Рус
Eng

Стая на стаю: раскрыты секреты конкурентной борьбы в России

Аналитика
Стая на стаю: раскрыты секреты конкурентной борьбы в России
Стая на стаю: раскрыты секреты конкурентной борьбы в России
8 декабря 2020, 14:06
Победить в российских условиях может совсем не та политическая стая, которая способна показать наилучший результат, а лишь та, которая искренне и самозабвенно расходует свои ресурсы на шельмование других похожих стай.

Российский политический аналитик Дмитрий Некрасов в связи с очередным скандалом, в ходе которого журналист Олег Кашин пожаловался на травлю со стороны команды Алексея Навального (противники Навального активно распространяли слух о том, что отец его жены Юлии сотрудничал с КГБ), обратил внимание на истинные причины возникновения такого рода событий. В самом деле, почему в России настолько распространена практика отчаянной травли политических, и не только, оппонентов?

«В 1930-е очень многие также искренне недоумевали когда становились жертвами, а до того также совершенно искренне, без тени сомнения и с праведным гневом травили предыдущих жертв..» - замечает Некрасов. И объясняет, почему так происходит:

«...Есть такая книга «Русская модель управления» А. Прохорова (не олигарха). Пожалуй одна из лучших книг об особенностях российского менеджмента и даже больше - русской цивилизации.

Среди тезисов данной книги есть два таких (сильно упрощаю):

1. В России, в сравнении с Западом, ниже роль межличностной конкуренции и гораздо выше роль конкуренции стай (сект, школ, кланов).

2. Результат конкуренции стай, в России в гораздо большей степени определяется способностью стаи уничтожить другие стаи, нежели способностью продемонстрировать собственно результат. Если на Западе большая часть конкуренции стай за ресурсы происходит в виде конкуренции результатов по их достижению, то в России пик конкуренции смещен на период до достижения результатов. Побеждает и получает больше всего ресурсов та стая, которая смогла дискредитировать и лишить ресурсов другие стаи еще ДО того, как какой-либо результат в принципе мог быть достигнут.

В итоге победившая стая получает какой-то (не факт, что оптимальный) результат, который используется в силу безальтернативности просто потому, что в результате игры на уничтожение другие стаи не могли достигнуть никакого результата, будучи лишенными ресурсов на более ранней стадии.

(Т.е. в какой-то части конкуренция результатов в России тоже есть. Вопрос в разной пропорции. И вообще Прохоров из этого выводит и много сильных сторон русской модели управления. Я упростил картину для иллюстрации своих тезисов, в остальном отправляю к первоисточнику)

Несколько цитат собственно из Прохорова:

«Даже в такой, казалось бы, деликатной сфере, как наука и искусство, как только намечается какое‑либо новое направление в живописи, в литературе, в музыке или театре, то сторонники этого направления сразу же образуют замкнутую секту и начинают отчаянно враждовать с другими направлениями, поносить их последними словами, …».

«Вообще то, в науке сам за себя должен говорить результат – открытия и публикации, в литературе – тиражи журналов, в искусстве – аншлаги и очереди в кассы. Но наши литераторы, художники, артисты, ученые почему‑то не ждут, когда публика придет к ним и признает их успех. Они сбиваются в стаи‑кластеры и с первых шагов доказывают, что их учение, их направление, их школа являются единственно верными и правильными, и большую часть сил тратят не на то, чтобы творить самим и утверждать свое научное или художественное направление, а на то, чтоб задавить конкурирующие школы, расходуя время и силы на публицистическую, административную и политическую борьбу с ними».

«А уж какие формы приобретала борьба в России научных школ, [в 1930-е – 1950-е] Да почти в любой науке после жестокой взаимной войны была объявлена единственно верной какая‑то одна школа, остальные преследовались».

«На Западе [стаи] нацелены на то, чтобы [повышая качество продукта], привлечь больше зрителей. [В России] научные, художественные и литературные школы с самого начала настроены на то, чтобы задавить конкурента, создать у публики и государства уверенность в лженаучности и злонамеренном убожестве всех остальных.

Новая театральная школа не просто борется за существование, она доказывает, что всякий нормальный человек может ходить только на спектакли этой театральной школы. А все остальные – закрыть и запретить. Научные школы претендуют на ликвидацию враждебных исследовательских институтов, враждебных кафедр, закрытие научных журналов...» «Литературные группировки не хотят ждать, когда тиражи их изданий вырастут, а тиражи конкурирующих журналов упадут. Они добиваются либо административного закрытия чужих изданий, либо их захвата».

«В системах управления западных стран перераспределение ресурсов в пользу победителя является результатом конкурентной борьбы, ее итогом. В России же перераспределение ресурсов разворачивается с самого начала, еще до того, как конкуренты получили конечный результат своей деятельности...».

Ничего не напоминает?

Я довольно давно думаю над тем, почему наш оппозиционный мейнстрим так нетерпим, помешан на поиске «мурзилок» и «чистоте рядов». В общем, мало отличаясь от большевиков 20-30-х. Когда-то я объяснял это для себя личными особенностями самого Навального: неспособностью к командной игре и неготовностью выстраивать равноправные отношения. Однако совершенно аналогичные процессы разворачиваются и в любых других стаях. Чем дальше, тем больше я понимаю, что это скорее следствие общих особенностей нашего культурного кода, а не конкретных людей.

И победить в российских условиях может совсем не та политическая стая, которая способна показать наилучший результат, а лишь та, которая искренне и самозабвенно расходует свои ресурсы на шельмование других похожих стай.

Только в применении к политике, победа подобной стаи никак не может привести к тем позитивным изменениям, борьба за которые провозглашена на их знаменах. Возможно лишь воспроизводство все той же «русской модели управления» с теми же недостатками, но другими фамилиями...»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter