Рус
Eng
Эксперты: без экстренной помощи размером в 10-15% ВВП экономика страны рухнет
Аналитика

Эксперты: без экстренной помощи размером в 10-15% ВВП экономика страны рухнет

9 апреля 2020, 11:11
Меры ближайших нескольких недель определят будущее страны на десятилетия вперед, причем промедление российских властей окажется не менее губительным, чем бездействие.

Вера Бердникова, Марк Окин

Впервые в новейшей истории мировая экономика столкнулась с кризисом такого масштаба. Сегодня практически все страны мира уже охвачены пандемией в той или иной степени: закрываются границы, вводится карантин, останавливаются целые отрасли экономики. Как бы нам ни хотелось, чтобы Россия была тихой гаванью, надежды на это не оправдались.

В довершение страну накрыло обвалом цен на нефть, который в других обстоятельствах сам по себе был бы серьезным вызовом. Уже появились первые оценки предстоящей рецессии российской экономики, вслед за всеобщим спадом. По мнению главы МВФ Кристалины Георгиевой, мировую экономику ожидает рецессия по крайней мере такая же, как во время глобального финансового кризиса 2008-2009 гг. или даже хуже. В зависимости от жесткости и продолжительности карантина потенциальное снижение ВВП может достигать 5-10% в год. Если сроки изоляции затянутся, то мы можем увидеть сокращение мирового ВВП на 10% и более за один год. Уже есть прогнозы, обещающие рост безработицы в США до 25-30%. По мнению финансиста Андрея Мовчана: «Эти показатели похожи на Великую Депрессию, только спрессованную в короткий период времени».

Как известно, отчаянные времена требуют отчаянных мер. Руководствуясь этим принципом, правительства разных стран обнародовали беспрецедентные меры по поддержке экономики. Наряду с выплатами социального характера, нацеленными на помощь отдельным группам населения, огромные средства выделяются на поддержку пострадавших компаний.Лидером в этом вопросе является США, одобрившие финансовую помощь и пакет стимулирующих экономику мер на общую сумму $6,2 трлн. (28,9% ВВП). В Великобритании бизнесу предоставлены государственные гарантии и другие виды поддержки на общую сумму £350 млрд., или 15% от ВВП. От 11% до 23% ВВП достигают объемы господдержки в Италии, Испании и Германии. Даже развивающиеся страны, такие как Бразилия и Чили выделяют на поддержку бизнеса 1,7% и 4,7% ВВП соответственно. Перечень мер, принятых Россией, на фоне общемировых выглядит прижимистым. В ходе онлайн-саммита с лидерами G20 Президент Путин заявил, что правительство выделит на поддержку экономики в общей сложности 1,2% ВВП.

Отсрочка налоговых платежей и снижение страховых взносов по оценке Альфа-банка будут стоить бюджету 300–400 млрд. руб.Причем предприятиям еще нужно будет доказать, что они эту поддержку заслуживают. Судя по разъяснениям ФНС отсрочку по уплате налогов могут получить только организации из утвержденного перечня наиболее пострадавших отраслей, показавшие снижение выручки более чем на 20% по сравнению с аналогичным отчетным периодом прошлого года. Кроме того, при переносе сроков уплаты налогов более чем на 6 месяцев необходимо предоставить в обеспечение банковскую гарантию или залог недвижимости. Даже такая на первый взгляд привлекательная мера, как снижение страховых взносов с ФОТ, на деле не принесет ощутимого облегчения. И налоговая отсрочка, и снижение налогового бремени для остановившихся бизнесов бесполезны – выручки всё равно нет, платить нечем.

Предложенное среди прочих мероприятий налогообложение вкладов не имеет никакого отношения ни к поддержке населения, ни к поддержке бизнеса, ни к экстренному наполнению казны – первые доходы поступят в бюджет только в 2022 году, когда ситуация с пандемией и рецессией уже разрешится тем или иным образом. Включение этого пункта в «антивирусный» пакет сложно оценивать иначе, чем попытку под шумок протолкнуть непопулярную меру.

Если подмога не придёт

Основной удар в результате массовой изоляции пришелся на предприятия сферы гостеприимства и развлечений, туристической и образовательной (оффлайн) отрасли, фитнес- и бьюти-индустрии, транспортного сообщения. В мгновение ока бизнесы потеряли платежеспособность: выручка упала до нуля, вынуждая прекращать платежи контрагентам, увольнять или отправлять в неоплачиваемые отпуска сотрудников. Вслед за первыми жертвами по принципу домино стали падать и другие отрасли, подкошенные катастрофическим снижением спроса. Ситуация усугубилась обесценением национальной валюты в результате обвала нефтяных котировок.

Введение каникул привело к еще большему снижению потребительской активности.Пока никто не может с уверенностью сказать, как долго продлится изоляция. По прогнозу Торгово-промышленной палаты из-за экономических последствий коронавируса может обанкротиться до 3 млн. малых предприятий, под угрозой потери работы окажется 8,6 млн. человек, а это 11,8% всего трудоустроенного населения России. Причем оценки, которые базируются на данных официальной статистики, не учитывают граждан, работающих неофициально, т.е. реальный удар по населению будет ещё губительнее. Если по данным за 3 квартала 2019 года в России насчитывалось 17,6 млн. человек за чертой бедности, то в результате масштабного скачка безработицы эта величина может удвоиться. Тогда страна окажется на пороге гуманитарной катастрофы.

Волна банкротств приведет и к структурным изменениям в экономике. По оценке главы Счетной палаты Алексея Кудрина за последние 10 лет доля государства в экономике России выросла на 10% и достигла 47–48%. Вследствие коронакризиса данная тенденция может резко усилиться. Если объем государственной поддержки останется на текущем уровне, то частный сектор лишится от 30% до 50% предприятий. При условии, что большинство госкомпаний продолжит свою деятельность, их доля за короткий период времени вырастет на 10-15%. Всё большее огосударствление экономики приведет к снижению эффективности и потенциала развития, столь необходимых для выхода из рецессии.

«Зима пришла»

В то время, как бизнес отчаянно подаёт сигналы SOS, власти не спешат увеличивать предложенные скудные объемы поддержки. Очевидно, что у России есть определенные сложности при выделении ресурсов. Во-первых, страна не может активно занимать на мировых рынках в виду санкционных ограничений, во-вторых, резко сократились нефтегазовые доходы бюджета. Несмотря на это у страны накоплены значительные золотовалютные резервы в размере 551,2 млрд.долл.США и Фонд национального благосостояния– 123,4млрд.долл. США, сберегаемые на «черный день». Так вот этот самый «черный день» настал: тотальная остановка бизнеса и угроза обнищания населения возникли на фоне резкого обвала цен на нефть и международных санкций. Причем даже отъявленные пессимисты не могли предположить совпадения стольких негативных факторов. Не вызывает сомнений, что именно сейчас необходимо использовать все ресурсы, чтобы выстоять во время этого «идеального шторма».

У России есть неоспоримое преимущество, которые нужно использовать, - это полученная отсрочка. Мы не первые, кто столкнулись с пандемией и ее экономическими последствиями. Многие страны уже сформировали и частично опробовали собственные пакеты мер противоэпидемического и экономического характера. Опираясь на их опыт и учитывая допущенные ошибки, мы можем оперативно внедрять лучшие практики.

Глубина падения, продолжительность восстановительного периода, а также будущая конкурентоспособность экономики страны в мировом сообществе будет определяться мерами по борьбе с катаклизмом, которые государство предпримет сейчас. Чем более масштабными, быстрыми и решительными будут эти меры, тем быстрее произойдет стабилизация и восстановление, что определенно повлияет на положение страны на мировой арене в долгосрочной перспективе.

Что делать?

В средствах массовой информации и соцсетях разгорелась дискуссия о требуемых мерах по спасению экономики. Многие экономисты и представители бизнеса уже предложили свои варианты. Все они так или иначе направлены на решение следующих основных задач.

Во-первых, обеспечить ликвидность в экономике. Предприятия, лишившись выручки, оказались с пустыми расчетными счетами и невозможностью расплатиться со своими контрагентами и сотрудниками. Для того, чтобы избежать полномасштабного кризиса неплатежей, необходимо срочно обеспечить их деньгами. Подойдет и беспроцентное кредитование на длительный срок с отсрочкой погашения под гарантии государства, и выкуп облигаций, выпущенных предприятием по упрощенной процедуре, и другие возможные способы. Важно, чтобы средства быстро и без бюрократии дошли до каждого предприятия независимо от сферы и масштабов деятельности.

Во-вторых, поддержать бизнес путем снижения фискальной нагрузки и иных расходов. Просто дать денег – недостаточно. Это не спасёт бизнес, а лишь отсрочит его гибель. В условиях резко сократившихся доходов предприятия уже не справятся с прежним уровнем затрат и окажутся не в состоянии вернуть предоставленные им средства. Бизнес уже полным ходом сокращает свои издержки, однако значительная их часть определяется государством. Поэтому важно объявить налоговые каникулы (а не отсрочку) по всем видам налогов на срок не менее полугода, сократить страховые взносы (как и предложено Президентом). Кроме того, целесообразно обеспечить снижение коммунальных и арендных платежей, компенсируя выпавшие доходы управляющих компаний и арендодателей.

В-третьих, избежать гуманитарной катастрофы. По данным аналитического центра НАФИ более 60% россиян не имеют никаких накоплений, а 21,2% респондентов заявили, что их сбережений хватит, чтобы прожить не более месяца. В условиях «режима нерабочих дней», продлённого до конца апреля значительная доля населения может оказаться без средств к существованию. Во избежание тяжелых социальных потрясений следует незамедлительно произвести безвозвратные выплаты по примеру других стран.

И, наконец, поддержать рухнувший спрос. Падение потребительского спроса будет частично скомпенсировано за счет прямых выплат населению и предоставления ликвидности бизнесу. В дополнение к этим мерам, как предлагает финансист Григорий Гусельников, правительство немедленно должно увеличить бюджетные расходы 2 квартала, проавансировать все государственные расходы и контракты по расходам утверждённого бюджета до конца 2020 года, а также заставить все крупные государственные предприятия и частные сырьевые компании сделать то же самое.

Исторический момент

Становится очевидным, что речь идет уже не о том, сколько потеряет бюджет сегодня, а о том, сколько нужно потерять сегодня, чтобы у экономики страны был шанс на восстановление в обозримой перспективе. Государство должно всеми силами и средствами защищать бизнес, как свой стратегически важный актив. Так или иначе пандемия закончится, а вот доживут ли до этого прекрасного момента предприятия и сохранятся ли рабочие места, зависит от сегодняшних действий.

Предложенные Правительством меры категорически недостаточны. Если больше ничего не предпринимать, то страна потеряет до 50% частного бизнеса и окажется на грани гуманитарной катастрофы. Чтобы этого не произошло, необходимо экстренно ввести дополнительный пакет мер, объем которых будет сопоставим с уровнем других стран – не менее 10-15% ВВП.

Возможно самым сложным для системы госуправления окажется реализовать требуемые механизмы с минимумом бюрократии и ограничений, чтобы максимально широкий круг граждан и предприятий смог ими воспользоваться уже в апреле текущего года.

Меры ближайших нескольких недель определят будущее страны на десятилетия вперед. Так что промедление окажется не менее губительным, чем бездействие. Уже очевидно, что лица, стоящие сегодня у руля, войдут в историю, и только от решительности их действий зависит, с каким багажом.

Об авторах:

Окин Марк Владимирович - экономист, эксперт в области бюджетирования, управленческого учета и финансового анализа, Внештатный преподаватель ИППС НИУ ВШЭ, соавтор учебного курса «Анализ финансового состояния банка»

Бердникова Вера Петровна - экономист, эксперт в области финансового анализа, бюджетирования и методологического обеспечения деятельности банков, Внештатный преподаватель ИППС НИУ ВШЭ, соавтор учебного курса «Анализ финансового состояния банка»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter