, а кто-то на чтение Аристотеля).

Конечно никакие образованные праздные классы и цивилизация в целом не возникли бы если бы не опирались на армию простых тружеников «на земле». Однако всю эту цивилизацию, со множеством облегчающих жизнь инноваций придумали именно эти образованные праздные классы, чьим важнейшим свойством была сложность.

Вернемся теперь к сравнению средневекового крестьянина с производящим в 100 раз больше зерна современным. Если этого современного крестьянина магическим образом перенести в средневековье то он сам по себе, без сложной цивилизации за спиной, также станет производить 1% что он производит сегодня. Даже если перенести не простого крестьянина, а очень умного агронома, то и он вряд ли сумеет произвести больше 2% от того, что он производит сегодня с цивилизацией за спиной. (А если данный агроном вдруг захочет стимулировать прогресс средневекового общества, то наиболее целесообразно будет начать с философии и социальных институтов, а не удобрений и многополья).

Таким образом, вклад самого современного крестьянина в производимые им тысячи центнеров в год это всего 1%. Еще 1% это вклад рабочих, производящих трактора удобрения и ГСМ. Совокупный вклад всех кто что-то делает руками в процессе производства и распределения еды в совокупности это сильно меньше 10%. Без цивилизации за спиной все они вместе взятые бы произвели ровно столько зерна. В то время как 90% этого производства возможно исключительно благодаря наличию сложной цивилизации, изучающей законы физики, обладающей сложными социальными институтами и культурой, цивилизации в которой есть учителя финансисты и психологи.

Именно сложность этой цивилизации объясняет и текущий уровень производительности труда, и скорость научного прогресса, и то, как быстро благодаря финансовой и правовой системам абстрактные изобретения внедряются в жизнь в виде полезных вещей.

Если убрать все «ненужные» профессии, цивилизация не просто прекратит развитие, она довольно быстро вернется в первобытное состояние, ибо лишенные учителей крестьяне следующих поколений просто перестанут понимать инструкции к тракторам и удобрениям, а учителей не будет без определенного уровня культуры и социальных институтов, каковые невозможны без философии и далее по списку.

Для обеспечения всей этой созидающей сложности современной цивилизации критически необходимы не только финансисты, юристы и чиновники, чей вклад в современное производства зерна в разы больше вклада собственно крестьян. Критически необходимы даже лего-скульпторы, квантовые психологи и специалисты по маникюру декоративных Шиншилл.

Наверное, инвестбанкир или поэт могли бы продолжать вносить свой вклад в поддержание институциональной и культурной инфраструктуры цивилизации, и без личных психологов, гуру-эзотериков и умных любовниц. Однако они бы делали это менее эффективно. Сложность порождает сложность, а упрощение – упрощение.

Любовница инвестбанкира с большей вероятностью начнет читать Аристотеля после того, как психологи с аниматорами ей уже наскучили а любимая декоративная Шиншилла приняла оставшиеся от тантрального массажиста дизайнерские наркотики за дизайнерский корм для Шиншилл и умерла от передозировки, нежели в случае если эта любовница каждый день работает в поле. А чтение любовницей инвестбанкира Аристотеля, может в конечном итоге внести в производство зерна гораздо больший вклад, чем многолетний труд десятка крестьян. Ведь оно может стимулировать инвестбанкира придумать еще более изощренное финансовое решение, которое еще больше увеличит скорость внедрения инноваций в сельское хозяйство, а значит увеличит количество производимых центнеров в расчете на одного крестьянина.

Можно, конечно, сказать, что крестьянин это единица, к которой цивилизация дописывает нули. Без единицы нули, сколько бы их не было - все равно нули. Это так. Однако есть очень большая разница между средневековым крестьянином производившим 50 центнеров в год, крестьянином производящим 5000 центнеров в год и крестьянином производявщим 50 000 центнеров в год. И если первые нули к 50 центнерам дописывали философы с юристами, следующие финансисты с учителями, то последние дописывают лего-скульпторы и специалисты по маникюру Шиншилл. Они и есть та сложность системы, нарастание которой неотделимо от роста производительности труда и качества жизни...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter