Рус
Eng

СССР был обречен: страну разрушали со всех сторон

Аналитика
СССР был обречен: страну разрушали со всех сторон
СССР был обречен: страну разрушали со всех сторон
8 декабря 2021, 09:51Фото: Фото: СоцсетиОни поставили свои подписи под неизбежным
Население страны в основном восприняло Беловежское соглашение как само собой разумеющееся, вполне ожидаемое и даже желанное - людьми владело часто неосознанное стремление «покончить» с СССР

Сергей Баймухаметов

Потом виноватыми объявили Горбачева и «трех пьяных мужиков в Беловежской пуще». Народ до сих пор не может сложить и сопоставить «два» и «два». Всегда получается, что «враги фальсифицировали нашу арифметику».

30 лет назад, 8 декабря 1991 года, Ельцин, Кучма и Шушкевич от имени своих государств тайно приняли и подписали так называемое Беловежское соглашение:

«Мы, Республика Беларусь, Российская Федерация (РСФСР), Украина как государства — учредители Союза ССР, подписавшие Союзный Договор 1922 года, далее именуемые Высокими Договаривающимися Сторонами, констатируем, что Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность, прекращает свое существование».

Уже не раз писал о масштабном подлоге, о всероссийском (про другие страны не знаю) «промывании» мозгов. Например, участники августовского путча 1991 года на всех углах кричали, и пресса их транслировала (!), что они боролись против Горбачева, потому что Горбачев разрушал Советский Союз, а они пытались спасти великую страну.

И как будто никому не приходило в голову (и не приходит!), что именно члены ГКЧП и разрушили СССР. Вспомним Акт о независимости Украины, принятый 24 августа 1991 года. Первые его строки: «Исходя из смертельной опасности, которая нависла над Украиной в связи с государственным переворотом в СССР 19 августа 1991 года…».

На следующий день, 25 августа 1991 года, такой же Акт приняла Белоруссия, потом Молдавия, Киргизия, Узбекистан, Армения, Туркмения…

ГКЧП потерпел поражение, но лишил Горбачева власти. Не будь путча, Ельцин, Кравчук и Шушкевич ни за что бы не осмелились…

Ельцин, Кравчук и Шушкевич в Беловежской пуще всего лишь воспользовались тем, что уже сделали до них путчисты.

И второй момент. Больше всего горюют об СССР и обвиняют «демократов» в развале СССР – коммунисты, нынешние члены КПРФ. И никому не приходило в голову (и не приходит!), что народные депутаты РСФСР, в абсолютном большинстве коммунисты, 12 декабря 1991 года на заседании Верховного Совета РСФСР могли НЕ ратифицировать Беловежское соглашение, могли отменить договор об «отмене СССР», призвать Ельцина к ответу.

Ничего подобного у них и в мыслях не было. По первому вопросу: «против» – 6, «воздержались» — 7, «за» — 188 депутатов.

По второму: «против» – 3, «воздержались» – 9, «за» – 161.

После поражения путча в августе 1991 года, или, как называли еще, после победы демократии, возникали разговоры, что Союз уже рухнул или непременно рухнет, и главное сейчас - выбраться целыми из-под его обломков. Но вели их в основном политики. И у меня потом возникло чуть ли не мистическое ощущение, что ОНИ ЗНАЛИ.

Вот убедительный пример - из первых рук, сам участвовал. В сентябре - то есть в разгар эйфории от поражения августовского путча и победы демократии журнал «Журналист» попросил некоторых политиков (и почему-то меня) ответить на вопрос: «Какими представляются вам отношения между народами бывшего Союза ССР через год и через пять лет?»

Совершенно загадочно и непонятно словосочетание «бывшего Союза ССР». Никакого «бывшего» тогда, в сентябре 1991 года, еще не было! Все было вполне настоящим. Мы жили в Советском Союзе. Горбачев – первый президент СССР! Главы республик обсуждали новый союзный договор. Да, мы догадывались, что есть там сложности, но дискуссии - это же нормально, тем более, после глобального события – окончательного крушения власти КПСС.

Потом, годы спустя, я спрашивал сотрудников журнала, организаторов опроса. Никто из них не помнил, как, почему и откуда в сентябре возникла формулировка - «бывшего Союза ССР». Возможно, имелся в виду СССР как «антидемократическая империя». Дело еще и в том, что тогда обсуждалось новое название государства, предлагалось, например, ССР - Союз Суверенных Республик, и т.д. Но почитайте: ведь в сентябре 1991 года политики с уверенностью (!) констатировали, что Советского Союза как нашей единой страны уже нет!

Профессор Анатолий ДЕНИСОВ, народный депутат СССР:

«Для меня как автора учебника «Теория больших систем управления» вполне органичны и нынешний распад Союза, и его грядущая реконструкция… Через год у нас будет единое экономическое пространство, где сквозь дымящиеся развалины станут прорастать побеги нового Союза».

Марью ЛАУРИСТИН, вице-спикер Верховного Совета Эстонии:

«Освобождение от Союза означает раскрепощение каждого народа… За пять лет могут возникнуть совершенно новые или хорошо забытые старые связи. Например, скандинавские страны и Балтийский бассейн, Петербург, Новгород… то есть члены старой Ганзейской семьи… Что касается общего будущего того конгломерата, который раньше назывался Союзом ССР, я бы тут не стала предсказывать. Пять лет — слишком короткий срок».

Председатель Верховного Совета РСФСР Руслан ХАСБУЛАТОВ:

«Республики хотят жить самостоятельно… Лет через пять можно будет говорить о сообществе бывших союзных республик. К этому времени я вообще-то вижу уже процветающее содружество».

Зорий БАЛАЯН, народный депутат СССР:

«Предстоящий год, возможно, - самый ответственный за историю страны. По инерции его еще можно прожить, уничтожая последние запасы. Но через год настанет катастрофа. Она начнется с репрессий по отношению к демократам. В дальнейшем выбросят из Мавзолея Ленина, отстранят от власти Горбачева…»

Среди этих политиков почему-то оказался и я. Вероятно, меня включили в опрос не то как представителя народа, не то как представителя журналистского цеха.

Я отвечал со всем пылом и жаром души:

«Помимо политического и экономического пространства есть наше общенародное пространство, объединенное русским языком и общей судьбой, где все мы - свои, и это из нас ничем не вышибешь. Это чиновники и цекисты кричат, что рухнул Союз, а на самом деле рухнуло тоталитарное государство, а НАША СТРАНА - осталась и останется».

Наивный. То есть ничего не знал, не понимал и неколебимо верил в незыблемость страны.

Было это, повторю, в конце сентября. Журнал с нашими ответами вышел в декабре. Когда СССР уже перестал существовать.

Да, я наивный. Но вот вопрос: обличая «чиновников и цекистов», утверждая, что «НАША СТРАНА - осталась и останется», выражал ли я настроения, чувства народа? Был уверен, что выражал.

Почему же после оглашения Беловежских решений народ не вышел на улицы и площади, на защиту своей страны, не призвал к ответу власти? Ведь тогда на митинги выходили сотни тысяч. Здесь же никто не вышел.

Основное население восприняло Беловежское соглашение как само собой разумеющееся, вполне ожидаемое и даже желанное? То есть были какие-то массовые, общие настроения? Людьми овладело подчас пусть и неосознанное стремление «покончить» с СССР?

Почему? Будем смотреть на прошлое реально.

В республиках, включая широкие массы, считали, что Москва «не дает им дышать», контролируя все и вся, не говоря уже о «грабеже, о вывозе всех полезных ископаемых».

А в России, включая широкие массы, точно так же считали, что Россия «кормит национальные республики», и пора, наконец, «сбросить их с нашей шеи».

Вот и «досчитались». Теперь пеплом головы посыпают.

Но ведь жизнь показала, что у каждой республики был и есть свой путь. А значит, все закономерно. И – справедливо?

Сюжеты:
Былое
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter