Рус
Eng
Гасан Гусейнов: «Когда у общества нет выбора, его язык становится агрессивным!»
Аналитика

Гасан Гусейнов: «Когда у общества нет выбора, его язык становится агрессивным!»

10 ноября 2019, 15:02
Профессор филологии Гасан Гуссейнов не чувствует вины за свои высказывания по поводу «клоачности» русского языка

Скандально известный профессор филологии Гасан Гуссейнов снова высказался о русском языке. И сказал очень правильные вещи. На сей раз в интервью «Радио Свобода»:

«У нас в стране, в сущности, один политический оратор, а все остальные – просто пустые места, и абсолютно не важно, что они говорят! Поэтому ни у кого нет публичной политической речи, и это приводит к тому, что напряжение, которое существует у разных общественных групп, прорывается в виде бешеной агрессивности.

Люди, которые напали на меня за высказывание о том, что в российских СМИ такой-такой язык, даже представляя официальную точку зрения, тут же срываются на крик. Они не говорят спокойно, с сознанием своей правоты и силы, потому что эту силу они не могут измерить ничем, кроме крика. И это огромная драма, и поэтому так быстро оскудел публичный дискурс – за 20 лет. Правда, эти 20 лет – такой же небольшой период, как время, прошедшее между 1917-м и 1937 годом, например. За это время произошла деградация политического языка. Те дискуссии, которые велись в печати в 1917-1918 годах и даже в начале 20-х годов, испарились к середине 30-х.

То же самое и у нас. Да, выступает какой-нибудь Навальный или Явлинский, но это совершенно тонет в бетономешалке официальной речи, которая, конечно, в этом смысле не является политической. Политическая речь предполагает дискуссию, а здесь дискуссии нет: вам просто сообщают, какие приняты решения. Сам этот акт подмены политической речи принятыми решениями – акт агрессии. И когда язык используется исключительно с этой целью, он используется как инструмент агрессии. А поскольку язык является одним пространством, то этот язык агрессии начинает действовать просто на всех уровнях – в семье, в магазине, в транспорте.

Когда вы слышите высказывание, которое вам не нравится, вы начинаете на него огрызаться, объявляете этого человека ничтожеством, насекомым, чуркой и так далее, и не потому, что вы лично плохой человек, просто вы надышались этим клоачным газом (иногда его называют свалочным). И когда общество на протяжении 20 лет не имеет другого публичного речевого представительства, когда у него нет выбора, в этой ситуации язык превращается в средство агрессии. Это универсальное средство агрессии, к которому может прибегнуть даже человек, не имеющий ничего за душой...»

***

В то же время правозащитная организация «Свободное Слово», объединяющая российских писателей, переводчиков, публицистов и журналистов выступила с заявлением в защиту Гасана Гуссейнова от его же коллег по цеху – Комиссии Ученого совета по академической этике Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», которая порекомендовала профессору «принести публичные извинения за сознательное распространение непродуманных и безответственных высказываний, повлекших за собой ущерб для деловой репутации университета, а также дезавуировать данные высказывания». В этом заявлении говорится:

«Мы не сделали этого заявления сразу, наивно полагая, что начавшееся 29 октября в социальных сетях и провластных СМИ шельмование известного филолога, профессора Высшей школы экономики Гасана Гусейнова за его высказывание о плачевном состоянии современного русского языка и прежде всего языка тех самых СМИ и тех самых блогеров, не выйдет за пределы описываемого профессором «клоачного» дискурса. К сожалению, мы ошиблись: седьмого ноября Комиссия Ученого совета по академической этике Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» порекомендовала профессору Гасану Гусейнову «принести публичные извинения за сознательное распространение непродуманных и безответственных высказываний, повлекших за собой ущерб для деловой репутации университета, а также дезавуировать данные высказывания».

Нам казалось, что советская традиция вынуждать к покаянию перед партией и народом самых ярких, талантливых, независимых, — осталась в далеком прошлом. И тут мы ошиблись вновь. Происходившее в конце двадцатых - начале тридцатых годов прошедшего века мы помним отлично, хотя и по книгам: «Пильняк бичевал себя за признанную криминальной повесть («Красное дерево»), основатель и теоретик формализма Шкловский отрекался навсегда от формалистической ереси; конструктивисты каялись в том, что они впали в конструктивизм и объявляли свою организацию распущенной; старый антропософ Андрей Белый печатно клялся в том, что он в сущности антропософический марксист» (Евгений Замятин «Москва – Петербург»). Примеры «покаяний» писателей, ученых, крестьян, рабочих, инженеров, священнослужителей мы знаем также из опубликованных в последние тридцать лет протоколов допросов жертв Большого террора.

Какими станут 20-е годы нынешнего века, зависит от нас, в том числе и от нашей готовности отстаивать право ученого на свободное высказывание. И если флагманы отечественного образования и науки – главные вузы страны – будут отказывать в предоставлении этого права своим преподавателям, равно как и студентам, — наш завтрашний день перестанет отличаться от позавчерашнего.

Нас беспокоят репутационные потери, которые несет сегодня «Высшая школа экономики» из-за решения комиссии Ученого совета по академической этике. Но еще большее беспокойство вызывает то обстоятельство, что подобные призывы, — покаяться, дезавуировать, а там, глядишь, и отмежеваться — станут повсеместными в наших современных политических реалиях. Быть свободными людьми в несвободной стране непросто. Но иного выхода у нас с вами нет.

Члены Ассоциации «Свободное слово»

Надежда Ажгихина, журналист

Дмитрий Бавильский, писатель

Нуне Барсегян, писатель

Татьяна Бонч-Осмоловская, писатель

Марина Бородицкая, поэт, переводчик

Ольга Варшавер, переводчик

Алина Витухновская, писатель

Марина Вишневецкая, писатель

Сергей Гандлевский, писатель

Мария Галина, писатель

Алиса Ганиева, писатель

Кристина Горелик, журналист

Варвара Горностаева, издатель

Наталья Громова, писатель

Юлий Гуголев, поэт

Виталий Диксон, писатель

Денис Драгунский, писатель

Ольга Дробот, переводчик

Евгений Ермолин, эссеист, историк культуры

Георгий Ефремов, поэт переводчик

Наталья Иванова, писатель

Нина Катерли, писатель

Дмитрий Карельский, переводчик

Ирина Кравцова, редактор

Геннадий Красухин, литературовед

Григорий Кружков, поэт, переводчик

Сергей Кузнецов, писатель

Ксения Ларина, журналист

Ирина Левинская, библеист, эпиграфист

Мария Людковская, переводчик

Наталья Мавлевич, переводчик

Леонид Никитинский, журналист

Валерий Николаев, переводчик, писатель

Андрей Плахов, киновед, кинокритик

Николай Подосокорский, публицист, культуролог

Алёша Прокопьев, поэт, переводчик

Зоя Светова, журналист

Вячеслав Середа, переводчик

Алексей Слаповский, писатель

Борис Соколов, историк, журналист

Наталия Соколовская, писатель

Владимир Сотников, писатель

Татьяна Сотникова (Анна Берсенева) , писатель

Ирина Стаф, переводчик

Любовь Сумм, переводчик

Лев Тимофеев, писатель

Мария Фаликман, поэт, переводчик

Алла Шевелкина, журналист

Виктор Шендерович, писатель

Аркадий Штыпель, поэт

К ЗАЯВЛЕНИЮ ПРИСОЕДИНИЛИСЬ:

Екатерина Барабаш, кинокритик, журналист

Игорь Зотов, журналист

Алексей Моторов, писатель

Татьяна Тульчинская, переводчик

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter