Рус
Eng

Иностранцы в руководстве российских компаний: хорошо это или плохо?

Аналитика
Иностранцы в руководстве российских компаний: хорошо это или плохо?
Иностранцы в руководстве российских компаний: хорошо это или плохо?
10 февраля, 15:43Фото: 1MI
На прошлой неделе экс-канцлер Германии Герхард Шрёдер стал кандидатом на место в совете директоров «Газпрома». Занять это место он может после 30 июня 2022 года. С каждым годом в руководстве госкомпаний все больше иностранцев. Ждет ли нас новая «бироновщина»?

Виктория Павлова

ФАС в конце января предложила усилить наказание за нарушение 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» и ввести обязательное согласование с госкомиссией покупки более 50% голосующих акций стратегического предприятия. Если увеличение доли произошло без согласования с правительством, то инвестор должен будет вернуть акции. То есть речь идёт о конфискации имущества иностранных инвесторов. Зарубежный капитал – не пройдёт. А вот высокопоставленные иностранцы в состав топ-менеджеров важнейших компаний России, как оказывается, - запросто. Причём в руководстве оказываются весьма сомнительные личности.

Карго-культ иностранцев в россиских компаниях

Герхард Шрёдер уже 5 лет возглавляет совет директоров (СД) «Роснефть». Вообще «Роснефть» называться российской может только с формальной точки зрения. Из одиннадцати членов совдира россиян только трое: это сам Игорь Сечин, вице-премьер Александр Новак и советник президента Максим Орешкин. Относительно недавно в правление нефтяной компании вошли британец Бернард Луни и гражданка Австрии Карин Кнайсль. И, если Луни действительно имеет богатый управления в нефтегазовой сфере (с 2013 года занимал руководящие позиции в BP), то Карин Кнайсль – политик, как и Шрёдер. С 2017 по 2019 годы она занимала пост министра иностранных дел Австрии. Именно к ней на свадьбу ездил Владимир Путин несколько лет назад.

Иностранцев можно найти практически в любой крупной российской компании – и в частной, и в государственной. В наблюдательный совет государственного банка ВТБ входят француз Ив Тибо Де Сильги (отвечает за аудит, кадры и вознаграждения) и Маттиас Варниг (отвечает за стратегию и устойчивое развитие). Последний вообще является «многостаночником» - он также входит в СД «Роснефти» и «Транснефти».

В набсовет «Сбербанка» входят экс-премьер Финляндии (1991–1995 года) Эско Тапани Ахо, британка Надя Кристина Уэллс, американка Натали Александра Брагински-Мунье. Все они являются членами Комитета по аудиту и контролируют деятельность банка.

Представитель Европы есть и в транспортной сфере: в совет директоров РЖД входит бывший федеральный канцлер (2016-2017 года) Австрии Кристиан Керн.

Частные компании тоже не остались в стороне. Ради того, чтобы выйти из-под американских санкций, Олег Дерипаска был вынужден передать управление «Русалом» независимым иностранным директорам. Так, с 2019 года председателем совдира является голландец Бернард Зонневельд. Также компанией управляют бывший заместитель главы американского госдепа Кандолизы Райс Кристофер Бернхэм и американец Кристофер Йордан – брат Бориса Йордана, который в 1993-1994 годах во время приватизации через банк "Credit Swiss First Boston" скупил каждый восьмой ваучер, выпущенный Госкомимуществом. Теперь власти США выдают разрешение на работу крупнейшему отечественному производителю автобусов и грузовиков «Группе ГАЗ». Причём в январе 2022 года Минфин США сократил срок действия лицензии на работу в России с 1 года до 90 дней.

Отличился и крупнейший нефтехимический комплекс России – «СИБУР», принадлежащий Леониду Михельсону и гражданину Финляндии Геннадию Тимченко. В декабре прошлого года в совет директоров «СИБУРа» включили Франсуа Фийона, который с 2007 по 2012 года при президенте Николя Саркози возглавлял французское правительство. Уход Фийона из политики сложно назвать гладким: в июне 2020 года на родине его приговорили к трём годам условного срока, двум годам реального срока и штрафу в 375 тыс. евро за хищение бюджетных средств. Он просто фиктивно устроил на работу в аппарат парламента свою жену. За несколько лет, не появляясь на работе, она заработала порядка 800 тыс. евро. Отбыть реальный срок ему ещё предстоит… Всё это напоминает карго-культ у племён Меланезии, которые строят соломенные макеты самолётов в надежде, что это позволит приманить настоящий транспорт с гуманитарной помощью.

Щедрые подарки заморским гостям

Политолог Сергей Марков поясняет, что у назначения иностранцев могут быть и вполне весомые причины:

- Есть общие проекты с этими странами. И поэтому логично включать представителей этих государств. Поскольку и у Роснефти, и у Газпрома есть общие проекты с Германией, и во многом их бизнес стоит на том, чтобы они поставляли энергию немцам, то достаточно логично, чтобы включать представителей Германии в эти советы директоров. Есть и другая модель – когда включают в совет директоров представителя крупной финансовой структуры, которая осуществляет инвестиции, и которая является, по сути, совладельцем этой компании. Для того, чтобы эта финансовая структура могла лучше контролировать российскую корпорацию, в которую вложила большие деньги, включают этих представителей. Третий вариант возникает тогда, когда есть какие-то крупные технологические партнеры, например, добывающая и перерабатывающая компании, которая перерабатывает сырье первой компании. Четвертая модель – когда включается просто очень видный какой-то общественный деятель, который хорошо разбирается во всех подводных камнях и так далее. К этой модели также подходит Шредер, потому что у него огромный опыт, огромные связи и так далее. Есть пятая модель – она на грани коррупции, но коррупционной не является - когда за какие-то крупные услуги какой-то политик получает высокооплачиваемый пост. Такую модель часто использовали американцы. У нас это тоже, наверное, бывает, но не так часто.

Авторы политического телеграм-канала «Кремлёвский мамковед» придерживаются иной точки зрения:

- Приглашать экспатов на руководящие должности – норма для коммерческих предприятий. Навыки и квалификация важнее отметок в паспорте. Так было, например с Бу Андерсоном, который на ГАЗе смог запустить производство популярной Газели Next, а на Автовазе – Lada Vesta. Но в советы директоров ключевых компаний зачастую берут «нерукопожатных» персон вроде Фийона, которым будет очень сложно налаживать и без того испорченные контакты с западными деловыми партнёрами. Коррупция и благосклонное отношение к России там не в почёте.

Депутат Госдумы от фракции КПРФ Алексей Куринный считает, что основная причина засилья иностранцев – это попытка показать Западу свою лояльность:

- Во-первых, то, что мы включаем их представителей в эти структуры - реверанс в сторону наших западных партнеров. Во-вторых – это своеобразная синекура для некоторых политических лидеров, которые в прошлом так или иначе поддерживали с Россией хорошие отношения. Это оплата неких прежних заслуг, которые были – гласных или негласных: в качестве проводника в деловые круги очень сложно представить человека, осужденного в своей родной стране за коррупционные преступления. В целом, это порочная практика. Поэтому в стратегических российских компаниях должны работать, я считаю, только граждане РФ и люди, ответственные за судьбу этих компаний и за их развитие.

Такую позицию подтверждает тот факт, что прошлым летом глава «Газпрома» Алексей Миллер пообещал включить Ангелу Меркель в совет директоров и подарить ей 0,04% акций компаний (сейчас такая доля оценивается примерно в 3 млрд рублей) «за выдающийся вклад в реализацию русско-германских экономических проектов».

Наши активы уже и не наши

Алексей Куринный отмечает, что под полный и нескрываемый контроль иностранцев перешли целые отрасли. Иногда такое положение дел не скрывают, как в случае с Дерипаской, который пошёл на сотрудничество с американскими властями, но чаще стараются не афишировать:

- Естественно, подобные варианты, когда речь идет о «Группе ГАЗ», когда речь идет о нашей алюминиевой промышленности, которая фактически тоже находится под внешним контролем, о ретейле, если уж говорить широко, который тоже процентов на 80% контролируется из-за рубежа и имеет стратегическое значение – это, на мой взгляд, недопустимо. Это надо исправлять.

«Кремлёвский мамковед» указывает на то, что подобные назначения могут быть частью большой глобальной политики и торга между странами:

- Назначение иностранцев в состав членов правления по времени иногда совпадает с усилением конфликтов между Россией и Западом. Пускай у многих таких персон нет в собственности доли госкомпаний, но будучи независимыми директорами, членами комиссий и комитетов, они могут оказывать влияние на принимаемые решения. И обратите внимание: почти во всех случаях (кроме представителей Катара в Роснефти) в СД стратегически важных предприятий входят представители Западной Европы и США, и совсем нет специалистов из Азии, совершивших прорыв в последние десятилетия.

Представители совсем недружественных государств так крепко засели в управлении российскими предприятиями, что Сергей Марков сравнивает это явление с коррупцией «гаишников»:

- Это ненормально с точки зрения понимания нормы как должного, но нормально с точки понимания нормы как сущего. Есть два понимания нормы – нормально, когда гаишник берет взятку? Это ненормально с точки зрения того, что так не должно быть, но нормально с точки зрения того, что так часто бывает. Точно также и здесь – это ненормально с точки зрения должного, но это нормально с точки зрения сущего. Американские финансовые структуры настолько огромны и влиятельны, что добиться, чтобы они ни на что не влияли на данном этапе, очень сложно.

Также эксперты указывают на то, что подобное положение несёт определённые риски для России. «Кремлёвский мамковед» указывает на то, что независимые директоры могут работать не на благо компаний, а в интересах государств, которые представляют:

- Назначаемые в совет директоров люди как правило уже имеют за плечами немалый капитал и работают не за зарплату. Рост прибыли компании может не являться их главной целью. На примере «Группы ГАЗ» прекрасно видно, как власти США диктуют свою волю, но ни руководство компании, ни бенефициары даже не высказываются против такого положения.

Сергей Марков видит целый букет различных серьёзных рисков, ослабляющих позиции России:

- Прежде всего – утечка информации, поскольку политика в последнее время во многом носит характер спецоперации. Во-вторых, возможный ущерб заключается в том, что Россия выглядит все-таки не очень хорошо, когда, получается, платит представителям враждебных России государств. Это снижает общий потенциал России. Когда они видят, что чем больше схватка, тем больше Россия платит представителям зарубежных государств, они, потирая руки, говорят – давайте еще будем бить Россию.

Алексей Куринный за чередой негативных факторов старается разглядеть положительные, но реализовать их будет непросто:

- Тут несколько моментов. Первый – коммерческая тайна. Второе – стратегические факторы. Третье – это возможность внешнего влияния, не всегда положительного, на деятельность той или иной госкомпании. Стратегически хорошего в этом нет, но я не исключаю какие-то отдельные узкие направления, когда то или иное место занимает настоящий профессионал, подобных которому в России сегодня, например, нет. Такой своеобразный вариант привлечения спецов, подобно тому, как было после революции некоторое время, когда их приходилось привлекать, потому что своих не было. И их воспитывали, но постепенно все это дело было продолжено отечественными специалистами.

Получается, что инициатива ФАС по защите стратегических предприятий от влияния иностранного капитала – лишь показуха. Отгораживаемся от Запада только для вида, а по факту добровольно отдаём контроль над важнейшими активами.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter