Рус
Eng

И это все не о нем: как в китайском интернете запрещали упоминать Путина

Аналитика
И это все не о нем: как в китайском интернете запрещали упоминать Путина
11 августа 2017, 16:20
На два дня в Китае был введен временный запрет на комментарии в социальных сетях публикаций, в которых упоминается Путин.

Об этом интереснейшем, чисто китайском феномене, рассуждает в своей статье, опубликованной на сайте Московского Центра Карнеги, востоковед Игорь Денисов.

Прежде всего автор обращает внимание на очень интересную особенность контроля над интернетом в Китае – на его вариативность. Цензурные ограничения могут быть постоянными, но чаще всего они временны и вводятся в связи с какими-то важными событиями, как внутри Китая, так и за его рубежами. Могут быть и просто пожелания временно «не выпячивать» какие-либо проблемы во время обсуждения их в сети. Самые строгие ограничения вводятся на период проведения партийных съездов.

Один из ярчайших примеров временной цензуры случился совсем недавно, во время встречи глав ведущих стран мира в Гамбурге. Тогда цензурным ограничениям неожиданно подверглись попытки комментировать посты, в которых упоминался Путин. Таких пользователей блокировали: им отключалась возможность репоста этой публикации, а на экране появлялась надпись: «Этот пост запрещено комментировать».

Причем, запрет на комментарии касается не всех постов с упоминанием российского президента, а только тех, которые могут широко разойтись по сети. То есть главное - не содержание, а популярность публикатора. Его читателям и закрывалась возможность перепостов и комментариев. Эксперты уже начали было гадать, в чем тут дело, как сразу же после окончания саммита запрет был так же внезапно снят.

Автор отмечает, что с одной стороны, «Путин для китайской аудитории герой безусловно положительный, в соцсетях есть несколько пабликов китайских фанатов президента РФ, которые наперебой публикуют его высказывания, – особенно привлекает жесткая внешнеполитическая риторика, популярны и фотографии». Ему даже приписывают слова, которых он никогда не произносил, но которые идут в русле китайской политики. Так, в разгар территориальных споров Китая с Японией по поводу островов Дяоюйдао в сети появилась придуманная «путинская» цитата: «У России нет лишней земли, в территориальных спорах не может быть переговоров, а только война!»

Но с другой стороны, и критики Путина в китайском интернете хоть отбавляй. Да еще какой. К примеру, статья известного китайского политолога Дэн Юйвэня, опубликованная в Financial Times, в которой автор призывает к полному отказы от близких отношений с Москвой, преспокойно в свободном доступе висит в соцсетях, в блогах и на некоторых информационных порталах в самом Китае:

«...главную опасность для Китая Дэн Юйвэнь видит в нынешних конфликтных отношениях России с Западом. Противоречия России с США и Евросоюзом сильнее, чем противоречия Китая с этими мировыми игроками, и в такой ситуации китайско-российский союз может легко превратить Китай в пешку в российской конфронтации с Западом. Общие интересы Китая и России не идут ни в какое сравнение с общими интересами Китая и США, поэтому с точки зрения стратегических интересов Китая заключение квазисоюза с Россией имеет больше минусов, чем плюсов, полагает Дэн Юйвэнь...»

Так почему же в Гамбурге был введен такой странный запрет, направленный, судя по всему, отнюдь не против критики Путина, а против широкого распространения чего-то такого, что было с ним связано, а также с тем, что происходило на саммите.

Автор опросил китайских экспертов и выяснил, что и у них нет ясности по поводу действий цензуры во время саммита: «Один из авторитетных международников сказал мне, что не стоит даже задумываться над логикой действий китайской бюрократической машины: «Сегодня им показалось, что есть какая-то опасность нежелательного контента, связанного с Путиным, потом увидели, что ничего не происходит, и отказались от запрета на комментарии и репосты»».

Другие эксперты решили, что блокировка нежелательных комментариев свидетельствует о высоком уровне китайско-российского взаимодействия и особом характере партнерства двух стран, показывает желание Пекина не навредить двусторонним отношениям.

«Правда, они не могли объяснить, почему вспышка интереса цензуры к публикациям о Путине была столь кратковременной и точно совпала с саммитом», - сетует автор.

Всего каких-то два дня блокировались не нападки, а сама информация о Путине, вернее, ее широкое присутствие в сети.

Ответ пришел из главной партийной газеты «Жэньминь жибао». Анализ ее выпусков показал автору, что за все время саммита имя президента России упоминался в издании всего один раз!

И то: рядом с именем Председателя КНР Си Цзиньпина - в сообщении о встрече группы БРИКС на полях саммита.

А сама газета ни словом не упомянула о встрече в Гамбурге Путина и Трампа, о которой только и шумела вся мировая пресса!

Не было даже краткой информационной заметки...

«Похоже, именно на то, чтобы увести из центра внимания аудитории тему российско-американских переговоров, и были направлены нелогичные на первый взгляд действия китайских цензоров. Можно предположить, почему это делалось. В год партийного съезда при комментировании любых внутренних и международных событий в фокусе внимания должен быть Си Цзиньпин...»

И только он. Вот такие китайские церемонии, в которых невольно поучаствовал и президент России.

Полностью здесь

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter