Рус
Eng

Дефицит дефициту рознь: кому и почему в стране не хватает лекарств

Аналитика
Дефицит дефициту рознь: кому и почему в стране не хватает лекарств
Дефицит дефициту рознь: кому и почему в стране не хватает лекарств
8 апреля, 13:15Фото: Соцсети
Эксперты предупреждают, что снижение доступности лекарств в стране ухудшит показатели здоровья населения и значительно увеличит расходы, особенно у пожилых граждан

По российским социальным сетям прокатилась информация, что будто бы врачей уже официально предупредили о прекращении поставок иностранных препаратов от астмы, и что необходимо срочно закупить соответствующее лекарства. Правда, уже через несколько часов Департамент здравоохранения Москвы выступил с официальным опровержением, сообщив, что с медикаментами все в порядке:

«Департамент здравоохранения г. Москвы не подтверждает факт получения письма с просьбой осуществить закупку препаратов с конкретными торговыми наименованиями, а также отправку подобных писем в медицинские организации.

В медицинских организациях, подведомственных Департаменту здравоохранения Москвы, нет проблем с препаратами для лечения астмы. На сегодняшний день в столице создан достаточный запас этих препаратов для обеспечения льготных категорий граждан.

Что касается препарата «Пульмикорт», используемого через небулайзер, на территории РФ зарегистрированы дженерики, разрешенные для применения у детей в возрасте от 6 месяцев. Все они закуплены и имеются в достаточном количестве.

Также городские поликлиники обеспечены в достаточном количестве всеми необходимыми вакцинами. На данный момент для вакцинации продолжает использоваться препарат под торговым наименованием «Пентаксим» (вакцина против дифтерии, столбняка, гемофильной инфекции, полиомиелита и коклюша), для вакцинации против ротавирусной инфекции поставляется вакцина «РОТА-V-Эйд», а для вакцинации против гепатита А имеется в наличии отечественная вакцина «Альгавак М».»

Тем не менее, вопрос о дефиците лекарств продолжает беспокоить россиян. В связи с этим, экономист Дмитрий Прокофьев обратился с ним к заместителю главного врача одной из московских клиник Виталию Полушкину. Вот что он ответил:

«Дефицит – и существующий, и предполагаемый, носит разноплановый характер. Как минимум можно выделить две группы – абсолютный дефицит, когда чего-то нет без явных перспектив воспроизводства в России, и относительный, когда что-то есть, но добраться до него сложно, и относительный, когда глобально препарат есть, но с ним сложно. Рассмотрим наиболее вероятные варианты.

  1. Абсолютный дефицит технологии, вещества, препарата примеров немного, самым известным, вероятно, является прекращение ввоза оборудования для CАR-Т терапии. Ситуация крайне драматичная, но она касается минимального числа пациентов. Преимущественно речь идет об экспериментальном лечении либо о сложных видах терапии. При этом не надо думать, что у них совсем уж не останется альтернатив - но, безусловно, их может стать меньше.
  2. Абсолютны дефицит по торговому наименованию – когда оригинальное изделие или препарат отсутствует, но присутствуют его аналоги (дженерики). Это та самая история, о которой говорят сегодня в новостях про письмо Голиковой. Дискуссия в этом вопросе очень субъективизирована. С одной стороны, субъективно немецкий производитель кажется более надежным, чем индийский. С другой, все дженерики проходят исследования биоэквивалентности – и попробуйте-ка доказать, что они отличаются по эффекту. Поэтому в рамках общих правил назначение препаратов по торговому наименованию в рамках государственных гарантий осуществляется в рамках решений врачебной комиссии при явном отсутствии эффекта от дженерика или его зафиксированной непереносимости.
  3. Относительный дефицит по стоимости представляет самый широки класс дефицитов. Тут есть и проблемы курсовой разницы, и логистические трудности в доставке и хранении самих препаратов, их прекурсоров и средств производства, тут же и ситуации, когда цена препарата для продавца начинает превышать государственную предельную отпускную стоимость, и когда совокупность этих факторов влияет на возможность закупку препаратов медицинскими организациями.
  4. Относительный дефицит по ажиотажу – это то, с чем мы столкнулись пару недель назад. Препараты гормонов щитовидной железы (а также противоэпилептические препараты, препараты против тревожно-депрессивных расстройств, муколитики) – это препараты «почти здоровых людей», которые они принимают с молодого возраста и до старости и которые практически не оказывают влияния на продолжительность жизни. При этом отсутствие препарата создаёт большие риски для жизни и, как правило, ассоциировано с очень неприятными колебаниями самочувствия. Т.е. ими лечатся люди энергичные, мотивированные и опытные, которые и смели необходимые им препараты. Большинство этих препаратов требуют вполне доступных и воспроизводимых технологий или могут быть куплены за рубежом.
  5. Относительный дефицит по технологической цепочке – речь идет о препаратах, производимых в России и имеющих в структуре производства значительную долю иностранных компонентов. Наиболее очевидная ситуация – это какие-то элементы лекарственной субстанции, но не стоит забывать о специальных аппаратах, средах, видах полимеров и другой продукции.

Подсчет количественных эффектов такого дефицита – задача сейчас практически нереальная для тех аналитических центров, которые есть в доступе власти и общества.

Но понятно, что при небольших отдельных значениях в каждом варианте синергическое действие столь резко сниженной доступности лекарственной помощи ухудшит показатели здоровья населения и значительно увеличит расходы, особенно у пожилых граждан.»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter