Рус
Eng
Эксперт: мусоросжигательные заводы не спасут от проблем
Аналитика

Эксперт: мусоросжигательные заводы не спасут от проблем

9 июля 2018, 17:02
Массовые протесты против мусорных свалок вынуждают власти к действию. Самое естественное и экологичное решение — перейти к раздельному сбору отходов, как это происходит во всем мире, - уверен организатор экологического проекта «Мусора.Больше.Нет» Денис Старк.

С его помощью можно снизить количество отходов в два раза, а со временем, развив переработку и компостирование, — в пять раз. За последние годы грамотность россиян в этом вопросе на порядок выросла. Однако законы о раздельном сборе буксуют, и именно сейчас может быть принято непоправимое решение — заключение соглашений о строительстве мусоросжигательных заводов сроком на тридцать лет.

Удобно для чиновников, прибыльно для компаний

«Чтобы избавиться от мусора, нужно его сжечь», — к такой формуле склоняются российские чиновники. Зарубежные компании, производящие мусоросжигающее оборудование, рады такому решению: в Европе вследствие протестов населения спрос на них снижается, а например, в Воскресенском районе Московской области фактически одобрили строительство завода по проекту Hitachi.

Для граждан это очень плохие новости. При сжигании смешанных отходов образуются опасные вещества, вызывающие рак. Зола, оставшаяся после сожжения, является очень токсичной, и проблема её захоронения становится ещё более трудной, чем захоронение самих отходов. В проекте строительства завода предполагается везти золу за 3 тысячи километров в Сибирь, но это летучий материал, а условия транспортировки не оговариваются.

Стоимость мусоросжигания в несколько раз выше, чем захоронения, а значит, потребуется поднимать сборы с населения. Вторсырье, которое можно было бы пустить в переработку и тем самым сэкономить ресурсы, фактически уничтожается.

При этом строительство мусоросжигательных заводов является основным сценарием Российского правительства как на федеральном, так и на региональном уровнях. Нет человеческого фактора, нет малого и среднего бизнеса, не надо ничего менять. Просто вместо свалки отвози мусор на завод, и он магически исчезнет в печи. Обслуживает все мусоросжигательные заводы одна компания РосТех, соответственно, с ней удобно выстраивать отношения.

Вот несколько примеров, как маскируются факты. Мусоросжигание называют термическим разложением отходов. Электричество, произведённое при этом, попадает под «зелёный» тариф (то есть это считается экологичным электричеством, наряду с ветряной и солнечной энергией). Приводится в пример мусоросжигательный завод в Вене, в центре города. При этом надо понимать, что в Вене львиную долю затрат завода составляет дорогой фильтр, который нужно регулярно менять, а поступающее на завод сырьё тщательно сортируется — никаких батареек и ртутных ламп. Всё прозрачно и открыто для гражданского контроля. В России ничего подобного не предвидится.

Мусоросжигательные заводы проектируются рядом с онкологическими больницами, видимо, чтобы высокую смертность от онкозаболеваний можно было объяснить другими факторами. Академики РАН говорято том, что при сжигании при температуре выше 1500 градусов расщепляются вредные диоксины и фураны, но никто не сообщает, что остывшие молекулы в трубе и в воздухе могут снова соединиться.

На сегодня строительство мусоросжигательных заводов — наиболее вероятный сценарий развития событий. Можно сказать, что это уже вопрос решённый, и если в ближайшие месяцы не произойдёт какого-то чуда, то решение это станет необратимым. Будут подписаны концессии на 30 лет с запредельно высокой стоимостью расторжения контракта. Более глубокий анализ ситуации с мусоросжиганием и возможные альтернативные решения приведены в блоге члена Экологического совета при губернаторе Ленобласти Анны Гаркуши, которая также является руководителем направления "РазДельный Сбор".

Раздельный сбор отходов как альтернатива

Есть и другой сценарий, но он маловероятен. За прошедшие 10−15 лет была проделана огромная работа по просвещению населения и вовлечению в гражданскую экодеятельность в сфере отходов. Это не просто «волонтёрская движуха», это профессиональные социально и экономически устойчивые проекты, которые могут быть тиражированы на всю страну. Законодательство по отходам определяет механизмы, способствующие этому. Например, с помощью дифференцированного тарифа для домов с различным сбором отходов можно внедрить раздельный сбор во всех многоэтажках страны без создания социальной напряжённости и недовольства.

Суть подхода в том, что дома, в которых нет раздельного сбора, платят за внедрение такого сбора в тех домах, которые этого хотят. В начале процесса желающих перейти на раздельный сбор мало, поэтому стоимость внедрения «размазана» по тысячам домов и никого не напрягает. В конце разница тарифов уже существенна, но так как почти все дома к этому моменту уже перешли на раздельный сбор, то возмущение населения минимально и очень точечно. Однако для внедрения этого подхода федеральное правительство должно принять постановление, разрешающее дифференцированный тариф.

Другой пример верного использования законодательных возможностей — это применение экологического критерия в госзакупках. Можно привести ещё много работающих подходов. Более 30 успешных примеров как предпринимателей, так и чиновников можно найти в книге «Путь в чистую страну». Однако, чтобы перейти от разовых успешных примеров к новой экономической системе и новой общественной норме, нужны мощные стимулы. Как мы видим из первого сценария, государство таким стимулом не будет. В силу раздробленности мусорного бизнеса и его внутренних противоречий, он не станет локомотивом такого развития.

Остаётся общество. Я не питаю излишнего оптимизма. Описанный ниже сценарий крайне маловероятен, однако он всё-таки возможен. Во всяком случае, он гораздо более вероятен, чем, скажем, сценарий, что правительство вдруг изменит свои планы или весь мусорный малый и средний бизнес объединится и выдавит РосТех с рынка обращения с отходами.

Таким образом, из двух невозможных и одного невероятного сценария выбираем невероятный. Вот как это может происходить. Ситуация с отходами в Московской области может заставить население других городов задуматься, что рано или поздно их дети так же, как и дети в Волоколамске, попадут в больницы с отравлением свалочным газом или с онкологическими заболеваниями, если будут жить вблизи мусоросжигательных заводов. Для этого должна включиться эмпатия и сопереживание другим людям.

Давайте представим, что чудо произошло и несколько миллионов россиян отнеслись к беде в Подмосковье, как к своей собственной, и у них появилась мотивация изменить ситуацию. Что они могут сделать? Протесты, пикеты, демонстрации не сработают — государство знает, как с ними бороться, и умеет их игнорировать. Кроме того, это небезопасно для участников, а значит, мало кто на это решится.

Однако есть другой способ. Краеугольный камень мусоросжигания — это утверждение, что народ не дозрел. Проекты, доказывающие обратное, игнорируются. В 2010 году движение «Мусора.Больше.Нет» за 3 недели наладило раздельный сбор в многоквартирном доме. Проект экономически и социально устойчив и работает по сей день. В Рыбинском муниципалитете Ярославской области налажен раздельный сбор во всём районе. Инициатором выступил сотрудник муниципалитета. В Осташковском районе был успешно сделан проект по раздельному сбору отходов. Через 2 недели жители стали сортировать отходы и выбрасывать мусор раздельно. В Санкт-Петербурге более десяти тысяч человек регулярно сдают отходы на акциях движения «Раздельный Сбор». Это примеры, которые устойчиво работают даже без экологического сбора, дифференцированного тарифа и регионального оператора.

Я многократно лично разговаривал с чиновниками разного уровня от сотрудников муниципалитета до регионального и федерального министров. Реакция одна и та же: игнорировать эти факты и приводить примеры неудачных проектов по раздельному сбору отходов.

Выход из ситуации — показать, что народ не быдло. И если сотни проектов раздельного сбора и десятки тысяч участников чиновники игнорируют и списывают на исключения, то нужно показать миллионы примеров. Технически это очень просто. Как я говорил выше, внедрение раздельного сбора в многоквартирном доме заняло у нас меньше месяца, включая поиск сбыта для вторичного сырья, логистику, договорные вопросы, обучение дворника, вовлечение жильцов.

Это значит, что в идеале раздельный сбор во всех домах России можно внедрить за 4 недели при условии, что в каждом доме найдутся 2−3 человека, умеющих читать, пользоваться интернетом и готовых потратить 2−3 часа в день в течение месяца-двух. Это более чем возможно, с учётом того, что есть пенсионеры, домохозяйки, студенты, обладающие свободным временем. Предположим, что из миллиона людей, принявших проблемы в Московской области, как свои, найдётся несколько десятков тысяч тех, кто при некотором организационном потенциале внедрит раздельный сбор отходов в своём доме, проведёт сбор макулатуры в школе своих детей или поставит бокс для сбора батареек в своём офисе и сделает минимальное освещение своего проекта в социальных сетях или местных СМИ.

Это будет происходить синхронно во многих городах России, иметь большой масштаб и освещение в СМИ и социальных сетях. Это совершенно позитивная, непротестная деятельность в рамках законодательства, за которую при всём желании невозможно привлечь к ответственности. Эти проекты даже не требуют координации и управления: инструкции, видеоматериалы и эксперты доступны в интернете (движение «РазДельный Сбор», Центр Экономии Ресурсов, «Мусора.Больше.Нет», ЭКА, коалиция PRO-отходы). Контакты для сбыта вторичного сырья для каждого района можно найти в интернете или в «жёлтых страницах».

К какой реакции государства это приведёт? Игнорировать явление, которое включает миллионы участников, они не могут. Подавить не могут, так как при всём желании невозможно найти протестную или антигосударственную составляющую. Перехватить управление этим процессом государство тоже не может, так как централизованного управления нет, централизованного информационного или финансового потока нет. То есть ни одна из трёх привычных форм взаимодействия с населением (игнорирование, подавление, перехват управления) в этой ситуации не сработает.

Возможно, я оптимист, но предполагаю, что в этой ситуации государство может начать «слушать» население. По-настоящему, а не через симуляцию слушания. Также это приведёт к разрушению установки «народ — объект, а не субъект».

Заключение

Хотя первый сценарий подкреплён нормативными актами, лоббированием госкорпорации РосТех, позициями многих министров и губернаторов, а второй основан на опыте всего нескольких десятков тысяч простых людей, я верю, что второй сценарий пока ещё возможен и каждый на своём месте, от жителя многоквартирного дома до редактора портала, может сделать свой выбор.

Материал подготовлен в рамках проекта «План Перемен».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter