Рус
Eng
От самоизоляции - к самоликвидации: заметки неверующего в победу над вирусом

От самоизоляции - к самоликвидации: заметки неверующего в победу над вирусом
Аналитика

9 июня , 12:30
9 июня в Москве снимается режим самоизоляции. Уже около недели город де факто живет без карантина. Статистика же неумолима. О выходе на плато не может быть и речи. Скорее всего, мы находимся у подножия намного более крупного, чем предыдущий, пика.

Алина Витухновская, писатель

В пасть дракону-абстракции по имени «экономика» вбрасывается общество. Мало того, что сама постановка вопроса о том, что первично — жизнь или экономика, чрезвычайно цинична, такой вопрос, в принципе, не должен стоять перед человечеством в 21-ом веке — веке переизбытка производства. Человечество вполне уже может позволить себе «апокалиптический» запас продуктов питания и вещей на годы вперед. Этот запас должен использоваться в глобальных форс-мажорных, подобных пандемии КОВИД, ситуациях. И если в цивилизованном мире с экономикой все более-менее стабильно, в сырьевой России ее нет вообще.

Как всегда, по уже сложившейся традиции, у нас принимают худшее решение из всех возможных. Мы включились в привычный «жертвенный режим», уместный еще во время Второй Мировой, но никак не работающий в глобальном мире, где насилие, хоть военное, хоть природное — перешло в формат «софт». Это значит, что любые жертвы не оправданы, любые жертвы напрасны.

Мои выводы из личных наблюдений за поведением постсоветского человека, увы, печальны. Поначалу мне казалось, что москвичи ответственно подошли к самоизоляции, берегут свое и чужое здоровье. Однако потом я заметила, что поведение масс регулируется не здравым смыслом, а указаниями сверху, помноженными на волны массового бессознательного, когда толпы людей скупают гречку, надевают и снимают маски, заполняют улицы или наоборот, прячутся в квартирах, подобно диким животным.

То, что карантин будет снят, было понятно уже несколько дней назад. После известия об открытии книжной ярмарки. В день русского языка и в разгар пандемии, на фоне запрещенных мероприятий любого рода, это состоялось с помпой, хоть и провинциальной. На ярмарке собрался «цвет» отечественной «советской литературы» — от Прилепина до Шаргунова в роли пляжного конферансье. Один известный полуоппозиционный политик, посетив сие действо, слег с коронавирусом, о чем известил подписчиков в соцсетях. Такова цена тщеславия новой культурной псевдоэлиты, выключенной из мирового контекста, и посему вынужденной бесконечно собираться вместе, нахваливая друг друга.

Сегодня владельцы ресурсов и формальные носители языка не являются владельцами смыслов — ни русских, ни каких-либо еще. Автохтонные властные дикари просто попытались воткнуть в агонизирующее, распадающееся на глазах пространство еще одну скрепу, и опять советскую — утвердить псевдоимперию как «самую читающую страну». К слову, завязка на культуре без цивилизации — есть авторитарный признак.

Второй причиной снятия карантина, после иллюзии экономической необходимости, является желание власти обеспечить явку на плебисцит по поправкам в Конституцию. Тут она, очевидно, действует против своих интересов, делая саму процедуру крайне болезненной. Помимо рвущегося на улицы как в последний бой нерефлексирующего пролетария, общество состоит из большого числа тревожных невротиков, а также из увеличившегося за время карантина количества недовольных, обнищавших и фрустрированных людей. Они создают своего рода революционный балласт, который власть, судя по всему, попытается снова сбросить, введя повторный карантин. Однако, второй раз ковидная страшилка не сработает. Так что ситуация становится очень рискованной.

«Бывает в истории, когда власть стремится к одному, а выходит совсем другое. И очень неприятное для самой власти. Это значит, что начал работать закон непреднамеренных последствий. Он говорит о качестве правления и способности правящих осмыслить то, что они делают. В России начал действовать закон непреднамеренных последствий, который отныне заменяет нам Конституцию.

Коронавирус упростил оформление нового режима через ликвидацию возможности массового сопротивления. Ирония в том, что способ бетонирования власти создает для нее еще более разрушительные угрозы.» — пишет российский политолог и доктор исторических наук Лилия Шевцова.

КОВИД стал понятием современного политического. Там, где старые формы управления исчерпали себя, а новые еще не придуманы, их место занимает инферносущность, проекция массового бессознательного, пустотная аномалия. КОВИД — это подлинное имя «бога» современного человечества. Последнем именем «бога» была инерция бытия. Но тут бытие взбунтовалось!

Российская власть слишком долго занималась богоискательством, уйдя от привычного православия в область еще не названных автохтонных синтетических культов, собранных по всему миру, подобно манускриптам из коллекции Аненербе. И вот «бог», принявший форму КОВИДа, явился к ним. Воистину, бойтесь своих желаний, они могут исполниться!

Тот, кто не чувствует времени, не чувствует актуальности, современности, тот обречен. Обречен и тот, кто игнорирует КОВИД как глобальный фактор, этот абсолютный профан — ковидодиссидент. Люди, ведомые профанической витальностью, пренебрегшие не только радикальными смыслами, но и реальной опасностью, выползли в эти дни из своих экзистенциальных бетонных квартирных нор. Они вышли к этому, воистину, убивающему солнцу будущего. Без масок, без перчаток, толпы гедонистического пролетария заполонили улицы города. О них можно сказать — «Страшно далеки они от КОВИДа». И эта ошибка будет фатальной.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter