Рус
Eng
Cуд по делу «боинга» МН17: какие аргументы могли бы быть у России
Аналитика

Cуд по делу «боинга» МН17: какие аргументы могли бы быть у России

8 марта , 14:54
За пять с половиной лет со дня катастрофы наша страна так и не выбрала линии защиты, хотя существуют доказательства ее непричастности к трагедии

Независимый технический эксперт Юрий Антипов в очередной раз посетовал на непонятную позицию российской стороны в расследовании причин катастрофы малазийского «боинга», и привел очередную порцию доказательств своей версии:

«На следующей неделе начнется суд в Голландии по делу МН17. За пять с половиной лет те, кто ОБЯЗАНЫ были защищать честь нашего государства в этом вопросе, не выбрали ни правильной линии защиты, не запаслись ни единым 100%-м доказательством, хотя такие возможности были. У всех "защитников" нашей страны не хватило ни ума, ни, видимо, желания и умения профессионально это сделать. А болтать, как известно, - не мешки ворочать.

Ни разу (!!!) Президентом России не был задан прямой вопрос в адрес Президента США о демонстрации мировой общественности спутникового снимка уничтожения МН17. Всё вокруг до около, несмотря на то, что это очень важно для престижа, экономики и в целом для России.

А раз уж перед судебными слушаниями за всё это (очень долгое!!!) время не запаслись "железной" аргументацией, то сейчас всё по фразе из народного фольклора : "Поздно, Клава, пить боржоми, когда почки отвалились"...

Ладно бы речь шла о клавиных почках. Жалко, конечно, Клаву, но это было бы полбеды. Сейчас же голландскими "малярами" уже подготовлена чёрная краска и кисти, чтобы в суде оставить на России большое чёрное пятно...На долгие, долгие времена.... Уже и обвиняемые назначены. Наболтали они в своё время по своей дурости всякую ахинею, а сейчас по кустам разбежались, вместо того чтобы с большой армией адвокатов в суде лично признать свою ошибку в болтологии и фактами доказать свою непричастность к крушению. Но, видимо, они молодцы только среди овец.

Но это была прелюдия.

А теперь опять перехожу к фактам. Сегодня я проведу анализ двух совершенно разных и по своей сути, и полностью независимых друг от друга фактов, но которые, как пазлы, очень хорошо согласуются с собой и полностью дополняют друг друга.

Итак, что это за пазлы?

Первый пазл. Это запись переговоров лётчика военного истребителя (украинского) с офицером наземной службы (руководителем полётов). Запись оригинальная и сделана на магнитную проволоку. Мною добавлены только субтитры для лучшего понимания переговоров. Этот вещдок хранится у Сергея Соколова.

И сразу скажу, я видел воочию эту бобину и знаю сопровождающие её документы. Сергей Соколов, перед тем, как заполучить эту запись по своим оперативным каналам, собрал (с подписями!) массу документов, подтверждающих её аутентичность. Поэтому все действующие лица на этой записи известны. Известен и аэродром, на котором магнитофон сделал эту запись и с которого взлетал этот истребитель (не штурмовик!!!), сопровождающий самолёт рейса МН17.

И второй пазл, стоящий совершенно особняком и не имеющий никакого отношения к оперативным вещдоками Соколова. Это интервью с одним из жителей села Петропавловки.

Я многократно общался с ним лично. Он очень адекватный и грамотный человек. И я задал ему ключевой вопрос, который никто из журналистов не удосужился ему задать. И этот вопрос был следующим: раз уж этот свидетель так уверенно связывает взмывший в небо штурмовик с его атакой на МН17, то через какое время он услышал звуки взрывов, после того, как штурмовик скрылся за облаками? Его ответ был, что звуки взрывов он услышал, практически, сразу, буквально через пять секунд. Простой анализ показывает, что если бы действительно штурмовик атаковал своими ракетами самолёт рейса МН17, то его ракеты с высоты 2 км (когда штурмовик вынырнул вверху из облачности) полетели бы до высоты полёта МН17(10 км) не менее 10 секунд. А после этого звук от подорванного МН17 шел бы до земли не менее 35 секунд. И в итоге, свидетель услышал бы звуки взрывов через время не менее 45 секунд. Это при условии, что атаковал штурмовик своими ракетами самолёт рейса МН17. Повторю, а на мой вопрос свидетель сказал, что услышал взрывы через 5 секунд….

И вот сейчас будем складывать воедино эти, казалось бы, совершенно разные пазлы. Причём, пазлы-многоугольники будут соприкасаться не одной, а несколькими сторонами, и везде будет их полное соответствие друг другу.

Первый контакт пазлов.

На первом пазле (запись переговоров) от возгласа пилота истребителя о взрыве на борту МН17 (см. фото №1, время в жёлтом овале 6 мин.39 сек) до фразы пилота, что он видит внизу маленький (штурмовик) (см. фото №2,время 7 мин.34 сек.) проходит 55 секунд.

Понятно, что пилот- не автомат и реагирует на увиденное, тем более, своим голосом с некоторой задержкой.

А дальше просто считаем. Элементарный подсчёт. Звук от взрыва на борту МН17 устремляется в сторону земли. Но сначала он достигает ушей пилота штурмовика, который, по словам свидетеля из Петропавловки, летел в этот момент на высоте около 1 км (см. пазл №2 интервью 54 секунда). Значит, пилот штурмовика услышал звук от взрыва (взрывов), которые прозвучали где то над ним за облаками, примерно через 30 секунд. И что делает пилот штурмовика после этого? Он взмывает резко вверх, чтобы выяснить откуда пришёл этот непонятный звуковой раскат, в чём его причина. Штурмовик уходит в облака и выходит сверху из облачности. На это ему потребовалось секунд 15-20. Таким образом, от момента взрыва на борту МН17, до того момента, как штурмовик вынырнул поверх облаков должно было пройти около 50 секунд... С учётом погрешности (на реакцию пилота истребителя) всё сходится до секунд. Именно через это время внизу его и заметил пилот истребителя.

Второй контакт пазлов.

Но звук, после того, как достиг ушей пилота штурмовика, как экспресс пошёл дальше к земле. На этот раз, чтобы ещё примерно через 3-4 секунды достигнуть ушей свидетеля из Петропавловки. А теперь вспоминаем мой предыдущий пост, где я озвучил ответ этого свидетеля на вопрос о времени, когда он услышал звуки взрывов в небе, после того, как штурмовик ушёл в облака. Свидетель сказал, что сразу, примерно через 5 секунд. Потому у него и ассоциация с атакой штурмовиком. И опять с точностью до секунд всё сходится.

Третий контакт пазлов.

Согласно пазлу №1 (переговоры истребителя), сопровождающий самолёт летел на небольшом расстоянии справа сзади от МН17. И просто к слову. Поэтому он находился в зоне радиотени для Усть- Донецкого локатора "Утёс-Т", который вёл сканирование МН17 с ЛЕВОЙ стороны. Видимо, по этой причине он "не увидел" этот самолёт.

А теперь опять к пазлу №2. Свидетель утверждает, что штурмовик ушёл в облака в сторону севера. См. фото №3 с временем в жёлтом овале, когда свидетель говорит об этом. Значит, перед тем, как взмыть в облака,штурмовик находился в южной части неба в районе села Петропавловка. Но этот момент, в свою очередь, означает, что штурмовик должен был выйти вверху из облаков, находясь ПРАВЕЕ траектории движения МН17 и сопровождающего его истребителя.

А теперь акцентируем внимание на этот момент в переговорах лётчика истребителя. Если МН17 с сопровождающим его истребителем шли на большой высоте, то где относительно них должен быть вынырнуть из облаков штурмовик и быть увиденным лётчиков истребителя? Правильно, - внизу справа. И что мы видим на записи? См. фото №4. Значит и этой стороной пазлы сошлись идеально.

Но и это ещё не всё...

Четвёртый контакт пазлов.

Теперь все поймут, почему интервью с этим свидетелем я назвал на своём канале в ютубе "КЛЮЧЕВОЙ свидетель". И сейчас все узнаю об этом ключе.

Свидетель очёнь отчётливо и несколько раз в своём интервью упоминает о трёх взрывах в небе. Более того, он усиленно концентрирует внимание на том, как прозвучали эти взрывы, а именно, с каким интервалом по времени. И звучит это примерно так: бах-бах-пауза-бах.

Понятное дело, что этот факт меня зацепил. И с помощью специальной программы я проанализировал эти слова о небесных бахах. И на фото №5 представлен фрагмент этого интервью, где свидетель говорит как бахало с неба. Слова "бах" свидетеля выделены на звуковом файле. Два баха с интервалом около 0,5 секунды, а за ними идёт третий бах с интервалом, примерно в два раза большим.

Понятно, что это субъективное восприятие факта этим человеком. Но оно отражает качественную картину им услышанного.

Ну а теперь вишенка на торте.

Даже ежику понятно, что активировать ВУ на борту МН17 могли только по радиосигналу. И это не могли быть ни таймеры, ни барометрические взрыватели. А раз уж радиосигнал, то, скорее всего, короткий. В том смысле, что сигнал не мощный и действующий на небольшом расстоянии, чтобы трудно было его зафиксировать с земли либо из космоса. И я подумал, а вдруг....??? И сделал анализ звука на пазле №1 (переговоры пилота истребителя). Причём в процессе компьютерной фильтрации особое внимание было уделено участку аудиозаписи за несколько секунд до возгласа пилота истребителя о наблюдаемом взрыве на борту МН17. Ведь именно в это время мог уйти в сторону МН17 смертоносный радиосигнал.

И что в итоге....??? См. фото № 6. Всплеск сигнала в правой части - это первый возглас пилота о взрыве на борту (обозначен стрелкой). А за 7-8 секунд до этого (понятно, что пилоту истребителя надо было время, чтобы осмыслить им уведенное до того, как сообщить об этом руководителю полётов) в радиотракте зафиксированы три (!) импульса.

Три щелчка.

Более того, эти три импульса произошли в интервале времени примерно в 2 секунды (!!), как и обозначал свидетель из Петропавловки.

Но и это ещё не всё. Интервалы между импульсами (!!!) в точности совпадают с тем, как их описал свидетель из Петропавловки. См. фото №5. Ну всё совпадает.

Могли ли эти всплески сигналы быть сигналами от микрофона пилота, который тоже услышал раскаты взрывов? Нет. Почему? Во-первых, потому, что в режиме молчания микрофон ничего не записывает. Активация его происходит только при нажатии кнопки при начале ради обмена. Во-первых вторых, звук от взрыва сопровождается последующим эхом. А эха нет на этих всплесках сигнала. Значит, всплески радиосигнала уловлены электрической схемой самого истребителя. И это может быть как ретрансляционный сигнал, так и сигнал с самого самолёта, посланный без ведома лётчика. Но это уже не факты, а только мои догадки. Факты были изложены выше.

И опять (как всегда, впрочем) только голые факты. И никакой отсебятины. Все мои выкладки (анализ по звуку) могут быть повторены любым человеком. В науке это называется воспроизводимостью результатов эксперимента.

Теперь все наглядно увидели, что взятые совершенно сторонние и из разных источников пазлы своими многочисленными выступами-впадинами отлично вписались друг в друга, образовав цельный законченный фрагмент общей картины происшествия.

У меня нарисована (на фактах, а не на высосанных из пальца предположениях) вся картина причины крушения МН17. Но чтобы её озвучить, мне надо сделать на этой картине лишь последний один-единственный мазок-доказательство, краска для которого находится сейчас у горе-маляров в Голландии...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter