Рус
Eng
Рождая свет – сгущаешь тьму: 35 лет назад Горбачев возглавил СССР
Аналитика

Рождая свет – сгущаешь тьму: 35 лет назад Горбачев возглавил СССР

10 марта , 14:47
10 марта 1985 года, в 22 часа 10 минут состоялось тайное заседание Политбюро ЦК КПСС, на котором Генеральным секретарем партии был избран Михаил Горбачев

Официальное заседание Политбюро и Пленум ЦК состоялись 11 марта. Генеральным секретарем ЦК КПСС был избран М.С. Горбачев. В СССР начались невиданные политические реформы, вошедшие в историю как Перестройка и Гласность.

Сергей Баймухаметов

В те дни все качалось на весах

Упади случайная пушинка на ту или иную чашу – и… история пошла бы другим путем?!

С одной стороны, все, от работяг до некоторых членов Политбюро, осознавали: необходимы перемены. Но что и как делать? Кто будет делать? Михаил Горбачев, придя к власти 11 марта 1985 года, через месяц во всеуслышанье заявил, что в стране «застой», нужна перестройка.

По данным соцопросов, сейчас хорошо знают о тех событиях 47% россиян. Преимущественно люди старшего возраста. Знают или слышали, без подробностей - 48%. Ничего не знают - 5% россиян.

70% опрошенных считает, что из-за перестройки возникли хаос и неразбериха в управлении, углубился экономический кризис. Только 12% заявили, что расширились политические права и свободы, повысилась политическая активность людей, началось экономическое обновление.

Кто не знает –тому простительно, а тем, кто забыл, напомню: тогда народ, кроме партийной номенклатуры, поддерживал Горбачева, все твердили: «Дальше так жить нельзя!» А теперь обвиняем его. Он, конечно, виноват. Но вдругом - в том, что не удержал власть. Нельзя было окружать себя дураками, лизоблюдами, предателями. Реформатор, не удержавший власть, виноват перед теми, кто поверил ему и пошел за ним.

Потом Горбачев объяснял, что он боролся с системой насилия, за то, чтобы насилия не было. Да, толькоя, современник, горько думаю: а саперные лопатки в Алма-Ате в декабре 1986 года?Саперные лопатки и газ «Черемуха» в Тбилиси в апреле 1989-го?Танки в Вильнюсе в январе 1991-го? Если он не отдал под трибунал карателей – значит, кровь и на его руках. Но…в истории обозначается, остается лишь основное направление. Людские трагедии становятся частностями.

Горбачев же стал человеком, который изменил ход мировой истории, дал свободу народам и странам. И это правда.

Как Горбачев захватил власть

Чтобы начать реформы, надо иметь власть. Как ему удалось стать генсеком? Сам Горбачев уверяет, что его избрание на Политбюро ЦК КПСС было в порядке вещей. Без интриг, во всяком случае – с его стороны. Но это не так.

Генеральный секретарь ЦК КПСС К.У. Черненко умер 10 марта 1985 года в 19 часов 20 минут. Горбачев как второй секретарь ЦК назначил заседание Политбюро на 11 марта. Оно состоялось в 14-15 часов. Все там высказались за Горбачева, и с полным единодушием «вышли» на пленум. Такова официальная версия.

На самом деле экстренное заседание Политбюро состоялось поздним вечером 10 марта! Через 2 часа 50 минут после смерти Черненко.Ему предшествовали закулисные переговоры Горбачева с авторитетнейшим на то время членом Политбюро, министром иностранных дел Андреем Громыко. Он сказал, что выдвинет Горбачева на пост генсека – с условием, что получит должность Председателя Президиума Верховного Совета.

Расклад сил в Политбюро (10 членов) был не в пользу Горбачева. Безусловных противниковего кандидатуры – пять. Брежневско-черненковская гвардия: Николай Тихонов – председатель Совета Министров СССР, Григорий Романов - секретарь ЦК КПСС, Виктор Гришин – первый секретарь Московского горкома, Владимир Щербицкий – первый секретарь ЦК КП Украины.

И - Динмухаме дКунаев, первый секретарь ЦК КП Казахстана.

За ними – две крупнейшие республики Союза, крупнейшие парторганизации (Московская и Ленинградская, Романов был первым секретарем Ленинградского обкома с 1970 по 1983 год) и вся исполнительная власть Совета Министров СССР. Никто не устоит против такой силищи.«Ближайшее окружение Черненко уже готовило речи и политическую программу для Гришина». (А.Н. Яковлев, член Политбюро в 1987-1990 годах.)

О том, кто встанет во главе партии и государства, фактически объявили стране еще при жизни Черненко, в его последние дни.Член Политбюро, первый секретарь Московского горкома партии Виктор Гришин 22, 24 и 28 февраля 1985 года от имени Черненко провел встречу с избирателями, зачитал его обращение, затем организовал вручение ему удостоверения депутата. Выставили смертельно больного старика перед телекамерами, и тот что-то с трудом говорил.(Впоследствии Горбачев назвал эту действительно беспрецедентную акцию «фарсом, апофеозом цинизма и безнравственности». Как будто борьба за власть бывает нравственной. Как будто сам не перешагивал через нормы.) Все это показали по телевидению, в газетах появились фотографии - Черненко и Гришин. Так был подан знак партии и стране.

На стороне Горбачева – двое: он сам и Громыко.Новые члены Политбюро – Гейдар Алиев, Виталий Воротников, Михаил Соломенцев – склонялись к Горбачеву. Их привел к высшей власти бывший генсек Андропов, выдвинувший Горбачева во вторые секретари ЦК, однако, они вполне могли присоединиться к тем, кто сильнее.

Шансов у Горбачева практически не было. Только некоторые распорядительные возможности второго секретаря ЦК, а главное – времяи ситуация.На момент экстренного заседания Политбюро 10 марта в 22 часа 10 минут из противников Горбачева в Москве находились только двое – Тихонов и Гришин. Кунаев – в Алма-Ате, Щербицкий - в Америке, Романов – на даче в Прибалтике.

Так что все решилось в эти 2 часа 50 минут после смерти Черненко. И были, разумеется, предприняты дополнительные оргмеры.

На следующий день, 11 марта, состоялось официальное заседание Политбюро (Кунаев и Романов уже прибыли, а Щербицкий так и не долетел из Америки).

И тут случилось неожиданное! «Самое интересное выступление было у Кунаева, - вспоминал Горбачев двадцать лет спустя. - Кунаев сказал, что не будет скрывать, что мы уже обсудили этот вопрос со всеми секретарями, поговорили с членами ЦК. Он сказал, что их мнение таково, что, если будут предлагать не Горбачева, то мы будем выступать решительно против».

Было выступление Кунаева «организовано» группой Горбачева-Громыко, или же лидеры союзных республик сами приняли такое решение – уже не имеет значения. Главное в том, что Кунаев фактически пригрозил Политбюро – от имени всех руководителей ЦК союзных республик, кандидатов члены Политбюро. Поставил ультиматум. С которым невозможно было не считаться. То есть Кунаев фактически и привел Горбачева к власти?!(Поразительно, как Горбачев его «отблагодарил». Через полтора года отправил Кунаева в отставку. Романова – сразу, 1 июля 1985-го, Гришина - в феврале 1986-го. Дольше всех продержался Щербицкий – до 1989 года.)

Сразу же после заседания Политбюро начался пленум ЦК, на котором Громыко от имени Политбюро выдвинул кандидатуру Горбачева на пост Генерального секретаря ЦК КПСС.

Это была молниеносная операция. После смерти Брежнева пленум состоялся на третий день. После смерти Андропова - на четвертый.

А после смерти Черненко – через 20 часов.

Промедли тогда Горбачев(допустим, из соображений приличия), мощная брежневская партия собралась бы и наверняка победила, поставила во главе страны Гришина. Горбачева отправили бы послом в Африку.

10-11 марта 1985 года судьба страны качалась на весах случая.

Как и почему Горбачев потерял власть

Во-первых, он был идеалистом. Во-вторых, из-за рокового стечения обстоятельств.

Вы скажете: «Там идеалистов быть не могло. Тем более, мы теперь знаем, как Горбачев за несколько часов, которые были в его распоряжении, захватил власть, имея меньшинство в Политбюро. Гроссмейстер дворцовой интриги – идеалист?»

Да, но…Он ведь не уничтожал коммунистическую систему сознательно, а пытался реформировать. Только она была нереформируема принципиально. Режим мог жить лишь в сталинско-брежневском виде. Как только попытались придать ему человеческий облик и смысл - рухнул.

Объяснения Горбачева мы знаем: застой, кризис, надо было их преодолевать... Однако,возможно, часть ответа кроется и в области личной. Горбачев – из поколения шестидесятников. Для них разоблачение преступлений сталинизма стало потрясением на всю жизнь. Оба деда Горбачева были репрессированы, раскулачены. Дед его жены, Раисы Максимовны, расстрелян в 1937 году.

В МГУ Горбачев отличался свободомыслием, задавал лекторам неудобные вопросы, дружил со Зденеком Млынаржем, известным потом чешским диссидентом, одним из руководителей «Пражской весны» - движения, которое пыталось построить «социализм с человеческим лицом». Шестидесятники начинали как активные сторонники «восстановления ленинских норм». Очень многие из них в итоге разочаровались в самой идее социализма, стали антикоммунистами. Но не Горбачев. Он остался верен социализму.

Получив всю полноту власти, человек инстинктивно стремится удержать ее, сохранять статус-кво, не «раскачивать лодку» коренными реформами. «Перестройка» - да. В варианте: власть «перестраивает», а народ «поддерживает», исполняет и терпит. Но «гласность» по тем временам–сотрясение системы. Прежде все вершилось втайне.В тоталитарных режимахв том числе и на тайне, закрытости принятия решений держится авторитет власти и создается в массах ощущение даже магии власти.А уж вбрасывать в тоталитарное поле слово «демократия» - безумие. К «безумию» Горбачев пришел не сразу: спустя год и десять месяцев после того, как стал генсеком – на январском пленуме ЦК 1987 года.

Он ведь мог вообще не заикаться о «гласности», тем более о «демократии» - уж на его-то век власти бы хватило. Глядишь, мы бы и сегодня изучали «духоподъемные материалы ХXXIV съезда КПСС». Горбачев же сам разрушил свой трон и всю систему. Мало «демократии» - отменил вечное идеологическое пугало «кругом одни враги», заговорил об «общечеловеческих ценностях».

Так мог поступить только идеалист.И потому он потерял власть.

Рождая свет – сгущаешь тьму.

Горбачев ввел действительную выборность руководящих органов в КПСС.А партия была полувоенной организацией, Сталин называл ее орденом меченосцев. Основа основ – «демократический централизм». Руководителей«рекомендовали» сверху– ичлены республиканских ЦК, обкомов-горкомов послушно их «избирали». Горбачев этот порядокупразднил.Рядовые коммунисты решение приветствовали. Но, как правило, на партвыборах побеждали не они, многочисленные, однако неопытные в аппаратной борьбе, разобщенные - побеждала сплоченная номенклатура. И она уже не боялась вышестоящих комитетов: «Не смейте нами командовать, у нас перестройка, гласность и эта... как ее... демократизация!»

Вот такие получились пироги.

Партия могла быть реформирована и улучшена только путем назначения новых, прогрессивных людей (они были!) на командные должности –назначения сверху. При жесткомсохранении железной дисциплины и страха перед вышестоящими органами. Используя для перестройки тот самый «демократический централизм». Горбачев же, введя в КПСС свободные выборы, потерял армию. Демократия в армии – хуже не придумаешь.Более того, пользуясь демократией, номенклатура начала открытую борьбу против него. Должность, личность Генерального секретаря перестали быть священными и неприкосновенными! Августовский мятеж 1991 года, поднятый ГКЧП, так называемым государственным комитетом по чрезвычайному положению, созрел как раз в главном штабе – в ЦК КПСС.

Оставь Горбачев прежние порядки в партии, никто бы на такое не осмелился.

Почему номенклатура КПСС выступила против Генерального секретаря? Потому что везде и всюду коренной вопрос – о власти. Партноменклатура обожествляла Сталина за то, что он дал ей безраздельную власть. А Горбачев начал ее отнимать. На январском пленуме (1987) он выдвинул лозунг «Власть – Советам!» То есть – народу. Начал отстранять КПСС от управления страной.

Такое – не прощается.

Роковой стечение обстоятельств – мятежв августе 1991 года. ГКЧП до предела ослабил власть Горбачева. Воспользовавшись общей смутой после путча, растерянностью союзных органов, Борис Ельцин (РСФСР), Леонид Кравчук (Украина) и Станислав Шушкевич (Беларусь) фактически свергли президента Советского Союза.8 декабря 1991 года в Беловежской пуще они тайно подписали соглашение об «отмене» СССР.

Первый удар в спину - от ГКЧП, от людей, которых он назначил на высшие должности в партии, государстве, армии.Второй удар - от тех, кого привел к власти на волне демократизации.

Когда Горбачева спросили, не хотел ли он бросить в Беловежскую пущу, где собрались заговорщики, десантный полк, он ответил: «Пролилась бы кровь, хотя этот вариант я обдумывал...»

И еще: «В декабре 91-го уже ничего нельзя было сделать - я видел, сколько вокруг меня мурла, и Ельцин не худший из них. Жизнь подбрасывала мне такие разочарования, что не дай Бог: меня предавали не только политики, о чем хорошо известно, но и люди, с которыми связывали десятилетия личной дружбы».

Как ложь овладевает массами

И чем она грубей, наглей, агрессивней – тем успешней.

12 декабря 1991 года состоялось заседание Верховного Совета РСФСР. Все, за исключением 3-6 депутатов, высказались заратификацию Беловежских соглашений и денонсацию договора об образовании СССР.

Это не Горбачев – это народные депутаты России.В абсолютном большинстве – члены КПСС. И они, коммунисты, вот уже 30 лет кричат, что были и есть за Советский Союз, что СССР разрушил Горбачев, вопреки воле партии и воле народов.

Голоса членов ГКЧП в хоре лжи - отдельная тема. Они на всех углах кричали (а пресса бездумно транслировала! остренькое!), что пытались спасти СССР. И мало кто их спрашивал: «Почему же вы устроили путч за день до подписания Союзного договора, назначенного на 20 августа 1991 года?»

Секрет в том, что после подписания Союзного договора вместо Павлова Председателем Совета Министров СССР должен был стать Нурсултан Назарбаев. Намечалась отставкапредседателя КГБ, министра обороны, министра внутренних дел. Так Горбачев и Назарбаев договорились при встрече.

Как оказалось, кабинет президента СССР прослушивался. Председатель КГБ Крючков предъявил запись тем, кого ждала неминуемая отставка, участникам будущего путча. Вот тогда-то они срочно решили «спасать Советский Союз». На самом деле - спасали свои должности.

Спроси на улице любого: «Кто развалил СССР?» Ответят: «Горбачев!»

Как Горбачев все-таки победил

Ровно через год после прихода к власти он с трибуны XXVII съезда КПСС (февраль-март 1986) провозгласил: «Принципиальным для нас является вопрос о расширении гласности... Без гласности нет и не может быть демократизма, политического творчества масс, их участия в управлении».

Прошел еще год. Ошеломительный год. Раскрепостились телевидение и пресса, кино, литература. Страна увидела фильм «Покаяние». Вышли повесть Валентина Распутина «Пожар», роман «Плаха» Чингиза Айтматова, «Печальный детектив» Виктора Астафьева...

Против свободы слова резко выступило правое, реакционное крылоКПСС.Его лидером стал Иван Полозков, первый секретарь Краснодарского крайкома КПСС, один из создателей и будущий глава КПРФ. На январском (1987) пленуме ЦК он гневно вопросил: «Чем зачитывается сегодня молодежь? От каких произведений в восторге обыватель? «Пожар», «Плаха», «Печальный детектив»... Метод отрицания в отражении действительности стал почти чуть ли не единственным, а надо же утверждать идеалы. Не пора ли нам в этом деле основательно подразобраться?»

Многие встретили его слова аплодисментами, некоторые публично поддержали, в том числе и Андрей Громыко, два года назад выдвинувший Горбачева на пост генсека иставший, как они и договаривались, председателем Президиума Верховного Совета СССР.

Выступления Полозкова и его сторонников тогда не были опубликованы. (Такая получилась гласность и борьба за и против гласности.) К народу вышел лишь доклад Горбачева, в котором он жестко заявил: «У нас не должно быть зон, закрытых для критики, и лиц, стоящих вне критики. Народу нужна вся правда... Чтобы у нас не было темных углов, где бы опять завелась плесень».

И далее: «Настало время приступить к разработке правовых актов, гарантирующих гласность». То есть предложил перейти от произвольно толкуемого понятия «гласность» к Закону о средствах массовой информации – первому за всю историю СССР! В СССР ведь были законы обо всем, но только не о СМИ. Горбачев и его единомышленники прямо связывали свободу слова с народовластием. Которого не было, о котором, несмотря на два года реформ, говорили только радикальные перестройщики.

В том и суть, что Горбачев объявил, а затем и УСТАНОВИЛ СОВЕТСКУЮ ВЛАСТЬ. Настоящую, насколько тогда возможно. Ведь Советы всегда были марионетками партийной системы.Горбачев ее отменил. Началось выдвижение, на альтернативной основе, кандидатов в депутаты.Поднялась народная волна. Все вдруг вспомнили, что по Конституции власть в стране - Советы, а не райкомы-обкомы.

В 1989 году на выборах народных депутатов СССР потерпели поражение 35 первых секретарей обкомов! Это стало шоком, аукнулось по всей стране. Телетрансляцию Первого съезда народных депутатов смотрели от мала до велика. Не отрываясь.

Дальнейшее известно. Путч, распад СССР, новая жизнь в новых условиях. При которых народ, увы, не сумел удержать власть в своих руках.

Самые радикальные и пессимистичныеныне утверждают: страна у нас хорошая, да вот народ – послушно-агрессивное большинство… Так откуда ж ему взяться, другому народу? Народовластие никогда и нигде в истории не побеждало сразу.

Если революции происходят бурно, то ползучие перевороты – незаметно. Сопровождаются обманами и парадоксами. Например, это ведь мы на своих руках вознесли Ельцина. А потом смотрели, как он на наших глазах убирал из власти народных интеллигентов горбачевского призыва и заменял их новой номенклатурой. Которая сейчас превратилась в единственный инструмент, источник и содержание власти.

Горбачев дал нам надежду и шанс на новое, лучшее будущее. Мы оказались недостойны. Ни Горбачева, ни надежд. Энергия и стремление масс ушли вместе и одновременно с горбачевской эпохой.Сегодняшняя жизнь определяется модным в 70-х застойных годах словом«квази». Свобода, выборы… - всё «квази», «вроде бы» и «как бы». Да и очень ли они нужны массам? Есть ли потребность?

Быть может, происходящее исторически закономерно. Шаг вперед - полшага назад. Неуклюже, страдальчески, но ведь все-таки ушли от сталинско-брежневского прошлого. И в этом –историческая заслуга Горбачева. «Что бы ни происходило с Россией, назад она уже не вернется, - говорит он сейчас. - Перестройка победила - это я проиграл как политик».

Все - в руках народа. Хочет «как бы» - будет «как бы».

ПОСТСКРИПТУМ.

«Я пытался все время связать с политикой нравственность и мораль. Это, может быть, самая большая утопия, но без этого не может быть успешной политики. Цинизм, который охватил не только нашу страну, но и весь мир, мир политики в особенности - это самая большая опасность». (М.С. Горбачев)

Stories:
Былое
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter