Рус
Eng
Пока суд да дело: процесс по «боингу» МН17 может затянуться на годы (видео)
Аналитика

Пока суд да дело: процесс по «боингу» МН17 может затянуться на годы (видео)

10 марта , 11:24
Нидерландский суд начал рассматривать дело о сбитом в небе над Донбассом пассажирском самолете

Как известно, 9 марта в окружном суде Гааги начался международный процесс - о сбитом 17 июля 2014 года в небе над Донбассом «боинге-777» «Малайзийских авиалиний», в котором погибли все 298 человек, находившихся на борту, причем большинство их были гражданами Нидерландов.

«Многие долго ждали этого дня», - сказал, открывая слушания, судья-председатель Хендрик Стинхёйс.

Понятно, что Украина видит в процессе шанс доказать всему миру, что Россия ведет на ее территории войну, тогда как Москва все это отрицает.

Уголовным расследованием занималась группа из представителей Нидерландов, Бельгии, Малайзии, Австралии и Украины, которая пришла к выводу, что «боинг» был сбит ракетой из комплекса «Бук» М-1, который принадлежал 53-й бригаде ПВО в Курске, был доставлен из России в Украину, а затем увезен обратно.

Нидерландская прокуратура выдвинула обвинение против трех граждан России и одного украинца по двум пунктам - атака на самолет и убийство людей на борту. Самый известный среди россиян - Игорь Гиркин, называвший себя «министром обороны» самопровозглашенной «Донецкой народной республики». Остальные - Сергей Дубинский и Олег Пулатов, которых связывают с российскими силовыми структурами, а также украинец Леонид Харченко - по версии следствия подчинялись Гиркину.

Подозреваемых будут судить по отдельности, но в рамках одного процесса. Это значит, что суд изучит обстоятельства произошедшего применительно ко всем четырем мужчинам, а вот аргументы защиты будут слушаться для каждого подозреваемого в отдельности.

Дубинский, Пулатов и Стрелков сейчас живут в России, а Харченко - на востоке Украины, на территории, неподконтрольной правительству страны. Все четверо объявлены в международный розыск. Разумеется, что ни один из обвиняемых на заседание суда не явился, а отреагировал на повестку только живущий в Ульяновске Пулатов. На суде его представляют два нидерландских адвоката и одна россиянка, все они утверждают, что Пулатов «не несет никакой ответственности» за сбитый самолет. Дубинский, Харченко и Стрелков давать показания отказались.

Следствие выбрало их в качестве ключевых причастных к крушению самолета лиц на основании прослушанных телефонных разговоров, показаний свидетелей и других доказательств, описанных на 36 тысячах страниц уголовного дела. Именно они организовали доставку и использование российского комплекса «Бук», причем по данным следствия, «ожидались несколько «Буков», но они не были доставлены».

«Никто из обвиняемых не нажал кнопку пуска сам, - уточнил прокурор Нидерландов Фред Вестербеке. - Но все они тесно сотрудничали в деле доставки вооружения, и поэтому их можно считать подозреваемыми в причастности к тому, что МН17 был сбит».

Первый день суда был посвящен, как обычно, процедурным вопросам. Слушания запланированы в четыре этапа до февраля 2021 года с возможностью продления. Следствие продолжается и будет направлено, помимо поиска новых подозреваемых, на выяснение «цепочки приказов». По мнению некоторых наблюдателей, эта цепочка может вести в высшие эшелоны власти России, хотя они вряд ли окажутся среди обвиняемых. Представитель прокуратуры отметил, что, даже если сейчас подсудимые недосягаемы для правосудия, со временем ситуация может измениться.

Одним из наиболее запомнившихся эпизодов 9 марта было описание многочисленных попыток вручить обвиняемым повестки в суд. Это происходило осенью 2019 года с привлечением в трех случаях Генпрокуратуры и Минюста России, и в одном - украинских властей. Помимо писем, доставить которые лично в руки смогли только в случае Пулатова, электронные повестки на нидерландском и русском языке отправлялись через соцсети, в том числе родственникам. В некоторых случаях они были прочитаны, чему есть цифровое подтверждение.

Все это дало суду основания постановить, что было сделано все возможное, чтобы дать подсудимым шанс донести свою позицию, а поскольку они его проигнорировали, суд может проходить заочно.

Представитель прокуратуры заявила, что максимальное наказание, предусмотренное в Нидерландах по предъявленным обвинениям, - пожизненное заключение. Кроме того, более 80 родственников погибших заявили о намерении подать заявление о компенсации.

Как долго продлится процесс – предсказать трудно.

В то же время в интервью американскому телеканалу CBS прокурор Фред Вестербеке заявил, что у них есть свидетели, готовые выступить в суде в пользу позиции обвинения.

«Я бы сказал, что у нас есть по крайней мере один очевидец пуска ракеты по самолету. Сколько их всего, я сейчас не скажу...»

Он добавил, что не будет обращаться к властям России с просьбой об экстрадиции подозреваемых, так как знает, что российские законы запрещают выдачу граждан страны другим государствам.

Эксперты по-разному оценивают перспективы этого суда. Так, канал «Методичка» скептически отнесся к процессу на фоне других, по его мнению, более значимых мировых событий:

«Суд в Нидерландах по Боингу начался, но дела до него особо никому нет. Те, кому положено, журналисты, участники процессов, кайфующие от украинской темы - они подглядывают. Сторонние наблюдатели заняты коронавирусом, ценой на нефть, конституцией. Для суда о деле шестилетней давности места в их внимании не остается.

Можно сказать, что в этом ничего страшного или прекрасного нет. Суд будет длиться годы. Но рискнем предположить, что дальше будет только хуже или лучше (кому как) - внимание к суду будет на короткое время после приговора.

Кто такой Стрелков, сейчас уже припоминают только поклонники украинской темы, а главный обвиняемый в суде пока он. С каждым годом в бэках новостей придется всё чаще объяснять, кто такой Стрелков, в каком году сбили Боинг, и что такое БУК. Именно поэтому политические последствия суда будут не столь страшными, как это предрекали несколько лет назад...»

Иного мнения придерживается журналист Василий Аленин:

«Как ни путали российские власти следы, сколько ложных версий ни выдвигали, как ни тратили огромные деньги на эксперименты «Алмаз-Антея» - все впустую.

Теперь остается только заниматься пропагандой, заранее обливая грязью суд в Нидерландах, власти этой страны, прессу.

Сегодня представитель МИДа Захарова, как всегда в таких случаях, словно ошпаренная кипятком, объявила, что в Нидерландах началась «невиданная» информкампания с обвинительным уклоном в сторону России. И дальше все то же самое – «пробелы в доказательной базе», «подтасовка фактов», «заранее выбранная версия».

Между прочим, четырех человек, которых будут судить 9 марта по делу о сбитом «Боинге» не обвиняют в том, что они нажали кнопку на пульте российского «Бука»..

Российских граждан Гиркина, Дубинского, Пулатова и украинского гражданина Харченко, по словам прокурора Вестербеке, обвиняют лишь в том, что они «работали над переправкой установки «Бук» в место, откуда был произведен выстрел». Кстати Вестербеке подчеркнул, что до доказательства вины все обвиняемые остаются невиновными.

Оцените этот спокойный, правовой подход в свете захаровских истерик.

У Захаровой есть, что сообщить по этому поводу? Какова ее версия и версия МИДа в связи с этими конкретными обвинениями?

И, между прочим, так и не понятно, кто оплачивает дорогостоящих адвокатов для обвиняемых и почему российские власти так беспокоит суд над четырьмя гражданами, участвовавшими в войне на востоке Украины. Если Россия к этой войне отношения не имеет, как это было много раз объявлено, то что волноваться? Сами себя разоблачают. Опять спалились...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter