Рус
Eng

Центр инфекций в Казахстане: у нас не существует исследований двойного назначения

Аналитика
Центр инфекций в Казахстане: у нас не существует исследований двойного назначения
Центр инфекций в Казахстане: у нас не существует исследований двойного назначения
8 декабря 2021, 09:11
Ведущие учёные Национального научного центра особо опасных инфекций в Алматы опровергли слухи о «секретных американских биолабораториях» и объяснили, зачем Казахстану нужна лаборатория класса BSL-4.

Антон Иванкин

В конце ноября в Бишкеке прошла странная международная конференция «Биологические лаборатории США: угрозы Евразийскому пространству в Центральноазиатском регионе». «Странная» она хотя бы потому, что была организована не каким-нибудь авторитетным учёным сообществом, а интернет-изданием «Ридус» и неким российским Фондом по молодёжному гуманитарному сотрудничеству «Евразийцы – новая волна». Единственным учредителем и директором в одном лице этого фонда является бывший ведущий телекомпании РЕН-ТВ Юрий Ануфриев.

Тем не менее, участники «представительной» конференции обсуждали вполне наукоёмкую тему о том, что США «продолжают плодить» в Центральной Азии сеть своих секретных военных биолабораторий, «несущих смертельную опасность всему региону».

Что правда в этом утверждении?

Страшилки о «казахстанской чуме» XXI века

Публикации о том, что биоугроза евразийскому пространству исходит из Казахстана, «взрывали» информационное пространство уже не раз. Примечательно, что все они написаны как под копирку, а вместо фактов –набор конспирологических версий, мифов и откровенных слухов. Например, недавно под массированным обстрелом ряда российских изданий оказался посёлок Гвардейский Кордайского района Жамбылской области, где, как наотмашь пишут эти СМИ, «американцы возводят биолабораторию BSL-4».

Симптоматично, что это дважды неправда. Во-первых, не возводят. А, во-вторых, американцев там и в помине нет.

Дело в том, что окончательное решение строить или не строить BSL-4 в Гвардейском власти республики ещё окончательно не приняли. Более того, проект постановления правительства Казахстана о планах строительства лаборатории ещё в начале ноября был опубликован на специальном государственном казахстанском сайте «Открытые НПА». Зачем опубликован? Для широкого обсуждения общественностью – нужна ли подобная биолаборатория республике. Надо понимать, что Казахстан – «слышащее государство», здесь с мнением соотечественников считаются.

Авторы хорор-статей забывают рассказать своим читателям, что президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев ещё в июне 2020 года опроверг все слухи об «агентах ЦРУ и Пентагона» в биолаборатории.

«Мы работали и в сфере биологической безопасности на базе бывшего противочумного института в Алматы, но сейчас, в связи с истечением контракта, американцы покинули референс-лабораторию, там трудятся только казахстанские специалисты за счёт нашего бюджета. С учётом актуальности исследований в этой сфере мы готовы к максимально прозрачному сотрудничеству с российскими специалистами», – подчеркнул глава государства.

Но несмотря на это отдельные издания продолжают нагонять жуть. Жуть про то, что «строящийся» объект в Гвардейском на самом деле очередной филиал военно-биологической лаборатории Минобороны США. Про то, что «агенты ЦРУ» и «пентагоновские спецы» будут проводить секретные эксперименты с биологическим оружием. Причём экспериментировать они будут на штаммах чумы, натуральной оспы, Эболы, сибирской язвы и других самых страшных болезней планеты. Но и это не всё. Вот кульминация – дескать, американцы задумали осуществить из казахстанской биолаборатории утечку смертоносных патогенов типа чумы или сибирской язвы. «А когда начнётся эпидемия, объяснить это тем, что зараза пошла от природных источников региона, где эти болезни естественным образом возникали на протяжении всех прошедших веков». Это прямая цитата из одной из статей.

Кстати, если бы эти авторы на самом деле хотели рассказать людям правду о биолабораториях, нужно было в первую очередь поговорить с учёными, биологами, вирусологами и медиками. Они бы рассказали, что на сегодняшний день в мире успешно работают 59 биолабораторий уровня BSL-4, самого высокого уровня безопасности. Они расположены в 23 странах мира, причём, 25 в Европе, 14 в Северной Америке, 13 – в Азии, 4 в Австралии и ещё 3 в Африке. Есть они в России и Китае. Мировой опыт эксплуатации BSL-4 показал: вероятность утечки из них возбудителей вирусных инфекций практически равна нулю.

Кому выгодны био-фантазии?

Напомним, что в апреле 2020 года серией таких же «сенсационных» статей попытались дискредитировать казахстанский Национальный научный центр особо опасных инфекций им. Масгута Айкимбаева (ННЦООИ) и работающую под его эгидой Центральную референс-лабораторию (ЦРЛ). Тогда на полном серьёзе была выдвинута совершенно фантасмагорическая версия, будто бы самая первая утечка COVID-19 произошла из алматинской ЦРЛ. То есть планету, судя по тексту, заразил… Казахстан. Разумеется, эта «информационная бомба» спровоцировала небольшой международный скандал. МИД Казахстана пришлось даже опубликовать официальное заявление, в котором говорилось, что в республике не ведутся разработки биологического оружия, а «вся деятельность ЦРЛ находится под контролем государства и сфокусирована на обеспечении национальной биологической безопасности». Что, собственно, не преминул подтвердить и ВОЗ.

Теперь же совершенно очевидно, что «биострашилки» образца ноября 2021 года – из тех же «компетентных» источников. Кому -то очень не нравится, что Казахстан заботится о своей биобезопасности. Обычно, подобную «заботу» проявляют крупные фармацевтические компании. И эти люди готовы даже раскошелиться на недешёвую «международную конференцию», подкупить издания и журналистов, распространяющих откровенную чушь...

Дело жизни Масгута Айкимбаева

Национальный научный центр особо опасных инфекций им. Масгута Айкимбаева (ННЦООИ) и Центральная референс-лаборатория (ЦРЛ) появились в Казахстане не случайно. Технической и кадровой базой для их создания стал Среднеазиатский научно-исследовательский противочумный институт (СНИПЧИ), основанный в 1948 году в Алма-Ате по инициативе Министерства здравоохранения СССР.

Этот институт воспитал плеяду выдающихся казахстанских учёных-биологов и вирусологов. В этом институте работал легендарный врач-вирусолог Масгут Айкимбаев. В 1954 году он сумел подавить очаг эпидемии туляремии в пойме Иртыша, где заболело около 2 тысяч человек. Айкимбаев мужественно работал в самом центре эпидемии. В 60-е Масгут Айкимбаевич стал руководителем Среднеазиатского научно-исследовательского противочумного института. Свою жизнь он посвятил борьбе с чумой, холерой, оспой, сибирской язвой. Жизнь на передовой. Так что правопреемник института Национальный научный центр особо опасных инфекций назван именем Айкимбаева не случайно.

И для учёных, продолжающих дело Масгута Айкимбаева, жизнь на передовой науки продолжается. С той лишь разницей, что теперь, благодаря достижениям науки, работается им стократно безопаснее. Именно для этого – для безопасности и строятся лаборатории класса BSL-3 и BSL-4.

А работы вирусологам в Казахстане и без эпидемии коронавируса всегда хватало. Дело в том, что значительная часть территории Казахстана представляет собой природные очаги особо опасных для человека и животных патогенов, таких как конго-крымская геморрагическая лихорадка, геморрагическая лихорадка с почечным синдромом, омская геморрагическая лихорадка, чума, туляремия, сибирская язва, бруцеллез. К примеру, за последние сто лет в республике было зарегистрировано 123 эпидемических очага чумы и 866 случаев заболеваний людей. Так что повышенное внимание вопросам биологической безопасности для Казахстана просто жизненная необходимость.

Именно поэтому, когда прежнее помещение ННЦООИ перестало отвечать современным международным стандартам хранения коллекций патогенов и вирусов, правительство Казахстана приняло решение не только о возведении нового здания Центра, оснащённого самым передовым оборудованием, но и о строительстве при нём Центральной референс-лаборатории. Да-да, той самой, из-за которой изначально разгорелся весь этот «фейковый» сыр-бор с «биологическим оружием» и «происками ЦРУ и Пентагона».

А теперь о том, что касается американцев… Из открытых источников известно, что ЦРЛ действительно была построена (время строительства с 2010-го по 2017-й годы) в партнёрстве с США и оборудована за счёт средств США в рамках программы совместного уменьшения биологической угрозы. Стоимость проекта $130 млн. Это ни для кого не секрет. Однако важное уточнение: строительство вели казахстанские специалисты под полным контролем казахстанских ведомств, эксперты США оказывали лишь консультативную помощь. А главное – американские специалисты были, но давно ушли. (А «честные» СМИ продолжают рассказывать о них своим читателям в настоящем времени»).

Лаборатория принадлежит Казахстану, полностью финансируется из республиканского бюджета и находится в ведении гражданских министерств (это полностью исключает эксперименты над биологическим оружием). В ней работают только казахстанские биологи и вирусологи.

Стоит добавить, что стратегическую прозорливость властей относительно введения в строй ЦРЛ подтвердила пандемия. Именно в её стенах казахстанскими учёными в сжатые сроки была разработана отечественная вакцина QazVac и созданы собственные тесты на COVID-19, соответствующие мировым стандартам.

Американцев в казахстанской референс-лаборатории нет

Кстати, буквально на днях казахстанское издание «Zakon.kz» сумело сделать эксклюзивный репортаж из Национального научного центра особо опасных инфекций. Ведущие учёные центра откровенно ответили на самые «часто задаваемые» вопросы:

Для чего Казахстану новая биолаборатория?

Отвечает ведущий научный сотрудник ННЦООИ им. М. Айкимбаева, доктор PhD Нуркельды Туребеков:

– В последние годы угроза ввоза особо опасных возбудителей увеличилась из-за роста миграции населения, развития международного бизнеса, торговли и прочего. Мы очень тесно связаны с другими государствами. Помимо этого, на территории Казахстана есть и природные очаги особо опасных инфекций, такие как конго-крымская геморрагическая лихорадка, геморрагическая лихорадка с почечным синдромом, омская геморрагическая лихорадка, чума, туляремия, сибирская язва, бруцеллез. Для диагностики и изучения особо опасных бактериальных инфекций сегодня в нашей стране имеется лаборатория 3-го уровня биологической безопасности – BSL-3. А для изучения особо опасных вирусных инфекций необходима лаборатория более высокого уровня биологической безопасности по международному стандарту – это BSL-4.

У нас же такой пока нет. Почему она необходима? Потому, что мы должны не просто изучать особо опасные микроорганизмы по литературным источникам и получать диагностические тесты и вакцинные препараты из-за границы, а разрабатывать и иметь свои, отечественные. Подобная лаборатория позволит в короткие сроки провести диагностику, выявить новые и неизвестные инфекционные заболевания. А также позволит изучать те, которые уже известны и могут быть ввезены в страну, такие как желтая лихорадка, лихорадка Эбола, лихорадка Марбурга, Ласса и так далее. Их изучение позволит нам разработать свои отечественные как вакцинные препараты, так и лекарственные. Как показала пандемия, государства в какой-то период были отрезаны друг от друга, в таких условиях существовать без своей возможности изучения и разработки препаратов очень тяжело.

Казахстан имеет письменные договоренности о недопущении распространения химического, биологического и ядерного оружия с международными организациями. У нас не существует никаких научных тематических разработок, которые имели бы двойное назначение, одно из которых относилось бы к применению в качестве оружия. Все научные тематики проходят обязательное утверждение. Ни одна научная тематика не будет утверждена без оценки риска проведения исследования двойного назначения.

Как будет обеспечиваться безопасность в биолаборатории? Есть ли вероятность случайной утечки патогенов?

– Во-первых, к работам в такой лаборатории допускается лишь персонал с определенным допуском, прошедший тщательный отбор и проверку компетентными органами, – продолжает отвечать исследователь из Национального научного центра особо опасных инфекций Нуркельды Туребеков. – В самой лаборатории используются шкафы биологической безопасности третьего класса, сотрудники работают в изолированных костюмах с положительным давлением воздуха. Весь воздух в этой лаборатории проходит тщательное многоступенчатое обеззараживание при помощи специального оборудования.

То же самое происходит и со сточными водами, которые также тщательно обеззараживаются. Там также существуют автоклавы особого вида, переходные шлюзы с разницей давления, которые не позволяют чему-либо из этой лаборатории проникнуть наружу. Там созданы несколько уровней защиты, для того чтобы не допустить риска выноса любого возбудителя за пределы лаборатории. Человеческий фактор исключён. Система так работает, что если возникнет нарушение давления или чего-либо ещё, то люди даже не смогут зайти в лабораторию.

Чем будут заниматься в новой биолаборатории?

Отвечает заместитель генерального директора ННЦООИ им. М. Айкимбаева, кандидат медицинских наук Галина Ковалева:

– К примеру, там будут проводить исследования биологических материалов, полученных от людей и животных с подозрением на наличие опасных вирусных инфекций. Помимо диагностики, также будут разрабатывать вакцинные препараты, лекарственные препараты, диагностические тест-системы. Работа будет направлена на вирусы. А с бактериальными инфекциями будет работать существующая у нас лаборатория уровня BSL-3. В настоящее время мы имеем богатый арсенал средств для лечения и профилактики особо опасных бактериальных инфекций в виде антибиотиков и широкого спектра уже применяемых вакцин. К сожалению, на сегодняшний день, как показала пандемия, человечество оказалось беззащитным перед лицом особо опасных вирусных инфекций по причине отсутствия разработанных и зарегистрированных противовирусных препаратов и вакцин. И очень хорошо, что государство ставит такой вопрос.

Слова учёных о сугубо научной необходимости строительства в Казахстане современной лаборатории BSL-4, имеющей максимальный, четвертый уровень изолированности, подтвердил и министр здравоохранения РК Алексей Цой.

«В обычной лаборатории, той же ЦРЛ, невозможно заниматься опасными штаммами, потому что они заразные», не так давно заявил министр, в очередной раз напомнив, что окончательно вопрос о строительстве BSL-4 на базе Научно-исследовательского сельскохозяйственного института в посёлке Гвардейский (он разрабатывал и выпускал вакцины против особо опасных и экзотических болезней сельскохозяйственных животных, птиц и зерновых культур) ещё не решён – он «прорабатывается». «Но в любом случае, – подчеркнул Цой, – все лаборатории, которые есть в государстве, управляются полностью Казахстаном. И финансируются из государственной казны».

Получается, и государственные чиновники, и учёные в этом вопросе единодушны: BSL-4 призвана защитить население и природу от воздействия опасных эпидемиологических факторов и предотвратить смертоносные биологические угрозы, то есть заложить более прочную основу для системы биологической безопасности страны. Другого пути просто не существует.

И жаль, что до сих пор некоторые издания в погоне за трафиком пребывают в мире фейковых историй о шпионах в белых халатах, крадущихся по Центральной Азии с вирусом-убийцей в пробирке.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter