Рус
Eng
Помощи не было и не будет: как малый бизнес переживает вторую волну кризиса
Аналитика

Помощи не было и не будет: как малый бизнес переживает вторую волну кризиса

8 октября , 12:20
Число новых случаев заражения коронавирусом в России продолжает расти. И хотя власти сомневаются, что в России будет вторая волна, а новые жёсткие ограничения не входят в планы руководства страны, предприниматели, а вместе с ними и "Новые Известия" начали задумываться, сможет ли бизнес пережить новую волну пандемии?

Людмила Бутузова

По данным совместного исследования Inc. и агентства Omnibus , 34% российских предпринимателей в этом сомневаются. В то же время большая часть участников исследования выразили уверенности в стойкости своего бизнеса: 25% считают, что их предприятие определённо переживёт вторую волну, а 41% считают это наиболее вероятным.

Бизнес в «пенале»

- Меня никто не спрашивал, - говорит корреспонденту «НИ» Нина Гладышева (фамилия изменена по ее просьбе), владелица торгового «пенала» у метро «Рязанский проспект». – По своей кассе вижу, что мне вторую волну не пережить, я из первой-то еще не вылезла.

Нина торгует у метро 6 лет. Ходовой товар: колготки, шарфы, перчатки, носки. Больше в ее «пенал» размером 1,5х2,5 метра не помещается. Сейчас выперлась с двумя вешалками на улицу. На вешалках – куртки по бросовой цене. Два пуховика – по 3 тысячи, утепленные «аляски» польского происхождения – по полторы. На «Садоводе» точно такие же оптом в два раза дороже. Почему у Нины дешево?

- Не моё, - говорит она.- Подруга обанкротилась, распихала остатки по знакомым точкам. Хоть бы за сколько продать – у нее кредит незакрытый на полтора миллиона. Квартира под угрозой. Вот, помогаю, с риском для собственного бизнеса…

Риск действительно есть – то из-за одного угла, то из-за другого появляются проверяющие, за «неположенный» товар да еще мимо кассы предпринимательнице грозит штраф до 500 тысяч руб. У Нины глаз наметанный – при малейшей угрозе она сдергивает вешалки внутрь и прикрывает своими тряпками. «Проверка» эти уловки знает как свои пять пальцев.

- «За лояльность» плачу, - неохотно говорит Нина. – Сколько-сколько? Когда как – 3 тысячи, 5 тысяч. Сегодня уже подходили, но у меня в кассе ни рубля, сказала, что отдам в следующий раз.

Что-то я сомневаюсь, что к следующему разу у нее в кассе прибавится. За два часа, пока я изображала покупательницу, то примеряя шарфики, то нахваливая куртки, к «пеналу» подошли всего пять человек, перчатки за 200 рублей купила только одна. Нина говорит, что вчера наторговала на 12 тысяч, днем раньше – 5 тысяч. Куртки смотрят (и это видно по захватанным рукавам), но не соблазняются.

- Люди придерживают деньги,- рассуждает Нина. – Я бы на их месте тоже так делала- ведь совершенно неизвестно, что впереди. Завтра запрут на изоляцию, и опять сиди неизвестно сколько без зарплаты. У меня «Дикси» напротив, каждый день вижу, что в первую очередь стали покупать муку, гречку, сахар. Лично мне делать запасы не на что. Четыре месяца были закрыты, три торгуем. Кое-как собрала 200 тысяч, чтобы оплатить аренду за время простоя, сейчас опять стою в долг.

«Пенал» моя собеседница арендует у города. Вот интересно: когда малый бизнес в Москве прикрыли, мэрия в целях поддержки обещала чуть ли не до нуля снизить арендные ставки. Но, по словам Нины, никаких скидок во время эпидемии не было.

Пустые хлопоты

Для помощи малому бизнесу столичный департамент предпринимательства и инноваций еще 16 марта открыл горячую линию: ее операторы (как сказано на сайте ГБУ «Малый бизнес Москвы», на базе которой действует колл-центр) помогут «оперативно решить вопросы, возникающие у представителей бизнес-сферы в условиях общей нестабильной мировой экономической ситуации, сложившейся в результате распространения коронавируса».

Нина Гладышева дозвонилась в апреле, когда уже доходов не стало совсем, а счет за аренду ее 3, 75 кв. м пришел как ни в чем ни бывало.

- Трубку взяли быстро, ответила вежливая девушка. Я рассказала ей, что у нас проблемы с оплатой аренды. Девушка переключила меня на „Штаб поддержки бизнеса“. Там тоже была сочувствующая женщина: выслушав меня, она посоветовала составить письмо моему арендодателю и сослаться в нем на конкретные указы Собянина и Мишустина. Продиктовала формулировку: „Прошу рассмотреть возможность снижения либо отсрочки арендной платы по договору“. Письмо я написала, ответа нет до сих пор. Они так и говорили: «окончательное решение все равно будет за арендодателем, рассмотрит он эту возможность или не рассмотрит — неизвестно». Звонила на горячую линию еще два раза. Они уже были не такие вежливые. Сказали, что я могу отказаться от аренды, если нечем платить, но долг с меня потом все равно взыщут. Отказаться от аренды я не могу, эта точка мое единственное рабочее место, я за него держусь зубами. Продала папины марки, раритетные, еще дедушка наш начинал собирать. Выкрутилась. Но если опять нас закроют, то не знаю, как дальше жить.

Алёна М. (торгует бижутерией в ТЦ «Город на Рязанке»: Я скажу лично за себя, в 2020 году приходится выживать - иллюзий по поводу поддержки от государства никогда не питала, но, 2020 год показал, что малый бизнес будет фактически первой жертвой во всем этом бардаке. Надеюсь на общение в предпринимательском чате, как на возможность получить совет по «выживанию» - коллективный разум , что ль... Больше негде свободно высказать свое мнение – лишили возможности выйти на митинг или хотя бы в одиночный пикет. Оставили вот этот «телефонный диалог» на горячей линии. Но вы представляете, что они мне предложили? Заполнить анкету и поговорить с психологом.

Совладелец одной из московских компаний по оказанию фотоуслуг Олег Новиков: «Для меня самое неприятное было, что некоторые наши работники строили конспирологические теории, что мы зажали деньги и сидим. Но по факту мы продали все, что только можно было, чтобы заплатить хотя бы за отработанные месяцы. Сами сидим на долгах, партнер продал машину, я – место на стоянке. Процентов 30 работников реагируют смиренно, поддерживают, не просят денег и даже готовы сами поддержать. Процентов 70 реагируют негативно — вплоть до того, что говорят, что «нам нечего есть, нам не на что жить, вот нам обещали и дальше нас не волнует». Но это адекватно, когда тебе такое говорят по телевизору. Но винят всегда тех, кого видят. Путин-то далеко, а мы — действующие работодатели. И вот на действующих работодателей, которые не по своей вине остались на бобах, наши люди жалуются всюду – от горячей линии мэрии до сайта Кремля, и нас, грубо говоря, замордовали проверками».

- Толку от этих «линий» столько же, сколько от советов в интернете, - говорит Виктор Ходошко, хозяин небольшого бара в ЮВАО. - У меня в ленте один экономист все время писал: «самое главное в этой ситуации — не поддавайтесь панике. Если вам помогают успокаиваться антидепрессанты — купите их, если молитвы — смело читайте Библию». Я пол-аптеки сожрал и библией закусывал, результат тот же – уволил трех сотрудников из пяти, оставил сторожа и повара на полставки. Зарплату уволенным частично выплатил продуктами с кухни. Люди и этому рады, сказали, что как все восстановится, вернут деньги за продукты. У меня все сознательные, понимают, чтобы дать шанс компании выжить и совсем не потерять рабочее место, нужно постараться переждать. Сам сейчас работаю и за официанта, и за снабженца, и за водителя, и за грузчика – за все это плачу себе 12 тысяч рублей. В июле разрешили открыться, но по итогам трех месяцев наши доходы упали на 40% - только дыры заткнуть, пока снова не закрыли.

Карта беды

Виктор Ходошко – один из старых знакомцев «НИ», герой нашей публикации о проблемах малого предпринимательства в период эпидемии коронвируса. Это он тогда жутко злился на премьер-министра, который «запретил» увольнять сотрудников — «если нет доходов, то чем я буду платить людям?» и был одним из первых, кто подписал на Change.org петицию Данилы Махницкого за введение срочных мер поддержки малого и среднего бизнеса. Напомним, Данил Махницкий - социолог, бывший сотрудник проектного офиса Минфина России, автор самого крупного телеграм-канала о госслужбе Russian civil service, автор петиции за обнуление страховые взносов и имущественных налогов для малого и среднего бизнеса. Петицию подписали более 280 тысяч человек. Никакого обнуления, конечно, не случилось, но Путин дал отсрочку по выплате налогов и предложил снизить ставку страховых взносов с 30% до 15 % для малого и среднего бизнеса.

Разве этого недостаточно?

— Безусловно, недостаточно, - заявил «НИ» Махницкий. – Что такое отсрочка? Это значит, что налоговые выплаты копятся, и их все равно надо будет выплачивать, но через шесть месяцев. Вот с этим сейчас люди и столкнулись, и это двойной удар по бизнесу: старые долги не выплачены и новые уже накоплены. Вопрос, где взять эти деньги, остается открытым. А деньги на отмену налоговых выплат есть, например, в Фонде национального благосостояния (ФНБ), но бюджетное правило не позволяет их использовать. Когда мы просчитывали экономические меры для петиции, мы поняли, что они обойдутся примерно в 1,5 триллиона рублей. Это, безусловно, очень большие деньги, но надо понимать, что на момент составления петиции антикризисный фонд в ФНБ был почти 9 триллионов рублей, а сейчас из-за укрепления доллара — фактически 13 триллионов рублей. Хотя бы 10 % антикризисного фонда можно было бы потратить на поддержку малого и среднего бизнеса. Тем, кто обанкротился, помогла бы какая-то адресная поддержка. Те, кто еще не обанкротились, могли бы быть спасены конкретными мерами, например, по типу правительства Москвы, которое дает скидку на аренду городского имущества, снижает торговый сбор. Это может помочь, ведь аналогичные проблемы по всей стране.

13 апреля Махницкий запустил интерактивную «Карту российского бизнеса, терпящего бедствие». «С помощью этой карты мы хотим показать масштаб беды и обратить внимание властей на проблему гибели малого, среднего, да и крупного бизнеса. Если вам нечем платить зарплату сотрудникам, нечем платить за аренду и по кредитным обязательствам, если вы стоите на грани банкротства — не молчите, расскажите о своей ситуации», — говорится на сайте проекта.

-Мы сделали систему тегов, и три самых распространенных проблемы — это закрытие на период «каникул», критическое падение спроса и, как следствие, отсутствие денег на аренду или выплаты заработных плат. Динамика показательная — проблема очень серьезная в отрасли, - рассказывает Махницкий. Буквально через два дня после запуска карты на ней было уже более 2 тысяч бизнесов, более 20 тысяч человек, которые находятся на грани увольнения. Перспективы совсем не радужные. Очень многие откровенно говорят о банкротстве. При этом на карте мы можем найти, как точки самозанятых, мелких индивидуальных предпринимателей, у которых по одному-два-три сотрудника, так и, например, крупные федеральные сети, как “5 карманов”, обувная сеть Salamader, то есть проблема действительно общая практически для всех участников рынка. Истории на портале очень похожи: критическое падение спроса из-за пандемии, отсутствие выручки и, соответственно, денег на зарплаты и аренду. Мне пишет очень много людей, которые уже обанкротились. В основном это индивидуальные предприниматели и самозанятые. Те, у кого были какие-то товарные запасы, небольшой жирок, выражаясь словами президента, еще держатся. Пока держатся. Удается показать масштаб, но, естественно, никаких решений на основе карты и петиции не принималось. У высших чинов государства нет никакого понимания, зачем поддерживать малый и средний бизнес, они не видят в нем ценности. Еще здесь играет роль лоббизм. Когда ты сидишь в Министерстве финансов, и все у тебя просят денег, то, очевидно, что первыми получают деньги те, у кого очень сильные GR-отделы, грамотные законотворцы, а малый и средний бизнес, который не консолидирован и не имеет точки целенаправленного воздействия, остается на обочине этой истории.

Жалобная книга

О чем пишут малые предприниматели в своем чате «За защиту бизнеса»

Ольга: «В ИП точно не вернусь! Закрыла 6 мая, теперь стою в Центре Занятости, сначала на 3 месяца назначили пособие, до 13 августа. Дальше хотела оформлять самозанятость, но пособие продлили до 30 сентября. А с 6 августа в нашем городе все закрыли опять. Вот и думаю, есть ли смысл регистрироваться? Хотя в СМИ всё так хорошо, тааак помогает государство, просто засыпало помощью бизнес. За инициативу проголосовала, чего бояться, терять нечего😃»

Elena Zinina: «Розничная торговля одеждой. У меня особых надежд и не было. Когда открылись в июле - я даже удивилась, что есть продажи. Многие научились покупать онлайн на больших маркетплейсах. Поначалу наверное был эффект : « О! Как здорово, что открылся оффлайн! Все как раньше! Давай зайдём!» Но сейчас он кончился».

Nina: «В июле и у нас был всплеск, даже подумали, что всё ок и попрёт. Но это была накопленная потребность за большой период в короткий срок».

Инна Антей: «У меня в мебели аналогично. Июль только и поторговали, но если учесть, что за три месяца до этого ноль и плюс аренда, то не так и много. Август практически в ноль вышли, а сентябрь и того хуже. Но арендатор уверяет , что на счётчике большая проходимость и требует оплату аренды 100%».

Юля: «Розничные продажи тканей упали очень сильно. Хватает оплатить аренду и зарплату продавцам. Все. Просто копейки в оборот😏 Цены на новый товар вместе с долларом растут на глазах, а зарплаты у людей нет. Все в ожидании карантина и поэтому придерживают деньги».

Юлия Марковина: Неужели нас снова закроют? Я не представляю. У меня бронируют услуги и помещение на осень, и почти все спрашивают, а что будет, если опять закроют. Люди очень боятся. Я 4 месяца сидела без возможности работать. Сейчас тяжёлое восстановление и долги, долги. Ещё одно закрытие добьет мой бизнес.

Pollet Korolevna: «Налоги по их мнению мы платим никакие и поэтому им плевать на нашу работу. Вот только что с нами делать они тоже не знают. Ведь оставить нас без работы, это обречь на нищету, пойдём тогда биржу атаковать, соц службы. Работающие ИП индексацию пенсии запросят, если закроются. Проще оставить нас в покое и не мешать. Но, к сожалению, там сидят не понятно чем думающие люди, поэтому их действия не предсказуемы».

Из интервью «НИ» с Данилой Махницким:

- Сейчас уже ясно, что государство не сделало никаких выводов из первой волны эпидемии. Недавно завершили опрос 669 предпринимателей — участников карты бизнеса, терпящей бедствие. Выборка получилась довольно репрезентативной. Опрошенные были из самых разных регионов и отраслей деятельности.

Ключевые выводы:

1) 85,3 % бизнесов обратились за государственной поддержкой

2) 66,7 % от всех обратившихся в налоговую не получили ни рубля

3) 14,7 % бизнесов закроется, из которых 74,4 % выкарабкались бы при получении заявленных выплат

4) 87 % опрошенных отрицательно оценили качество информирования бизнеса о мерах поддержки.

Цифры подтвердили и без того понятные проблемы. Кого можно было спасти — не спасли. Кому можно было помочь информацией — не помогли. На чём можно было нарисовать красивую картинку перед сентябрьскими выборами — нарисовали.

И все-таки вдохновляет, что большинство - 85% предпринимателей! - так или иначе собираются продолжать свою деятельность. Многие из тех, кто прогорел - создали что-то новое или ушли в электронную коммерцию. Вообще весь этот кризис подталкивает малый бизнес переходить в онлайн, чему мы активно способствуем - проводили специальный семинар с площадкой Ozon.

А по поводу того, что глобально нужно делать. Ну тут ответ вообще прост - объединяться надо малому бизнесу и самому отстаивать свои интересы: публично и громко. По поводу последнего - надеюсь, что у меня хватит сил и ресурсов реализовать подобное объединение. Сейчас активно над этим работаю.

Ситуацию комментирует для «НИ» Инна Барановская, кандидат социологических наук, глава некоммерческого партнерства «Социальный резерв», г. Москва:

- Несколько цифр от коллег – разработчика ПО для управления бизнесом «Мегаплан». По данным их октябрьского опроса, среди 1284 начальников и собственников МСБ, 57% российских предпринимателей признались, что их личный доход упал в связи с коронакризисом. При этом 6% респондентов рассказали, что их прибыль на фоне кризиса, наоборот, выросла.

23,9% опрошенных заявили, что в значительной мере увеличили расходы на офисные нужды в их компании после выхода из самоизоляции, противоположная ситуация у 13,7% респондентов – им, напротив, пришлось сократить затраты. Переехать в офис с более низкой арендой из-за последствий коронакризиса были вынуждены 35,9% участников опроса, а 9,5% признались, что отказались от офиса в целях экономии средств. Больше повезло половине опрошенных (49,6%) - арендодатель пошел навстречу предпринимателям и сократил стоимость аренды. 4,9% рассказали, что им удалось переехать в более дорогой офис. Более трети участников исследования (34,2%) рассказали, что в их компании зарплаты линейных сотрудников были снижены. Сохранить заработок сотрудников смогли 41,5% предпринимателей, 14,8% признались, что были вынуждены расстаться с некоторыми коллегами. Лишь 9,5% заявили, что, напротив, увеличили зарплаты некоторым работникам. 58,8% опрошенных лишили премий и надбавок своих сотрудников на фоне кризиса. 42,6% предпринимателей, участвовавших в исследовании, заявили, что были вынуждены брать денежные средства на поддержку бизнеса в заем. Почти половина участников исследования (47,9%) сократила расходы на социальное обеспечение после выхода из пандемии, 13% отказались от соцпроектов вообще, а 10,9% позволили себе увеличить затраты на социальную ответственность. 28,2% заявили, что расходы по этому направлению не изменились.

О чем это говорит? “Коронакризис поменял расстановку сил в бизнесе, и многим предпринимателям пришлось кардинальным образом пересматривать расходы на его развитие и поддержку, положительным образом пандемия повлияла на очень незначительное количество предприятий.

Если ситуация с коронавирусной инфекцией осенью повторится, то целые отрасли ждёт тотальный передел. Выжившие столкнутся с необходимостью поднимать цены на свои услуги или результаты работы, так как придется радикально поднимать уровень оплаты труда для найма россиян. Финансовые аналитики нашей компании считают, что 90% малых и средних предпринимателей просто не переживут вторую волну коронавируса, если она затянется более чем на две недели. В результате миллионы людей, работающих на небольших производствах, окажутся без денег, на съемных квартирах с открытыми кредитами и маленькими детьми на руках.

Многие владельцы малого и среднего бизнеса все еще верят, что правительство страны и мэрия городов сделает все, чтобы не только спасти население России, но и защитить частных предпринимателей от последствий пандемии. Сегодня соцсети пестрят обращениями к высшим чинам, в которых ИП просят представителей власти покинуть свои загородные виллы и роскошные офисы, и приехать на места, чтобы пообщаться с людьми, переживающими финансовый крах.

Все чаще в адрес управленческого аппарата летят обвинения в нерешительности, отсутствии смелости и непонимании потребностей малого и среднего предпринимателя. И хотя многие ИП уже не верят, что выживут в этой мясорубке, все же они не перестают призывать чиновников кардинально изменить свое поведение. Ведь от этого зависит выживание предпринимателей в России, которые на протяжении долгого времени создавали миллионы рабочих мест в стране, платили налоги и собственными силами поднимали экономику нашего государства.

Напомню, что карантинные ограничения (их, правда, назвали тем самым режимом нерабочих дней) на общенациональном уровне Путин ввел 30 марта, когда в России было выявлено всего 320 случаев заражения. Теперь все иначе. Введение конкретных ограничений еще весной стало прерогативой региональных властей, а федеральные чиновники лишь уговаривают людей носить маски и откровенно признают, что новой самоизоляции допускать не хотят и не могут. Перейти к более жестким ограничительным мерам мешает нежелание брать на себя ответственность за очередную остановку экономики и хотя бы частично компенсировать убытки тем, кто останется из-за этого без доходов. Но сказать "мы не вводим режим самоизоляции потому, что у нас на это нет денег" власти тоже не могут. Любой может зайти на сайт Минфина в раздел, посвященный Фонду национального благосостояния, и убедиться, что деньги есть. Но тратить их на новый пакет мер поддержки бизнесу и населению взамен тому, который истек 1 октября, власть не собирается. Гораздо дешевле объявить, подобно Голиковой, что заболевшие сами виноваты в том, что заразились, потому что маску не носили.

Поэтому я бы советовала не возлагать особых надежд на чиновников и правительство Любой кризис – это возможность пересмотреть свою цену на рынке труда». Абсолютно любая сфера деятельности имеет пересечения: вот и подумайте, что вы еще умеете или чему сможете научиться в кратчайшие сроки. Пандемия рано или поздно закончится. Не будем унывать. Будем надеяться на лучшее

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter