Рус
Eng
Футуролог Сергей Переслегин: "Вслед за мировой пандемией придет смена цивилизации"
Аналитика

Футуролог Сергей Переслегин: "Вслед за мировой пандемией придет смена цивилизации"

11 января , 18:25Photo: stalingrad.tv
Футуролог Сергей Переслегин в интервью Фонтанка.ру рассказал о том, как COVID-19 похоронил одну цивилизацию и построил другую.

В выигрыше останутся айтишники, медики, финансисты и бюрократы, однако заплатить придется отказом от демократии и появлением миллиардов безработных. Но те, кто проектирует новый мир, этого совсем не боятся.

О том, почему для смены технологического уклада обязательно нужна катастрофа

…Начиная с 2008 года, а некоторые даже раньше, мы все начали говорить о кризисе глобализации. Понятно, что первый этап — это кризис 2008-го, далее 2014-го. Но коронавирус стал последним и решающим этапом этого процесса. Уже сложилось единое мнение, что кризис глобализации в обязательном порядке обернется сменой технологического уклада, что всегда приводит к большой войне. Но ряд прогностиков указывали, что большая война в данном случае не решит задачу: она будет либо очень большой, и тогда окажется не до нового технологического уклада, либо она будет недостаточной для решения соответствующей группы проблем.

…Технологический уклад — это способ производства, принятый в данном обществе в данное время. Например, 3-й уклад — это преимущественно сельскохозяйственный, 4-й — промышленный. Мир сейчас находится в конце пятого технологического уклада — в экономике потребления, экономике услуг и финансовых технологий. Сейчас идет переход к шестому укладу, в котором будет снова производящая экономика, где искусственный интеллект господствует в промышленности, распространены аддитивные технологии, очевидно сокращение торговли и, в итоге, господствуют замкнутые циклы в производствах. Переход уже идет несколько лет, где-то он прошел дальше, где-то топчется на месте или норовит упасть в 4-й, инженерный, уклад СССР.

Любая смена технологических укладов — это передел собственности, борьба нового капитала, который базируется на новых технологиях, и старого капитала, который совершенно не готов расставаться с прибылью. Переходу к четвёртому индустриальному укладу предшествовали две мировые войны, переходу к пятому — холодная война и распад СССР.

Переход всегда делается за чей-то счет, и шестой уклад не станет исключением. Торговая война между США и Китаем — часть этого перехода. Но в данном случае было решено провести операцию не за счёт какой-то отдельной страны. Я тут не знаю, как выразиться... выражение «мировой пролетариат» вас устраивает? То есть переход осуществляют за счет всех нас.

Огромное количество людей уже остались без работы и потеряли свои деньги. Экономические последствия коронакризиса варьируются от сотен миллиардов до триллионов долларов.

Я больше верю во вторую цифру, потому что для перехода между укладами нужны триллионные преобразования средств. Эти деньги, естественно, кто-то потеряет, а кто-то по дешёвке скупит активы разорившихся предпринимателей.

О целях и задачах коронакризиса

…Мое уважение к человечеству в значительной мере базируется на том, что и король Швеции, и президент Белоруссии всё-таки смогли противостоять колоссальному общему давлению. Мне очень жаль, что руководство России к ним не присоединилось.

Я переживаю чувство стыда за то, что 9 мая не был проведён Парад Победы. Люди, которые когда-то создали эту Победу, наверное, удивились, узнав, что при таком крайне незначительном риске мы могли это празднование отменить.

Кстати, это удар не только по тем, кто воевал, — их очень немного осталось, — это удар по культурному коду всей страны. Но ничуть не лучше проявили себя Франция, Германия и все остальные — в условиях сильного давления они предприняли то, что им было подсказано.

…Было изначально понятно, что идет очередная волна «гриппа» из Азии, что бывает примерно раз в 20 лет. Чтобы прогнозировать развитие эпидемии, надо знать коэффициент размножения, то есть сколько человек в среднем заражает заболевший, и вирулентность — какой процент заболевших умирает.

Совсем небольшие изменения двух этих величин дают очень сильное изменение прогноза.

Есть ощущение, что, когда началось распространение эпидемии, кто-то совершенно сознательно поменял некоторые константы в математической модели. И сразу несколько крупных центров в Лондоне, в Италии получили критически опасную модель распространения эпидемии. Откуда взялись эти модели, которые давали колоссальный рост заболеваемости и смертности, никто не знает.

Официально эти расчеты полностью дезавуированы. Но люди, которые получили цифры, объявили тревогу, после чего на правительства стало оказываться колоссальное давление.

Будь среди элит люди, обладающие какой-то цельной картиной мира, они довольно быстро бы поняли: о каком карантине мы можем говорить, если мы людей в рестораны не пускаем, а в магазины пускаем, если часть людей должны сидеть дома, потому что должны, в то время как другая часть людей должна работать.

Потому что, если сотрудники ЖКХ и еще пары-тройки критических сервисов на работу не выйдут, будет такая катастрофа, что никакая эпидемия здесь близко не покажется. В итоге получается, что большая часть людей всё равно работает, ходит по городу, выезжает за его пределы.

Всё это на реальное распространение вируса никакого воздействия не оказывает. Называть это карантином было по-настоящему смешно.

У нас была утечка оспы в советское время, КГБ за короткий срок поймал всех, кто контактировал с пациентом 0, всех быстренько отправили в закрытую изолированную больницу, но вспышку остановили прямо на корню.

Отсюда я делаю вывод, что, собственно, не борьба с вирусом была поставлена в качестве задачи. Победить эпидемию не получилось, но борьба со средним и мелким бизнесом идет прекрасно.

О том, хотят ли правительства быстрее совершить переход между укладами

… Запад, будучи богатым, может сейчас ввести, например, безусловный доход, но это не спасет малый бизнес, а всего лишь дает людям некоторую ренту, которую, кстати, в любой момент могут отменить.

Это как раздача хлеба плебсу в Древнем Риме.

Но есть только один способ по-настоящему помочь малому бизнесу — это дать ему работать, потому что он живет с оборота.

На Западе существует иллюзия помощи государства, у нас такой иллюзии нет. Наше государство более наглое и более честное.

…Если ковид — это вирус гриппообразного типа, разумеется, у него регулярно происходят мутации. Это приводит к тому, что накопленный иммунитет оказывается бесполезным, в том числе полученный за счет прививки.

Но если решили прививать всех, это означает, что нам нужны миллиарды доз, умножьте на стоимость вакцины, и вы поймете, какие деньги будут выкачаны из населения в пользу фармацевтических компаний.

Сейчас у нас появляется медико-фармакологический комплекс, который будет делать ровно то же самое, что всегда делал военно-промышленный: военные кричали «ужас-кошмар, вот-вот война, а мы недостаточно вооружились», а эти будут кричать «ужас-кошмар, вот-вот эпидемия, а у нас недостаточно средств на то, чтобы с ней бороться».

В результате чего начнётся очень сильный переток средств в медико-фармакологию.

На Западе уже заявили: «Мы не можем обязать людей делать прививки, но мы сможем сделать жизнь всех, кто не привьется, невыносимой».

Но если начинается давление на людей, вполне возможно, что в какой-то момент времени система может просто взорваться.

О главных бенефециарах коронакризиса

…Первым бенефициаром являются айтишники. Научные конференции ушли в онлайн, церковные службы ушли в онлайн, образование ушло в онлайн. А это означает использование определенного программного обеспечения, определенной техники. Шестой технологический уклад — это искусственный интеллект в производстве. А это значит, что вам нужно убрать людей, что делается в два этапа: перевести на удалёнку, а уже затем уволить.

На втором месте — медико-фармацевтический кластер. Он образует зону безопасности прекрасного нового мира. Если какие-то возмущения против спецслужб еще возможны, то как можно возмущаться против врачей? Еще в 1980-х годах в США было написано два фантастических рассказа о спортивном фашизме и о медицинском, в которых показано, как это реально может выглядеть.

В-третьих, идёт сильнейшие ограничение наличных денег — не потому, что они позволяют отмывать доход, а потому что они передают вирусы. Создание цифрового рубля, цифрового доллара и других криптовалют может спокойно обесценить существующие у людей на руках наличные активы. То есть третий бенефициар — это финансовые центры.

Четвертый бенефициар — государство и элиты. В новых условиях государство имеет возможность резко сократить социальные расходы, включая пенсионные, и гарантировать себе несменяемость в управлении и управляемость массами через IT. Я не случайно начал наш разговор с того, что демократические формы управления оказались мгновенно принесены в жертву инфодемии. У нас будет режим, который чаще всего называют солидаризмом — чтобы не называть его фашизмом. Но это режим Муссолини в Италии, это режим Перрона в Аргентине, это режим Пиночета в Чили. Это довольно разные режимы, но общее между ними — это отсутствие реальной демократии и довольно жесткая несменяемость власти.

О том, используют ли страны коронавирус как предлог не открывать границы и опустить железный занавес 2.0

Почти всем странам, за исключением небольшого количества, выгодно это сделать.

Если страна замкнута, элита управляет ею целиком, в том числе контролирует активы и капитал. Если страна не замкнута, могут утекать капиталы, мозги и конкретные люди.

На самом деле закрытый мир начался не с коронавируса, а c ареста Джулиана Ассанжа, который показал, что вы не можете никуда уйти, вас всё равно найдут и, несмотря на то, что это абсолютно незаконно, добьются выдачи.

О переходе в виртуальную реальность

…Это тоже отвечает шестому технологическому укладу, значительную часть которого составляет вирт — виртуальный мир, где можно будет и создавать рабочие места, и вести коммуникацию, и делать образовательные курсы.

Конечно, современная техника для вирта еще недостаточна, но она уже довольно скоро будет достаточной.

В этом плане коронавирус оказался катализатором процессов: мы их растягивали где-то на 20 лет, а так они практически уложатся в два года.

…И киберпанк, и биопанк уже очень много где описаны.

Судя по тому, что делают сейчас со средним и мелким бизнесом, тех, кто проектирует наш мир, миллиарды безработных совершенно не пугают.

Это, конечно, «Матрица». Или «Игрек минус» Герберта Франки.

О цифровых ошейниках

Цифровые ошейники уже есть — это наши мобильные телефоны, по ним можно отслеживать местоположение. Какая разница, будут вас отслеживать по мобильнику, чипу или просто по ДНК, — это вопрос технического решения. А то, что ковид нам уже чётко продемонстрировал, что любого из нас могут контролировать как по месту нахождения, так и по произнесенным словам, — это уже случилось, это не завтрашний день, это вчерашний.

О том, почему люди так легко согласились расстаться с привычным образом жизни

Если правительство оказывает на людей сильнейшее давление, если на них оказывают давление социальные сети, значит, им еще не настолько плохо, чтобы они могли пойти на восстание. Но хочу напомнить, что до коронавируса было почти 30 лет болонской системы образования, которая приготовила в мире миллионы молодых людей, имеющих высшее образование и вообще не имеющих картины мира.

Опыт эпидемии продемонстрировал, что они абсолютно не критично воспринимают любую официальную информацию. То есть они, например, не могут поделить 1,7 млн на 7 млрд и понять, что шансов умереть от ковида примерно столько, сколько от кирпича, упавшего на голову.

Я беспокоюсь уже не о том, что происходит. В известной мере всё кончено. Россия, как обычно, пытается найти во всём этом смутном времени возможность чуть-чуть извернуться и несколько улучшить свою ситуацию — может, даже и найдёт.

Но для цивилизации, которая справедливо претендовала на историческое величие, всё закончилось.

Это не конец всего — цивилизации приходят и уходят; когда распадался Рим, тоже казалось, что это конец света, но на его месте появилась гораздо более яркая цивилизация.

И на месте нашей появится следующая. Так что мы уже играем не перед зрителями, которые нас окружают, а перед теми, кто на нас будет смотреть с высоты, скажем, следующего тысячелетия, как мы смотрим сейчас на «юстинианову чуму» или на события XIV века.

Они будут нас судить с совершенно других позиций, и мне достаточно неприятно думать, как они охарактеризуют наше поведение — не только элит, но и обычных людей. Вот такой хороший вопрос: как это будет описано в Учебнике Земной истории, по которому в XXIX веке кто-то будет сдавать зачет во Внегалактическом Университете?»

Полную версию интервью можно прочитать здесь.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter