Рус
Eng

Мир стоит на пороге неизбежного сокращения добычи нефти

Аналитика
Мир стоит на пороге неизбежного сокращения добычи нефти
Мир стоит на пороге неизбежного сокращения добычи нефти
9 декабря 2019, 18:21
Все известные альтернативные источники энергии и технологии могут лишь отсрочить глобальный кризис современной цивилизации

Суммарно открытых в России, начиная с 1950-60-х годов, запасов традиционной нефти в 280 GB даже при сегодняшнем уровне внутреннего потребления около 1.2 GB в год могло хватить стране очень надолго - 230 лет. С тех пор прошло всего 60 лет. Под хвастливые заявления о колоссальных российских запасах было добыто и большей частью распродано уже две трети. И нам сейчас приходится говорить всего о 20-25-ти годах до вынужденного перехода на нетрадиционные и трудноизвлекаемые резервы при сегодняшних темпах добычи или всего о 50-ти годах даже при резком сокращении экспорта.

Никита Юрченко

Не знаю, все ли видели кривую роста населения Земли (рис.1). Очень похожа на школьную гиперболу и в целом напоминает взрывной процесс или взлёт НЛО. Взлёт случился в прошедшем 20-м веке. Если первый миллиард нас образовался на планете за многие сотни тысяч лет примерно к 1800-му году, то на второй хватило уже 130 лет, на третий всего 30, на четвёртый 15 и далее, начиная с 1970 г., нас становится больше на миллиард каждые 12-13 лет. Должен признаться, что только за время моей жизни население планеты увеличилось на 5 миллиардов или почти втрое. Попробуйте продолжить эту кривую хотя бы до 2100 года - бумаги не хватит. Глядя на рис.1, прямо хочется воскликнуть: Ты куда, человечество? Выше только звёзды!

А вот на фоне сильно растянутого последнего по времени интервала данной кривой (начиная с 1920-го года) два других тоже любопытных графика (Рис.2): динамика открытия новых месторождений нефти и динамика её добычи в мире: фактической добычи в прошлом [1 и др.] и варианты прогнозов на будущее из разных авторитетных источников пунктиром [2,3,4,5,6]. Эти данные приведены здесь в сглаженном виде с разумной точностью, что не меняет сути дела. Обе кривые имеют вид колокола: рост, максимум и спад. Если бы добыча сразу следовала за открытием новых месторождений, то эти кривые бы почти совпали. Реально добыча сильно отстаёт и сначала может быть много меньше разведанных запасов (как это и происходило в 1950-х и 1960-х годах). Поэтому максимум второй кривой более чем на полвека запаздывает. Однако площадь под обеими кривыми должна быть одинакова, отражая тот факт, что суммарная добыча не может превзойти то, что было суммарно открыто.

Тут надо уточнить, что если кривая добычи достаточно точно известна, то кривая разведываемых извлекаемых запасов сильно зависит от достоверности публикуемых разведданных, подхода к их оценке, уровня развития технологий добычи, текущей стоимости нефти и т.п. Даже для традиционной нефти задача определения её запасов не однозначна: при стоимости барреля нефти на рынке 20 долларов запасы весьма ограничены, при стоимости 100 долларов становится рентабельной добыча сырья из более труднодоступных или удалённых месторождений. Поэтому с учётом тенденции роста мировых цен на нефть, а также благодаря усовершенствованию технологий добычи, ежегодная переоценка мировых т. н. "доказанных запасов" сырья регулярно обнаруживает их формальное увеличение, иногда даже большее, чем текущая годовая добыча, хотя реальное количество нефти под землёй не прибавляется. Это объясняет и разницу в прогнозах на будущее. Кстати, как видно из Рис.2, прогнозы, сделанные в 2007-2015 не сбылись - благодаря усилиям нефтяников добыча пока увеличивается.

До сих пор мы говорили о ресурсах традиционной нефти, технология добычи которой хотя и не проста, но давно освоена, а себестоимость представляется на сегодняшний день приемлемой. Оценки полного количества традиционной нефти на планете в последние годы менялись примерно от 2200 до 2700 GB (миллиардов баррелей, 7.4 GB = 1 млрд тонн) [1,3,4,7], из которых более 1450 GB уже добыто и осталось 800-1200 GB, чего при сегодняшних темпах добычи должно хватить на 25-35 лет. Это означает, что пик добычи обычной нефти уже пройден и предстоит постепенно ускоряющееся снижение. На рис.2, в частности, видно, что годовой объём мировой нефтедобычи уверенно превысил объём вновь разведываемых запасов ещё в 1984 г. Если в 1960-х годах открывали на порядок больше нефти, чем добывали, то сейчас ситуация прямо противоположная.

Исчерпание традиционных запасов вынуждает искать возможности добычи нетрадиционной или т.н. "неконвенциальной" нефти. Это большие запасы тяжелой нефти в битуминозных песках Канады и Венесуэлы, запасы сланцевой нефти из труднопроницаемых пластов в США, нефть арктического шельфа России и т.п. В целом, оцениваемые полные запасы неконвенциальной нефти в мире даже превышают запасы традиционной. Но сложность и стоимость добычи такой нефти пока значительно выше и технологии часто только отрабатываются. К тому же добыча такой нефти часто сопряжена с нанесением значительного вреда окружающей природе. В общемировом объёме добычи углеводородов доля сырья с неконвенциональными условиями залегания пока не превышает нескольких процентов и в целом этот резерв у многих геологов-аналитиков большого энтузиазма не вызывает [8]. Но всё же определённые перспективы здесь конечно есть.

С учётом такого рода дополнений и уточнений на значительный рост цены и возможность освоения части трудноизвлекаемой и нетрадиционной нефти оставшихся в мире "доказанных запасов" - их порядка 1700 GB - при сегодняшних темпах добычи может хватить уже примерно на 50 лет [1]. Однако постепенное снижение добычи может начаться значительно раньше. Многие страны из добывавших ранее значительные объёмы нефти уже прошли свои пики добычи и находятся на спаде [8,9]: Ливия 1970, Румыния 1977, Индонезия 1991, Египет 1996, Аргентина 1998, Великобритания 1999, Австралия 2000, Норвегия 2001, Мексика 2004, Алжир 2008, Азербайджан 2009, Китай 2015, Ангола 2016 и др. Большинство же из основных на сегодня поставщиков нефти находятся в районе максимума или слабого роста добычи - это Россия, США, Саудовская Аравия, Иран, Кувейт, Бразилия. Значительный запас роста по данным [10] остаётся у Канады, Ирака, ОАЭ, а мир в целом может преодолеть пик в районе 2021 г. или в интервале 2020-2030 гг. по более оптимистичным прогнозам.

В то же время, несмотря на тенденции к экономии и поиски альтернатив, мировое потребление нефти растёт и за последние 10 лет увеличилось на 15% [1]. При этом, если в Европе и Северной Америке оно в среднем почти не изменилось (а в Японии, Италии, Греции даже сократилось на 21-27%), то у некоторых крупных потребителей в Азии, таких как Индия и Китай, возросло на 64-70%, отчасти конечно из-за низкой базы. Здесь разрыв между спросом и добычей будет и далее стремительно расти, что потребует дальнейшего увеличения импорта. Что касается глобального потребления энергии в мире в целом, то последние 25 лет оно росло почти вдвое быстрее, чем численность населения [1]. Доля же традиционной нефти в мировых запасах органического топлива составляет лишь 7%, а в потреблении сегодня - 33%, т.е. нефть может быть выработана намного раньше газа и угля. Наверное нет необходимости добавлять, что нефть используются не только как основа топлива для автомобилей и самолётов, сельскохозяйственной и строительной техники, но и в большом количестве расходуется в нефтехимии: пластмассы, пленки, синтетические ткани, каучуки, масла, краски, удобрения, лекарства, продукты питания, битум для асфальта и многое другое. По сути это материальная основа сегодняшней экономики.

Процитирую сообщение РИА Новости от ноября 2018 [11]: Международный инвестбанк Goldman Sachs предупреждает, что к середине следующего десятилетия мировая экономика столкнется с дефицитом нефти и цены резко вырастут.. Международное энергетическое агентство (МЭА) тоже предупреждает о риске существенного дефицита нефти на мировом рынке к середине следующего десятилетия: "Мы наблюдаем серьезную проблему, — отмечает глава организации Фатих Бироль. — С одной стороны, сильный спрос на нефть, чему способствуют грузовики, самолеты, суда и, возможно, самое важное — нефтехимическая отрасль. С другой — когда мы смотрим на инвестиции и одобренные на сегодня проекты, видим серьезный разрыв между ростом спроса и перспективами добычи". На сланцевую отрасль США надеяться не приходится. "Чтобы избежать значительной нехватки поставок к 2025 году, необходимо нарастить добычу на десять миллионов баррелей в сутки, — сообщил Бироль. — Это было бы просто чудом" (выделение текста в цитатах везде добавлено автором статьи).

Между тем, эффект даже небольшого спада нефтедобычи может быть опустошительным. Например, во время «нефтяного шока» 1970-х всего лишь 5%-й дефицит привел к четырехкратному росту цен на нефть. То же самое несколько лет назад произошло в Калифорнии с природным газом: из-за спада добычи на 5%, цены взлетели на 400%. К счастью, те кризисы были только временными [14]. Не хочу описывать здесь катастрофические последствия возможного нефтяного кризиса для цивилизации. Полный анализ всех аспектов этой проблемы можно найти в презентации бывшего директора BP (Jeremy Gilbert [12]) и ряде других исчерпывающих аналитических обзорах [13,14,15 и др.].

Итак, мир на пороге неизбежного сокращения добычи нефти, чреватого глобальным кризисом современной цивилизации. К сожалению, все известные альтернативные источники энергии и технологии могут лишь отсрочить этот кризис [12,14]. Решения проблемы пока нет. Вероятно шанс для человечества найти пока неизвестный ему выход пропорционален длительности периода снижения добычи, т.е. плавности и растянутости перехода к новому энергетическому укладу. Следовательно разумно уже сейчас начать ограничивать добычу, а не прятать голову в песок и ждать обвала.

Теперь о главном. Россия. Наша энергетическая держава прошла пик добычи около 4.2 GB в год в 1980-х, затем в 1990-х спад почти наполовину, но за последние 20 лет нарастила добычу до уровня пика 1980-х, что позволило резко увеличить экспорт. За всё прошедшее время из российских недр было добыто более 180 GB (миллиардов баррелей) нефти [10]. А сколько же нефти у нас осталось? Однозначного ответа объективно не существует.

Согласно экспертной оценке международного Общества инженеров-нефтяников (SPE), а также CIA World Factbook 2019, российские доказанные запасы составляют порядка 80 GB [16]. По данным ежегодного Статистического обзора мировой энергетики BP [1] несколько больше - 106 GB. По данным Роснедра [17] балансовые запасы нефти категории АВС1 в России в 2016 г. превышали 130 GB, но с оговоркой, что две трети из них относятся к категории трудноизвлекаемых (ТрИЗ). О таком же уровне российских запасов говорилось и в "Прогнозе развития энергетики мира и России 2016" [18].

В недавнем докладе Минприроды РФ "О состоянии и использовании минерально-сырьевых ресурсов РФ в 2016-2017 годах" в суммарные извлекаемые запасы включены более 80 GB запасов категории B2C2, всего получилось уже около 220 GB [16]. Но глава Минэнерго Александр Новак пояснил [19], что эти запасы делятся на коммерчески извлекаемые и коммерчески неизвлекаемые. При существующей фискальной системе коммерчески извлекаемых примерно 50%, то есть порядка 110 GB. Новак также отметил, что качество запасов, которые ставятся на баланс, сильно отличается от того, что ставилось раньше — это в основном мелкие месторождения, трудноизвлекаемые, а крупных открывается мало.

Таким образом, центральным вопросом является то, что, как было признано в [17], 65% от общего объема наших разведанных запасов относятся к категории трудноизвлекаемых (ТрИЗ), и их доля увеличивается за счет продолжения преимущественной разработки легкоизвлекаемых запасов. Обеспеченность добычи без учета ТрИЗ нефти составляет не более 20 лет. Без вовлечения в разработку ТрИЗ нефти, удержать достигнутый уровень добычи в период после 2020 г. будет практически невозможно.

Приведём некоторые пояснения на эту тему руководителя направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никиты Масленникова [19]: "Легкодоступные месторождения на сегодня либо выработаны полностью, либо находятся близко к этому порогу. Поэтому общий тренд нефтедобычи — переход от легкодоступной нефти к более трудным месторождениям, т.н. ТРиЗам. Это и месторождения глубокого залегания, и сланцевая нефть, как в Баженовской свите в Западной Сибири, где приходится бурить на глубину свыше одного километра, а выход нефти из скважины низкий и быстро исчерпываемый. Кроме того, на ТрИЗах огромные объемы горизонтального бурения, плюс необходимость применять новые технологии по гидроразрыву пласта и закачки туда химических реагентов."

"Есть и другое направление, помимо ТРИЗов — взять все, что осталось в нынешних выработанных месторождениях. Для понимания ситуации: сейчас вклад ТРИЗов в нефтедобычу — всего 7%, остальное дают традиционные месторождения, которые близки к исчерпанию. Из-за несовершенства технологий эти месторождения обладают ресурсом, который сегодня не используется. Очень часто месторождение считается выработанным, хотя дебет нефти там еще очень значительный. Проблема в том, что нынешний технологический уровень добычи в России отличается низким коэффициентом извлечения нефти — в целом по стране он всего 26%. Для сравнения: коэффициент извлечения нефти в Америке — 42%, в Норвегии — свыше 50%, особенно на шельфовых месторождениях" [19].

Согласно [18], за период с 1991 по 2015 г. совокупный прирост запасов нефти в России формально составил более 10 млрд тонн (т.е. 75 GB, что близко к реальной добыче за тот же период), однако, этот прирост был достигнут в первую очередь за счет изменения категорийности запасов и вовлечения в эксплуатацию месторождений, открытых еще в советское время. Для сохранения текущего уровня добычи до 2040 г. потребуется не меньший прирост запасов за 25 следующих лет. "Это чрезвычайно амбициозная задача, сравнимая с двумя сланцевыми революциями в США."

Если учесть все эти обстоятельства, то можно сделать вывод, что продолжение добычи традиционной нефти в России обеспечено запасами в объёме не более 80-100 GB плюс возможные открытия новых. 80-100 GB это лишь половина того, что было добыто за все предыдущие годы (180 GB ) и при сегодняшней интенсивности добычи нефти (~4 GB/год) соответствует 20-25-ти годам до полного исчерпания традиционной нефти в России. Всё остальное это надежды на разведку действительно новых месторождений и освоение уже открытых больших неконвенциональных запасов и ТрИЗов - сланцы, арктический шельф и т.п. Но это пока отдалённая и совсем не гарантированная перспектива, требующая и времени, и больших затрат.

После этого становятся более понятными многие тревожные сообщения последних лет. Приведём фрагменты двух из них:

1). Нефтяная "сказка", в которой более 50 лет живет Россия, обменивая "черное золото" на валюту, технологии и потребительский стиль жизни, с угрожающей скоростью приближается к финалу.

На данный момент почти все запасы нефти уже включены в добычу, сообщил на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным глава Минприроды Сергей Донской. Нераспределенный фонд недр по нефти составляет, по его словам, лишь 6%. В 2017 году в России не будет объявлено ни одного аукциона на право пользования крупными углеводородными участками. "Ничего не осталось. Фонд открытых месторождений исчерпан", - объяснил ситуацию глава Роснедр Евгений Киселев.

"Средний размер открытых месторождений за последние 2 года - 1,7 млн тонн", - говорит партнер RusEnergy Михаил Крутихин. Это крохи: в один только Китай Россия каждый месяц поставляет в 3,5 раза больше. Инвестиции в поиск и разведку были радикально урезаны после обвала цен на нефть, объясняет Крутихин: "Изменилась парадигма. (Решили) просто гнать все, что можно продать сейчас по той цене, которая есть. Выкачивать из действующих месторождений все, что можно. Рядом с первой бурить вторую скважину, если нефть идет, не обращая внимания на оптимальные схемы".

Форсированная разработка позволила выйти на максимум добычи с 1987 года (11,2 млн баррелей в день), но она же существенно приближает финал нефтяного благополучия. По его (Крутихина) словам, пик добычи - это 2020-22 гг. Затем начнется спад со скоростью до 10% в год, а к 2035 году объемы рухнут вдвое - с 11 до 6 млн баррелей в день. В таком объеме нефть потребляет сама Россия, а значит - экспорт придется обнулить [20].

2). Россия приближается к моменту, когда добыча нефти в стране начнет стремительно падать. Об этом во вторник на совещании у премьер-министра Дмитрия Медведева заявил глава Минэнерго Александр Новак. Если ничего не предпринимать, то с 2022-го года начнется спад производства и в течение 14 лет добыча рухнет почти вдвое.

Ресурсная база в стране деградирует, старые, еще советские месторождения с дешевой в добыче и легкой для извлечения нефтью истощаются. За последние 10 лет средний дебит скважин снизился на 4%, при этом бурить приходится почти в два раза больше, рассказал Новак. Стоимость добычи одной тонны нефти взлетела в 2,4 раза, капитальные затраты увеличились в 2,8 раза. Особенно остро эта проблема стоит в Западной Сибири, которая сейчас является основным добывающим регионом в России, обеспечивая каждый второй баррель, извлекаемый из недр.

Это означает, что бюджет не сможет позволить себе прежний объем нефтегазовых сборов, подчеркнул министр: налоги придется снижать, чтобы освободить средства для разработки дорогих залежей. Сейчас в среднем нефтяные компании отдают государству 68% выручки - это один из самых высоких налогов в мире, заявил Новак [21].

В мире не так много стран, которые добывают нефти в разы больше, чем им самим необходимо, и служат поставщиками для остальных. Основные это Саудовская Аравия, Россия, Канада (нефтяные пески), Ирак, Иран, ОАЭ, Кувейт, Нигерия, Казахстан, Венесуэла (тяжелая нефть), Алжир, Ливия. Главными потребителями являются растущие Китай и Индия, Япония, Южная Корея, страны Европы и США. США лидируют и в потреблении, и в добыче, но потребляют больше. Многие добывающие нефть страны не могут предложить миру ничего другого и поэтому вынуждены конкурировать на этом рынке, выжимая максимум добычи, что создаёт иногда ощущение чуть ли не переизбытка. Это сопровождается чехардой новостных сообщений о рекордах добычи, переоценках запасов, прорывных технологиях, переделах рынка, скачках цен и т. п.

Однако главное различие между добывающими странами это не сиюминутная доля рынка и прибыль, а соотношение их запасов нефти и годовой добычи (т.н."R/P ratio"), которое определяет на сколько лет этих запасов должно хватить. По данным [1] для мира в целом, если поделить все запасы нефти на коллективное потребление (1730 GB / 34.5 GB/y), это даст ровно 50 лет. Для основных нефтедобывающих стран R/P ratio в среднем порядка 80 лет, в частности, при сегодняшнем уровне добычи и экспорта Ирану, Ираку и Кувейту нефти хватит примерно на 90 лет, Саудовской Аравии и ОАЭ почти на 70, Нигерии — на 50. России по [1] — всего на 25 лет, что звучит довольно необычно для нашего уха, привыкшего к словам об огромных запасах углеводородов страны. Из крупных игроков этого рынка хуже, чем у России, показатель только у Китая и США (19 и 11 лет), но эти страны нефть в большей степени импортируют, а для экспорта у них есть кое-какие другие товары.

Российские 25 оставшихся лет на фоне общемировых 50-ти означают, что при продолжении интенсивной добычи и распродажи "чёрного золота" энергетическая держава может оказаться у разбитого корыта намного раньше остального мира. Обречены ли мы быть "лидерами" в этой гонке? К несчастью - да, если согласны продолжать жить за счёт уже совсем недалёкого будущего. И - нет, если способны остановиться и начать наконец производить для экспорта что-то другое.

Не секрет, что доля добываемой нами нефти, используемая на собственные нужды внутри страны, составляет в последнее десятилетие всего 28-29% [1,22]. Остальное — на экспорт, приносящий порядка 50% поступающей в страну валюты или даже более. Только сократив этот экспорт втрое, мы можем продлить оставшиеся 25 лет до 50-ти, как у всего остального мира, и получить чуть больше времени на переход к будущему энергетическому укладу. И только отказавшись от экспорта совсем, продлить до 90 лет, как у наших ближневосточных коллег. Альтернатива - это продолжать прятать голову в песок и жить надеждами на героизм нефтяников в освоении трудноизвлекаемых и нетрадиционных запасов, что впрочем принципиально ситуацию не изменит, а даст лишь некоторую отсрочку. Однако, возможно цифра 25 лет представляется кому-то бесконечностью, тогда им следовало бы обсудить это со своими детьми или внуками.

Для справки: ежегодная продажа 400 млн тонн (3 GB) это примерно кубический километр нефти за два года или ж/д цистерна (65 тонн), пересекающая границу каждые 5 сек.

Видимая официальная позиция сейчас - стабильность: надо помогать отрасли осваивать новые регионы и технологии и удерживать добычу и экспорт всеми средствами - за счёт кредитов, снижения налогов, пошлин и т.п. "Бюджет не сможет позволить себе прежний объем нефтегазовых сборов, налоги придется снижать, чтобы освободить средства для разработки дорогих залежей" (глава Минэнерго [21]). "России целесообразно уже сейчас обеспечить производственный базис и начать готовить к расширению добычные мощности на востоке страны и транспортные системы от традиционных регионов добычи для обеспечения в долгосрочном периоде максимально эффективного экспорта жидких топлив по азиатскому направлению" ([23]). Таким образом, подразумевается, что выручка от экспорта нефти будет во всё большей степени идти на инфраструктуру и технологии для развития и удержания самой нефтедобычи, а не в бюджет. Возникает вопрос: а зачем стране такая добыча? Ведь это уже даже не поток импорта для всего населения в обмен на поток нефти, а только доходы самой нефтяной отрасли и рекордные показатели экспорта сегодня в обмен на пустые недра в недалёком будущем.

Идеальным обоснованием для такой политики является остроумная и довольно популярная идея о приближении пика спроса на нефть, а вовсе не пика добычи: солнце, ветер, другие возобновляемые источники, термояд, межтопливная конкуренция, электромобили и масса других замечательных вещей, которые, к сожалению, пока играют роль в экономике мира, а тем более России, в пределах нескольких процентов. "Мир так и не дождется широко анонсированных пиков производства ископаемых топлив из-за исчерпания запасов. Пики приходят, но причиной становятся ограничения вовсе не на стороне добычи, а на стороне спроса. Вслед за угольным пиком уже приближается пик потребления нефти" [23]. Немного странная идея на фоне в целом уверенного роста нефтяных цен: в среднем почти в четыре раза за два последних десятилетия. Хотелось бы предложить сторонникам этой концепции ещё раз взглянуть на рис.1: в каком именно месте там они предполагают увидеть пик спроса?

Судя по рис.2, нефтяной век начался где-то в 1950-60-х годах. Суммарно открытых тогда и впоследствии российских запасов традиционной нефти в 280 GB при сегодняшнем внутреннем потреблении около 1.2 GB в год могло хватить стране очень надолго - 230 лет. С тех пор прошло всего 60 лет. Под хвастливые заявления о колоссальных российских запасах было добыто и большей частью распродано уже две трети. И нам сейчас приходится говорить всего о 20-25-ти годах до вынужденного перехода на нетрадиционные и трудноизвлекаемые резервы при сегодняшних темпах добычи или всего о 50-ти годах даже при резком сокращении экспорта. А сокращение рано или поздно неизбежно, но тогда нам придётся добывать дорогую трудноизвлекаемую нефть уже просто для поддержания жизнедеятельности собственной страны, а денег на технологии для этого уже не будет.

Перечислю в заключение основные аргументы в пользу кардинального сокращения экспорта нефти:

- гарантия обеспечения России нефтью на срок не менее среднемирового;

- ясный стимул для отхода наконец от безраздельного господства сырьевой модели экспорта;

- нефть в земле, как более надежный стабилизационный ресурс, чем валютные резервы;

- стимул к экономии расходования нефти в России и в мире из-за соответствующего роста цены;

- стимул для всего мира к более мягкому и растянутому переходу к новому энергетическому укладу;

- потеря в экспортной выручке будет отчасти скомпенсирована ростом цен на нефть и газ (с которым проблема пока не настолько критична);

Приведённые здесь данные и выводы каждый может легко найти в интернете, уточнить их или оценить иначе, чем автор этих строк, ни в коей мере не являющийся профессионалом в данной области. Поэтому, пожалуй, самое удивительное для меня здесь то, что эти проблемы очень мало кого беспокоят. А ведь речь идёт уже не о далёких потомках, а как минимум о наших детях, да и об очень многих из ныне живущих.

Источники:

[1] BP Statistical Review of World Energy 2019 https://www.bp.com/content/dam/bp/business-sites/en/global/corporate/pdfs/energy-economics/statistical-review/bp-stats-review-2019-full-report.pdf

[2] Production mondiale de petrole. Jean Laherrere 2019 https://aspofrance.files.wordpress.com/2019/10/jl-oilprod-2oct19.pdf

[3] World Energy 2016-2050: Annual Report. Minqi Li 2017 http://peakoilbarrel.com/world-energy-2016-2050-annual-report/

[4] World Oil and Gas Production Forecasts Up to 2100. Jean Laherrere 2013 http://theoildrum.com/node/10009

[5] Fracking (Tight Oil) delays Peak Oil by some years. Kjell Aleklett (ASPO President) 2017 https://aleklett.wordpress.com/2017/04/16/fracking-tight-oil-forskjuter-peak-oil-med-nagra-ar/

[6] World Energy to 2050 - A Half Century of Decline. Paul Chefurka 2007

http://www.paulchefurka.ca/WEAP2/WEAP2.html

[7] International Energy Statistics, US Energy Information Administration (EIA) https://www.eia.gov/beta/international/

[8] Thoughts on the Future of World Oil Production. Jean Laherrere 2018 https://www.resilience.org/stories/2018-12-05/thoughts-on-the-future-of-world-oil-production/ (перевод: Мысли о будущем мирового производства нефти - https://aftershock.news/?q=node/709027&full)

[9] Пик нефти по странам мира https://aftershock.news/?q=node/577997

[10] World Energy 2018-2050: World Energy Annual Report (Part 1). Minqi Li 2018 https://peakoilbarrel.com/world-energy-2018-2050-world-energy-annual-report-part-1/

[11] Сланец не спасет. Миру грозит острый дефицит нефти. РИА Новости - М.Рубченко 2018 https://ria.ru/20181125/1533401861.html

[12] Peak Oil ASPO Prognosis - Former BP Exec J. Gilbert: Here's Why Peak Oil Is Real. 2010 http://www.energyinsights.net/cgi-script/csArticles/articles/000064/006428.htm

[13] Конец света ближе, чем вы думаете. nix.ru 2018 https://www.nix.ru/computer_hardware_news/hardware_news_viewer.html?id=197672

[14] Peak Oil: Life After the Oil Crash. Matt Savinar 2010 перевод книги: Пик нефти: жизнь после нефтяного краха https://ecocrisis.wordpress.com/civilization/economia/peakoil/

[15] The 21st century population crash. Chris Nelder 2013 https://www.zdnet.com/article/the-21st-century-population-crash/

[16] О состоянии и использовании минерально-сырьевых ресурсов РФ в 2016-2017 годах. Доклад Минприроды 2018

[17] Стратегия развития минерально-сырьевой базы Российской Федерации до 2030 года. Проект РОСНЕДРА 2016 http://www.rosnedra.gov.ru/article/8743.html

[18] Прогноз развития энергетики мира и России 2016 Институт энергетических исследований РАН - Аналитический Центр при Правительстве РФ

[19] Власть оценила нефтянку России: На наш век хватит. Легкодоступные месторождения выработаны, а для разработки новых нет технологий. Андрей Полунин 2019 https://svpressa.ru/economy/article/225969/

[20] Россия без нефти: Для экономики начинается обратный отсчет - 2017 https://www.finanz.ru/novosti/aktsii/rossiya-bez-nefti-dlya-ekonomiki-nachinaetsya-obratny-otschet-1001862462

[21] Россия без нефти: Медведеву сообщили о грядущем коллапсе добычи - 2018 https://www.finanz.ru/novosti/aktsii/rossiya-bez-nefti-medvedevu-soobshchili-o-gryadushchem-kollapse-dobychi-1027544894

[22] Россия на мировых рынках нефти и нефтепродуктов. Коржубаев А.Г. и др. 2011 Журнал «Бурение и нефть, Май 2011, https://burneft.ru/archive/issues/2011-05/3

[23] Прогноз развития энергетики мира и России 2019

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter