Рус
Eng
Дмитрий Хмельницкий: "Завербовать эмигранта российским спецслужбам очень просто"
Аналитика

Дмитрий Хмельницкий: "Завербовать эмигранта российским спецслужбам очень просто"

9 октября 2019, 13:44
Творческие люди, принявшие участие в мероприятиях, которые организует Россия на Западе, напрасно думают, что их не завербуют - их уже завербовали в тот момент, когда они взяли деньги и участвуют в этом мероприятии.

Об агентах влияния, их перекрестных сетях и организациях, разнице между активностью агентов влияния и шпионажем, о «русском мире», а также о том, почему огромное количество русских, бывших советских граждан, которые переехали на Запад, в Америку или Канаду, пользуются всеми благами демократических стран, социальными гарантиями, имеют работу, недвижимость, учат детей в университетах, но при этом беззаветно любят современную российскую власть, рассказал в своем интервью изданию Cyprus-Daily.news историк, публицист, исследователь темы о российских агентах влияния за границей Дмитрий Хмельницкий.

В 1987 году он эмигрировал из Советского Союза в Германию, где и живет в настоящее время. Автор научных книг, монографий и множества публикаций о советском и постсоветском обществе. Публиковался во французской, немецкой, израильской прессе. «Новые Известия» приводят самые любопытные фрагменты из его интервью:

О шпионах и агентах влияния

Покупка агентов влияния еще для советских спецслужб, была важнейшей задачей с начала 20-х годов. Тогда ОГПУ (как впоследствии НКВД) занималось массовой вербовкой западных политиков, писателей, литераторов, ученых – кого угодно. Цель — обработка западного общественного мнения в свою пользу и шпионаж. Людей, типа Ромена Роллана, Джеймса Олдриджа, «кэмбриджской пятерки» было полным полно. Ну и русская эмиграция в Европе представляла собой тогда крайне благоприятную среду для деятельности агентов ОГПУ-НКВД-КГБ. Она была ими насквозь пронизана. Сегодня ситуация повторяется в еще более успешном виде.

Провести границу между деятельностью агентов влияния и шпионажем фактически невозможно. Допустим, у агента влияния появляется какой-то доступ к секретной информации, если он, например, политик, или задействован в общественную деятельность на высоком политическом уровне. Или инженер, например, физик-атомщик. С помощью таких людей в свое время для Сталина у американцев была украдена технология производства атомных бомб. Причем шпионами в прямом смысле слова эти люди не были. Они были агентами влияния.

То же самое и сейчас происходит. Поймать человека на шпионаже очень сложно. Периодически это случается, но редко. Для этого нужно поймать шпиона «на горячем», на краже или покупке секретных материалов, на попытке вербовки какого-нибудь политика или ученого. Таких – единицы. А агентов влияния сотни тысяч, и они не нарушают никаких законов. Германия, где, как и на Кипре, высок процент выходцев из СССР и России, просто накрыта такими перекрестными сетями агентур влияния, каждая из которых работает на свою целевую группу.

О «Русском мире» и других организаицях

У меня есть примерный список такого рода организаций, он просто огромный. Существует, например, организованный на самом высоком правительственном уровне, Германо-российский форум (Deutsch-Russisches Forum e.V.) Он просто полон немецких агентов влияния из политических кругов, начиная с экс-премьер-министра Бранденбурга Матиаса Плацека.

«Русский мир» со своими культурными организациями занимается патриотической обработкой русских эмигрантов за границей, как первого поколения, так их детей и внуков. Более чем успешно. Есть организации, которые работают с правыми немецкими партиями – мелкими и крупными. Параллельно существуют группы, которые работают с левыми немецкими партиями. Есть группы, которые специально обрабатывают студентов. Есть литературные объединения, управляемые из российских посольств. Есть многочисленные псевдонаучные «институты» и «академии» с международными филиалами и специфическим персоналом. Есть псевдо-правозащитные организации.

Есть спортивные организации, например, клубы боевых искусств с явными российскими гэбэшными или гэрэушными корнями, которых сейчас по всему миру возникло множество. Есть немецкие объединения ветеранов советско-российских и гэдээровских войск спецназначения, например, десантников. Есть заграничные объединения бывших студентов советских вузов. Скажем, в Германии (как и во многих других странах) есть клуб выпускников МГИМО. Понятно, что иностранцы, учившиеся в советское время в МГИМО, не могли не быть своими людьми для КГБ. Потом они разъехались по своим странам в качестве агентов спецслужб. Не думаю, что сегодня ситуация с иностранными студентами российских вузов иная.

Есть специальные организации, объединяющие российских ученых, которые эмигрировали и оказались на хороших местах на Западе. Понятно, что у профессора какого-нибудь крупного западного университета, которому предлагают лабораторию в России, где два месяца в году он ведет исследования на хороших условиях и обучает аспирантов, не будет секретов от российских работодателей. Еще есть бывшие сотрудники спецслужб ГДР, которые никогда не прерывали связей с Москвой и маскируют свою деятельность, к примеру, под частные детективные агентства или охранные предприятия. Перечислять типы таких организаций можно очень долго.

О «неподкупных» художниках

В литературных организациях состоят пишущие люди, заинтересованные в финансировании их публикаций. При необходимости, они будут писать то, что надо, говорить, что надо, участвовать в промосковских конгрессах и конференциях, которые проводятся на Западе. С художниками то же самое. Любое культурное мероприятие на деньги Москвы имеет цель: проникновение в соответствующие круги – это встречи, знакомства, контакты. Это возможность для вербовки.

К примеру, на открытие выставки или презентацию какого-нибудь невинного художественного мероприятия приходят самые разные люди. И политики тоже. Это еще один шаг вглубь западного общества. А творческие люди напрасно думают, что их не завербуют. Их уже завербовали. В тот момент, когда они взяли деньги и участвуют в этом мероприятии, они уже безопасны для российской стороны. Они уже никогда не выступят против. Это такая форма вербовки, успешный способ оказания влияния на западную и эмигрантскую культурную среду. И вот бесчисленные письма протеста, петиции, которые сейчас подписывает оппозиционная Путину творческая интеллигенция по разным поводам, эти люди уже подписывать не будут. Это – вербовка.

О психологии эмигрантов

Сейчас в мире много миллионов эмигрантов из бывшего СССР и отсутствует «железный занавес», так что возможности московских спецслужб резко усилились. Главное, что под видом культурных обществ с помощью «Русского мира» продвигающих русский язык по московским программам, успешно воспитываются новые поколения патриотов-путиноидов. И довольно успешно. В недавних массовых расистских демонстрациях, направленных против приема мигрантов в Германию, участвовало в основном второе поколение русских эмигрантов, выросшие на Западе 30-40-летние люди. Завтра на улицы выйдут их дети.

На мой взгляд, это очень легко объяснить. Я 32 года назад уехал из Советского Союза с мыслью, что наконец-то я буду жить среди нормальных людей и эту мерзость и гадость советскую – забуду. Но эта гадость догнала меня в двухтысячные годы. Ее вдруг оказалось в Германии непредставимо много.

А объяснение, я думаю, такое. Диссидентов, людей, которые уезжали, потому что им не нравилась советский режим, и в советское время было очень мало. Уезжали, в основном, чтобы улучшить свое материальное положение, чтобы ездить по миру, зарабатывать и так далее. Это были обычные советские люди, у которых не было бы иных мотивов покидать страну, если бы не появилась возможность жить лучше.

То же самое и сейчас. Эмигранты, которые любят Путина – не политические эмигранты, они не понимают почему Советский Союз был плох. И они не понимают, чем плоха нынешняя Россия. Они не понимают, чем демократические страны от нее отличаются. Они абсолютно уверены, что в России всё нормально. Они пользуются благами демократической системы, не понимая, что это за система.

Нас же не обучали этому. Советская школа была ужасна. Я думаю, что нынешняя российская школа ненамного лучше. Тот набор демократических принципов и взглядов, который дается в западных школах, мы не получили. Единицы дошли до этого своим умом и то иногда очень криво. А основная масса эмигрантов, увы – расисты, националисты, антидемократы просто в силу традиционного советского воспитания. А что уехали, так почему не уехать, если есть возможность жить лучше. Вот и всё. Во многих случаях западная школа просто не в состоянии перебить рефлексы, которые задаются домашним воспитанием...

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter