Рус
Eng

Михаил Дмитриев: «Россию догнала волна контрэлитного популизма»

Аналитика
Михаил Дмитриев: «Россию догнала волна контрэлитного популизма»
Михаил Дмитриев: «Россию догнала волна контрэлитного популизма»
11 июня 2018, 21:11
Мотивация популистских правительств в основном сводится к безответственной раздаче социальных благ, а также к протекционизму и к переключению стрелок на мигрантов

Не так давно «Новые Известия» опубликовали крайне интересные результаты социологического исследования, которое провел социолог Сергей Белановсий. Судя по ним, граждан России все больше беспокоит внутренняя политика Кремля, которая кажется им не достаточно социально ориентированной. Известный учёный-экономист Михаил Дмитриев, изучив эти результаты, https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=455967458174252&id=100012830048721 сделал из них довольно шокирующие выводы:

«Россию, наконец-таки, догнала вона политического контрэлитного популизма, которая в последние несколько лет накрыла большую часть северного полушария – от Америки до Украины.

Перечисленные новости по сетям и по сдвигам в массовом сознании – хорошо укладываются в типичную картину нарастания контрэлитного популизма в массовом сознании. Основная причина – самый длительный кризис за весь период перехода к рыночной экономике, негативно сказавшийся на уровне жизни и постепенно усиливающий неудовлетворенность сложившейся ситуацией внутри страны. Усталость от политического статус-кво (неважно какого – демократического или авторитарного) и спрос на абстрактную справедливость (никак не артикулированную логическими аргументами)– типичные признаки этого феномена.

Подобные настроения отчетливо просматриваются почти во всех странах, попавших под сильное влияние популистской волны.

Смещение в сторону внутреннего локуса контроля в этом контексте служит признаком усиления контрэлитных настроений, возможного ослабления влияния власти на массовое сознание, - особенно с помощью центральных телеканалов,- и запроса на более конкурентную электоральную политику, где появится возможность выбирать внесистемных кандидатов, не поддерживаемых властью.

Готовность к переменам, в том числе к быстрым, непроверенным и рискованным, польза от которых может быть весьма сомнительна, указывает на стремление искать быстрый выход из создавшегося положения, даже если этот выход – мнимый и только усугубит ситуацию. Это тоже типичное проявление радикального популизма, например, как мы его наблюдаем сейчас в Италии. Если бы не история с Крымом, то этот процесс, скорее всего начал бы развиваться в России синхронно с другими странами Европы и Северной Америки, прежде всего под влиянием второго падения цен на нефть, начавшегося в 2015 г.

Но Крым - в некотором смысле искусственно - замедлил нарастание популизма. В частности, благодаря этому резко возросло доверие к центральным телеканалам которые, смогли сформировать и поддерживать благоприятное отношение к проводимой внутренней и внешней политике.

Связывать новую волну изменений в массовом сознании с надеждами на позитивные социально-экономические изменения – по меньшей мере опрометчиво. Если эта волна действительно наберет силу, то она начнет работать на политиков-популистов с улицы, готовых предлагать массам деструктивные, но легкие и простые решения. Рациональным и ответственным политикам конкурировать с такими политическими демагогами в режиме свободной электоральной борьбы будет нереально. В России многие черты такого поведения масс мы наблюдали в 1990-х. В случае эволюции массового сознания в этом направлении, мы скорее всего через некоторое время получим нечто похожее на то, что сейчас происходит в Италии (естественно с поправкой на российскую специфику, где приход к власти радикально популистской коалиции может привести к дефолту по гос. долгу и выходу из зоны евро без каких либо перспектив конструктивного решения системных проблем итальянской экономики.

Другой, возможно более конструктивный, но тоже не слишком вдохновляющий аналог – то, что происходит в Бразилии. Там идет массовая зачистка традиционной коррумпированной политической элиты, которая подпитывается широким недовольством избирателей. Но все это сопровождается быстрым нарастанием экономического популизма (так называемое «the curse of commons» – проклятие народного представительства), для сдерживания которого у политической системы не остается ресурсов. Происходит быстрая деградация общественных финансов, в результате которой Бразилия рискует скатиться к длительному периоду бюджетной и макроэкономической нестабильности, как это уже было в конце 1980-х – начале 1990-х.

На общероссийском уровне подъем радикального популизма тоже может привести к утрате недавних завоеваний экономической политики – макроэкономической и бюджетной устойчивости. Надеяться на то, что волна популизма поможет в проведении институциональных реформ, тоже бессмысленно.

Такое редко происходило в других странах. Как правило, у популистских правительств мотивация совсем другая – в основном она сводится к безответственной раздаче социальных благ (пример – понижение пенсионного возраста в Польше и введение минимального гарантированного дохода в Италии), а также к протекционизму и к переключению стрелок на мигрантов. Почти наверняка, у правительства, испытывающего сильное давление радикальных популистов готовности и возможностей к проведению необходимых институциональных преобразований будет намного меньше, чем у исполнительной власти в ее нынешнем виде.

Предлагаемые решения, типа делегирования широких полномочий на муниципальный уровень едва ли помогут в этой ситуации. Победа кандидата движения 5 звезд на выборах мэра в Риме не дала ничего, кроме нового витка коррупции и гор мусора, образовавшихся из-за небрежного управления городским хозяйством. В России поспешная передача полномочий на муниципальный уровень по всей стране на гребне популистской волны может обернуться гораздо более тяжелыми последствиями...»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter