Рус
Eng
Михаил Зыгарь: «Такие, как Ваня Сафронов – это и есть Родина...»
Аналитика

Михаил Зыгарь: «Такие, как Ваня Сафронов – это и есть Родина...»

8 июля , 15:13
Коллеги арестованного за «шпионаж» журналиста Ивана Сафронова высказались в его поддержку.

Социальные сети дружно отозвались на арест очередного журналиста, свидетельствующий о полнейшем попрании свободы слова в нашей стране.

Так, коллега Сафронова известный журналист и писатель Михаил Зыгарь пишет:

«Я знаю Ваню фактически с его детства. Вернее, мы познакомились на похоронах его отца, Ивана Иваныча Сафронова.

В 2007 году мы с Иван Иванычем писали расследование о тайной продаже ракет из России в Иран через Белоруссию. Уже почти сдали текст, но Иваныч предложил перенести его на пару дней – чтоб подсобрать комментариев. Но текст так и не вышел, потому что пока Иваныч собирал комментарии, он вдруг приболел. А потом выпал из окна. И тогда, и сейчас я уверен, что его убили.

Ваня в тот момент только собирался поступать на журфак. И сделал все, чтобы продолжить дело своего отца – уже через несколько лет он стал военным обозревателем в "Коммерсанте", как и отец. И все знают, что Ваня очень порядочный, ответственный парень, который писал про военных и про торговлю оружием.

И Иван Иваныч, и Ваня - настоящие патриоты, которые любили и любят родину, и - как ни странно - отечественный ВПК. И искренне за него переживают. Родина - это такие как Ваня и Иван Иваныч. А те, кто их преследуют и убивают, - изменники.

Сколько уже можно этой жести...»

Другой коллега Ивана Сафронова, его тезка Иван Голунов, год назад попавший точно в такую же ситуацию, уверен, что российской журналистике этим арестом нанесен смертельный удар:

«Пока мы не знаем подробностей "дела Ивана Сафронова", но уже совершенно понятно, что после этого дела журналистика в России будет другой. И громкая история с заметкой Ивана про отставку Валентины Матвиенко, и пусть даже заметка про поставки вооружения в Египет - это все истории, написанные на информации от источников. Наверное, было бы правильно работать на предотвращение утечек, а не преследовать журналистов, которым удалось добыть информацию.

Наверное, с сегодняшнего дня нужно перестать советовать начинающим журналистам для погружения в профессию смотреть фильм "Вся президентская рать", о том, как работа журналистов привела к "уотергейтскому скандалу". В современной российской парадигме, работа Бернстайна и Вудворда - очевидная госизмена, подрыв конституционного строя и т.д.

Как читатель, я восхищался работой Ивана Сафронова с источниками. Как журналист, я всегда опасался работать с источниками - нужно понимать мотивацию источников, тщательно перепроверять их информацию.

Мне сложно примерить на себя историю про госизмену. Хотя по историям Оксаны Севастиди и Светланы Давыдовой, мы знаем, что это "резиновая" статья, в которую можно запихнуть все что угодно. Тут же я начинаю вспоминать с кем из иностранцев я общался. Хм, а чиновники с ВНЖ считаются? Но даже если ты принципиально не работаешь с источниками, то влететь на гостайну, вообще не составляет проблем.

Впрочем, даже если ты просто сопоставляешь информацию из разных официальных документам, и приходишь к выводам, которые кому-то не очень нравится, то тебе прилетает "нарколаборатория".

После скандала в "Коммерсанте" Иван ушел работать в "Ведомости", а когда стало известно о смене собственника издания, Иван перестал пытаться, и ушел из журналистики. Я, и многие другие журналисты, сотни раз думали поступить также. Но...

Вчера вечером, перед сном, я смотрел видео своего задержания. Проснувшись, я увидел еще одно видео. На нем был другой человек, но совершенно так же растерявшийся. Совершенно не хочу, чтобы эта растерянность стала основным чувством журналистики на ближайшие несколько лет...»

Журналист Борис Грозовский солидарен с Голуновым в оценке ущерба, который власть наносят своей безответственной деятельностью, причем не только журналистика, но и другим общественно важным институциям:

«Колонки про терроризм нельзя (на каждую по 500 тыс не насобираешь), канадский паспорт нельзя (дело Верзилова), «Ведомости» тоже больше нельзя, работать в ВШЭ и ее критиковать нельзя. Ну и вообще, работая в ВШЭ, лучше не критиковать - уволят при первой реорганизации подразделений. Надо бы сделать новый университет, да кто ж его лицензирует - Рособрнадзор. Надо бы сделать новый университет, да кто же за это заплатит: вести бизнес в России и финансировать такие проекты нельзя уже лет 15 как, а несогласные с этими правилами выдавлены и из бизнеса, и из страны (правила жизни в стране до и после референдума)...»

А политолог Александр Морозов выдвинул весьма правдоподобную версию причин ареста Ивана Сафронова. Если это так, то государственный абсурд достиг нового дна:

«Это драматичная история. Дело в том, что - вы этого не читали, - в периферийных российских (донбасских) медиа циркулирует такое объяснение сноса памятника Коневу: сделал это нынешний староста Праги-6 Ондржей Коларж. Но не сам - а по наущению отца. Отец его - известный чешский дипломат, был послом в США, а затем в Москве (до декабря 2012 г.). ФСБ считает, что памятник Коневу снесли по плану, разработанному американской фирмой, в которой сейчас работает Коларж-старший.

А на другом конце этого коромысла - судьба Ивана Сафронова. Он 1990 г.р. Его отец погиб в 2007 году. Поскольку ФСБ уже заявил, что Сафронов-мл., якобы был завербован в 2012 году, то из него будут выбивать факт общения с послом Чехии в РФ Коларжем.

Чего в настоящий момент Сафронов-мл. не помнит. Поскольку ему тогда было 22 года и он ходил, как все журналисты, на приемы в разные посольства.

А "послание" российских спецслужб и В.Путина чешскому правительству уже хорошо читается в аресте Сафронова.

Это очень грязный ответ Кремля на снос памятника ценой свободы, - я совершенно в этом не сомневаюсь, - невиновного человека...»

Горько пошутила на эту тему Ксения Чурмантеева:

«А потом будет произведён обмен Сафронова на памятник Коневу, который вредные чехи отказались Шойгу продавать. Хитро!»

Ну и наконец политолог Алексей Макаркин попробовал спрогнозировать, как будет развиваться дело Ивана Сафронова:

«Дело Ивана Сафронова может быть очередным ударом по российской журналистике. Любой журналист занимается сбором информации. В современных СМИ конкурентным преимуществом считается выстраивание отношений с источниками (как ньюсмейкерами), получение эксклюзивной информации (раньше конкурентов) и ее скорейшая трансформация в качественный текст. Также журналисты ведущих изданий интегрированы в систему отношений с зарубежными коллегами и аналитиками – в этом они близки к экспертному сообществу. Это часть работы, которая сейчас может стать профессиональным риском.

Тем более, что по российскому законодательству в измене можно обвинить не только человека, обладающего допуском к секретам, но и любого гражданина России. Достаточно процитировать статью 275 УК РФ «Государственная измена»: под нее подпадает не только выдача гостайны, но и «оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации». Так что журналист, пересказавший иностранцу содержание своих опубликованных статей, может быть обвинен в том, что он консультировал противника, нанося ущерб безопасности.

С учетом закрытого характера дел о госизмене защищаться обвиняемому крайне сложно. Это не дело Ивана Голунова, которое было сразу же полностью скомпрометировано появлением в Интернете фотографий посторонней нарколаборатории. Теперь создан прецедент возбуждения дела по обвинению в госизмене в отношении журналиста, еще недавно работавшего в одном из ведущих СМИ (насколько можно судить, недолговременная деятельность Ивана Сафронова в Роскосмосе следствие не интересует). Неудивительно, что журналистское сообщество стало протестовать, восприняв это дело как принуждение к самоцензуре и переписыванию официальных пресс-релизов близко к тексту.

Впрочем, источник РИА «Новостей» уже дает понять, что возможен запасной вариант – если обвинение в госизмене доказать не удастся, то Сафронова могут вскоре выпустить. При этом дается понять, что он должен сотрудничать со следствием – это, видимо, эвфемизм признания вины в меньшем преступлении. Можно предположить, что в разглашении гостайны без умысла (статья 283 УК). Но это означает, что человек все равно признается, что виноват, а само дело может стать прецедентом в отношении других журналистов – тем более, что сама статья предусматривает до четырех лет лишения свободы. Неудивительно, что Сафронов уже отказался от адвоката по назначению и пригласил защитников, готовых действовать в интересах клиента...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter