Рус
Eng
Экономические успехи Украины оказались намного выше российских
Аналитика

Экономические успехи Украины оказались намного выше российских

11 сентября 2019, 10:58
Доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев опроверг российских пропагандистов, представляющих Украину как несостоявшееся государство с полностью обрушенной экономикой. Статистика говорит об обратном.

Владислав Иноземцев напомнил, что, пока в России Минэкономики понижает прогноз роста на ближайшие годы, а министр говорит о приближающейся рецессии, в то время как доходы населения падают шестой год подряд, украинский номинальный ВВП в долларах вырос с 2015 года с $90,6 до $131 млрд, увеличиваясь самыми быстрыми темпами в Восточной Европе. Если недавно можно было говорить об Украине как о самой бедной стране региона (средняя номинальная зарплата в начале 2016 г. составляла $180/мес.), то сейчас на постсоветском пространстве страна отстаёт только от России, Казахстана и Беларуси с номинальным показателем $435/мес. И он стабильно растет!

Вызовом для украинской экономики стал серьёзный разрыв экономических связей с Россией. Товарооборот упал с $39,6 млрд в 2013 г. до $15,0 млрд в 2018-м. Украина прекратила закупки газа у «Газпрома» с ноября 2015 г. и столкнулась с потерей значимой части своего промышленного потенциала (на временно оккупированных территориях в 2013 г. производилось около четверти промышленной продукции). А также с необходимостью отвлечения огромных ресурсов на противостояние агрессору (оборонный бюджет вырос с 14,8 млрд гривен в 2013 г. до 163 млрд в 2018-м). Несмотря на всё это, по результатам второго квартала, в Украине в этом году был зафиксирован самый высокий за последние три года прирост ВВП в 4,6% к тому же периоду прошлого года; при этом зарплаты выросли на 10%, инвестиции в основной капитал — на 17,8%, а объёмы выполненных работ в строительстве — на 21,2%.

Чем обусловлен такой существенный рост? С формальной точки зрения, которую озвучивают официальные лица в Киеве, основными драйверами ускорения стали увеличение продукции сельского хозяйства (на 6,3% во II квартале по сравнению с тем же периодом прошлого года) и прирост (на 10,3%) оборота розничной торговли в первом полугодии. Но и эти тренды имеют свои причины, в которых стоит попытаться разобраться.

Отчасти рост является следствием событий 2014−2017 г. г., когда реальные доходы украинцев падали (сократившись с 2013 по 2016 г. более чем на 30%), а гривна ослабевала. В последнее время, однако, тренд сменился: конкуренция на рынке труда растёт из-за дефицита кадров, вызванного масштабной трудовой миграцией в Европу, а курс доллара по отношению к национальной валюте снижается. В результате покупательская способность граждан увеличивается даже быстрее, чем гривневый ВВП, а уверенность потребителей растёт, что подталкивает спрос.

Этот восстановительный рост не будет вечным, но его нельзя недооценивать.

Более фундаментальными являются несколько других обстоятельств.

Прежде всего, следует признать, что сотрудничество с ЕС стало для Украины большим благом. За последние четыре года с участием европейского капитала в стране было открыто более 200 промышленных предприятий. Экспорт в ЕС вырос с 2015 г. более чем на 30%, достигнув $20,2 млрд. Даже либерализация визового режима, вызывая дополнительное давление на рынок труда в Украине, пока скорее работает на развитие её экономики (требуя технологической модернизации), а не против него. Сама модернизация становится более достижимой с учётом укрепления гривны, которая делает закупки оборудования за рубежом и продажу продукции на внутреннем рынке экономически оправданными.

Значительное позитивное влияние оказывает и то, что в Украине сохранилась пусть и олигархическая, но конкуренция, которая препятствует тому огосударствлению экономики, которое мы видим в России и которое во многом убивает инвестиционный климат. Украина зарекомендовала себя как страна, в которой большинство групп влияния представлены во власти, существует довольно эффективная судебная система, уважаются права инвесторов (особенно иностранных), а предпринимательство не является — в отличие от России — уголовно наказуемым деянием. Даже госкомпании сегодня в намного большей степени действуют как коммерческие организации, а не как агенты правительства. Всё это создаёт фундамент для сохранения позитивных макроэкономических трендов.

Стоит заметить, что хотя налоговая нагрузка остаётся высокой (сейчас она достигает почти 38% ВВП), распределена она неравномерно, и многие сектора малого и среднего бизнеса чувствуют себя очень уверенно. Государственное и полицейское рейдерство за годы президентства Петра Порошенко существенно ослабло. Приход к власти новой команды безусловно породил дополнительные надежды на дебюрократизацию (не будем забывать, что успешный второй квартал — это и есть период транзита, подпитывавшего ожидания). Сегодня у нового правительства имеется мощный рычаг для ускорения роста в виде снижения налогов, расширения прав предпринимателей и, конечно, проведения земельной реформы — всё это способно сохранить высокие темпы роста и в ближайшие годы.

Безусловно, Украина остаётся во многих отношениях очень проблемной страной: она всё ещё зависит от России в поставке ряда видов энергоносителей; военно-политическая ситуация может быть дестабилизирована Москвой достаточно легко; финансовая поддержка Запада и международных финансовых институтов остаётся крайне значимой. Однако направление развития украинской экономики в сторону либерализации, открытости внешнему миру и поощрения конкуренции не оставляет сомнений — и потому как и в 2004 г. можно сказать: «Украина — не Россия». Ни в политическом, ни в экономическом отношении.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter