Рус
Eng
Игорь Липсиц: «Этот кризис может оказаться тяжелее, чем в 90-е годы...»
Аналитика

Игорь Липсиц: «Этот кризис может оказаться тяжелее, чем в 90-е годы...»

8 апреля , 11:53
В результате кризиса смертность малого и среднего бизнеса достигнет такого масштаба, что о частном бизнесе можно будет забыть, а страна вынужденно вернется в состояние - нет, не 90-х, а даже 80-х годов

Доктор экономических наук, профессора НИУ ВШЭ рассказал, как мировой кризис, связанный с эпидемией отразится на России:

«Экономика России и российское общество стоят на пороге кризиса, который может оказаться тяжелее, чем в 90-е годы. Происходящее сейчас сжатие экономики не выглядит как V-образное, U-образное (медленное восстановление) или L-образное (резкий спад, за которым следует стагнация). Оно, скорее, |-образное: вертикальная линия, демонстрирующая падение финансовых рынков и реальной экономики. Даже во время Великой депрессии и Второй мировой войны основная часть экономической деятельности не прекращалась так буквально, как это происходит сегодня в Китае, США и Европе.

Наилучшим сценарием станет спад, который (с точки зрения снижения кумулятивного глобального ВВП) будет намного более суровым, чем кризис 2008 года, однако недолгим, что позволит вернуться к позитивным темпам роста уже к четвертому кварталу нынешнего года. Но это труднодостижимо и маловероятно. В том, что кризис будет долгим, а его итогом станет падение темпов роста ВВП России, остается мало сомнений. Большинство инвестбанков уже прогнозируют падение ВВП РФ в 2020 году до 3%. Но на самом деле падение может быть еще больше: после каникул не будет немедленного всплеска потребления, и экономика встанет "вмертвую".

По оценке Международной организации труда, при негативном сценарии распространения коронавируса, без работы в мире в 2020-2021 годах могут остаться 24,7 млн человек. Если применить тот же подсчет к России, где в 2008 году безработица выросла на 26%, получится скачок на 29,4% - с 3,5 до 4,8 млн безработных. Многие могут не стать безработными, а потерять значительную часть дохода - каждая пятая компания намерена сократить зарплаты сотрудников, оценил Центр стратегических разработок. Хуже всего - в моменте - придется тем, кто работает в сегменте малого и среднего бизнеса. Около 3 млн предпринимателей могут разориться, если ситуация с распространением вируса затянется. Это оценка Торгово-промышленной палаты России. Если это произойдет, на рынке труда окажется 8,6 млн человек. Всего в МСП занято 15,3 млн человек, или 21% от всех работающих в России.

Надо признать факт: эпидемия надолго (можно ждать 6 месяцев локдауна, возможно - 3 месяца, перерыв на 1-2 месяца и еще 3 месяца). Выручка бизнесменов , образовавших примерно 25 трлн рублей ВВП в России, упадет в 2 раза по году - это если все они выживут, если не выживут - то еще больше. Выручка бизнесов, вовлеченных в нефтегазовый сектор (еще 20 трлн), упадет примерно так же (падение внутреннего потребления и внешних цен). Остальная часть ВВП (примерно 60%) сократится на 10-20%. Если оставить ситуация без вмешательства - будет катастрофа: 20-25% населения в результате останется без доходов и сбережений.

Малый и средний бизнес будет банкротиться, а усилия ФНС будут направлены на уголовное преследование тех, кто отказывается платить полную зарплату работникам по "дурацкой" причине - отсутствие денег. В результате мы получим смертность малого и среднего бизнеса такого масштаба, что о частном бизнесе можно будет забыть, а страна вынужденно вернется в состояние - нет, не 90-х, а даже 80-х годов.

Можно ли что-то сделать для смягчения такой ситуации в России с помощью экономических и финансовых инструментов? Теоретически - да, но нынешний российский госаппарат на это не способен. Это уже видно и понятно по ранее принятым решениям. Поэтому, вероятно, мы увидим - ближе к концу года - только запуск большой программы общественных работ с госфинансированием через "любимые компании" - неизменные "чемпионы побед" на гостендерах. В худшем варианте, мы увидим тотальную национализацию ритейла и сервиса и возврат к экономике а-ля СССР, но в еще более паршивом варианте.

По образу жизни мы несколько лет будем очень похожи на бедные страны Латинской Америки и бедные страны Африки с уличными базарами, лавками, которые ездят на мотоциклах или в прицепах к старым, подержанным автомобилям. Но задача не о престижности думать, а о том, как прокормить свою семью и продержаться несколько лет. Я думаю будет где-то 2-4 достаточно тяжелых лет, а потом придется все начинать сначала, как мы когда-то начинали в конце 80-х - начале 90-х, но, с другой стороны, опыта будет побольше, и будем надеяться, что мы не сильно потеряем людей за время эпидемии и будет кому это делать...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter