Рус
Eng

Ковидные страхи, ложь и выдумки: ученые развенчивают мифы о вакцинации

Аналитика
Ковидные страхи, ложь и выдумки: ученые развенчивают мифы о вакцинации
Ковидные страхи, ложь и выдумки: ученые развенчивают мифы о вакцинации
7 августа, 12:00Фото: klinika-opora.ru
На сегодняшний день в России привились от коронавируса 37 миллионов человек. Однако разъяснительной кампании о пользе прививок в стране как не было, так и нет. Противники вакцинации упорно стоят на своем и верят в самые дикие теории о вирусе. «Новые Известия» попросили биологов объяснить, что правда, а что выдумки.

Елена Иванова, Наталья Сейбиль

После провальной кампании в пользу прививок и последующей, обязательной по факту вакцинации целых групп населения российские власти поставили себе задачу довести количество привитых россиян до 90%. Если учесть, что сейчас привито около 27% населения, то дорога до заветного коллективного иммунитета предстоит долгая, потому что сопротивление противников вакцинации тоже растет. Так было и в Америке, когда новый президент Джо Байден задал амбициозную цель привить к 4 июля, Дню независимости США, 70% американцев – и сумел ее достичь 2 месяца спустя.

90% привитых – это не громкие слова российских чиновников, а жестокая необходимость, возникшая в связи с распространением нового штамма «дельта».

Однако с прогрессом вакцинации голоса ее противников становятся все громче и нервознее, а их теории - все более апокалиптические. Говорят о том, что 60% всех привитых ждет тромбоз, вакцины слабые, и они только вредят, что вакцины, особенно на основе РНК, встраиваются в геном, и это прямая дорога к исчезновению человечества, и что естественный иммунитет лучше вакцинного

Тромбоз стал одной из самых горячих тем для антиваксеров. Особенной нелюбовью у них пользуются вакцины на основе мРНК. И неважно, что ни Пфайзера, и Модерны в России нет и пока не предвидится. Казалось бы, российским противникам прививок опасаться нечего, но, видимо, хорошо любое полено, которое можно бросить в костер, на котором сгорят сторонники прививок.

Эти зловредные препараты, по мнению противников вакцинации, отвечают за массовое производство спайковых белков, которые и ведут к прогрессирующему тромбозу у 60% привитых этими препаратами.

- РНК живет в организме человека очень недолго, говорит член-корреспондент РАН, ученый-биохимик в области молекулярной генетики и иммунологии, ВРИО директора «Федеральный научно-клинический центр физико-химической медицины Федерального медико-биологического агентства» Мария Лагарькова. - Она действительно становится стартовой точкой, чтобы выработать в организме шиповидный белок вируса. Речь идет не обо всем вирусе целиком, а только об одном-единственном белке, который научит иммунную систему человека вырабатывать антитела к коронавирусу в случае его попадания в организм.

- Исследования английского препарата АстраЗенека показали, что в очень небольшом проценте случаев есть осложнения в виде тромбозов, но их было единицы на миллионы, и в подавляющем большинстве из излечивали тромболитиками, - напоминает главный научный сотрудник Института молекулярной биологии имени Энгельгардта, член-корреспондент РАН Дмитрий Купраш.

Об этом не говорят противники вакцинации, хотя они об этом просто могут и не знать, это то, что после перенесенного ковида тромбозы встречаются в десятки раз чаще. Человек может перенести его в легкой форме, а в качестве осложнения получить тромбоз. Молекулярный биолог из Масачуссетса, основатель компании Sendai Viralytics Ольга Матвеева уверена:

- Бояться получить тромбоз от вакцины, всё равно, что бояться получить удар молнии и не бояться схватиться за провод под гигантским напряжением. И то, и другое может убить. Но, когда ты хватаешься за оголённый провод, вероятность гораздо выше.

После перенесенной коронавирусной инфекции, особенно если она протекала тяжело, тромбозы стали основным осложнением, когда спайкового белка образуется несравнимо больше, чем после вакцинации, и живут они в организме несравнимо дольше.

Дмитрий Купраш знает, откуда антиваксеры берут, как он говорит, «дикие цифры» по поводу тромбоза, а также информацию о том, что «все умерли». Как ни странно, источником стала американская база данных побочных явлений. Она открыта для любого как на вход, так и на выход. Любой человек может послать туда информацию, и кто угодно может скачать оттуда полные данные. Это сделано в американских традициях максимальной открытости, но оборотной стороной оказываются манипуляции с данными, как из-за недостатка квалификации, так и сознательно, говорит Купраш, потому что чтобы понять, случились ли проблемы из-за вакцинации или по другим причинам, нужен грамотный анализ данных:

- Те же тромбозы нельзя просто пересчитать, нужно сравнить их частоту среди привитых с частотой среди непривитых, причем контрольная группа должна иметь сходные характеристики по возрасту, состоянию здоровья и другим параметрам. Это очень сложная задача, далеко не всегда решаемая. А люди просто берут числа из этой базы данных в разных вариантах – хоть с тромбозами, хоть с инфарктами, хоть с инсультами, и ни с чем их не сравнивают, а просто сообщают о «страшных последствиях вакцинации».

Есть много недоверия к новым вакцинам. Мол, раньше делали «сильные» вакцины, а теперь делают «слабые». Ученые только качают головой.

- Проверенная вакцина против полиомиелита защищает на 50% процентов, что намного ниже эффективности всех вакцин против ковида, - говорит Ольга Матвеева. - Тем не менее, полиомиелита в мире практически нет, хотя вакцина и обладала низкой эпидемиологической эффективностью.

Еще более экзотические версии рассказывают о том, что к людям стали применять «слабые» вакцины, которые раньше использовали только в ветеринарии. В качестве примера приводят вакцину против болезни Марека у кур. Дмитрий Купраш объясняет, что вакцинация не только не повредила поголовью, но и даже сдержала распространение более смертельного варианта вируса:

- Вирус болезни Марека у кур - совершенно другой. Он сначала заражает Т-клетки и макрофаги и уничтожает иммунную систему примерно так же, как вирус ВИЧ-1. Потом он заражает клетки у основания перьев и оттуда в больших количествах начинает выделяться во внешнюю среду. По ходу дела он вызывает у кур смертельное онкологическое заболевание. В результате получается, примерно, как три человеческих вируса в одном: ВИЧ-1, вирус Эпштейна-Барр и грипп. Если бы у нас такой появился и распространился, никому бы мало не показалось. Вирус ковида, по сравнению с куриным, почти безобиден. Исходный вирус, с которым начали бороться, уже приводил к 60% летальности кур, поэтому так важно было разработать вакцину. Заболевание длилось в среднем два месяца, и 60% птиц умирало.

Большинство невакцинированных кур умирало, поэтому вакцина приносила птицеводству большую пользу. Когда появился второй, более летальный штамм, его шансы на распространение уравнивались с менее летальным вариантом благодаря вакцинации. Если бы кур не прививали, они бы все погибли в течение 10 дней, а так в условиях тотальной вакцинации он получил равные условия с менее летальным штаммом.

- В этой истории ключевой момент в том, что злобный Марек убивает кур так быстро, что птица почти не успевает выделить вирус в окружающую среду. Однако при ковиде ничего подобного не происходит: больной заразен в первые дни после появления симптомов и, возможно, пару дней до, все это время он неплохо себя чувствует, и это не особенно зависит от того, тяжелое будет течение или нет: пациент, которому суждено умереть на ИВЛ, в начальной стадии болезни так же подвижен и заразен, как и пациент с легким течением. Поэтому вакцинация не даст более злобным вариантам, если они появятся, серьёзных преимуществ. - резюмирует Дмитрий Купраш.

Главная претензия к вакцинам заключается в том, что новые вакцины, по мнению их противников, «слабые». Они не могут защитить население полностью, поэтому нужно не нужно на них уповать, а нужно довериться иммунитету человека. Он защитит лучше любой вакцины. Какое заблуждение, говорят ученые. Мария Лагарькова объясняет точку зрения ученых:

- Вакцинированные люди болеют гораздо реже, поэтому возможности мутировать, когда в популяции большинство людей привиты, гораздо меньше. История про то, что все вакцинированные болеют так же, но реже, совершенно не верна.

Действительно, природа дала человеку способность иммунитета, и его организм способен вырабатывать антитела к различным патогенам. Вакцинация не подавляет иммунитет, она его многократно усиливает.

- Привитые, если заражаются, выделяют вируса меньше, в течение более короткого времени, и он не успевает приобрести каких-то дополнительных мутаций. В частности, в почти полностью привитых странах не возникло никаких новых вариантов вируса, - говорит Дмитрий Купраш.

Не только в российском обществе тема вакцинации становится часто водоразделом в обществе. Привитые требуют срочно усилить темпы вакцинации, ведь они свой долг перед обществом выполнили. Непривитые противники вакцинации говорят и пишут о том, что прививки против коронавируса не действуют, как надо, из-за этого вирус мутирует в среде привитых, и из-за этого создаются новые штаммы.

Коллективный иммунитет – явление, которое защищает всех. Чем больше человек провакцинировано, тем меньше шанс заразиться, поэтому и необходимость ревакцинации станет гораздо реже. Напротив, там, где много невакцинированных, опасность новых штаммов велика, как никогда. Стоит напомнить, что штамм Дельта возник в Индии, где сотни миллионов людей не привиты. У привитых людей иммунитет сильнее, поэтому вирусу в самом начале трудно «захватить» организм, поэтому он проходит меньше циклов, где он может изменяться.

- У тех, кто не защищён прививкой, у них тоже вырабатывается иммунитет, и тоже идёт отбор вируса, устойчивого к иммунитету. Только у них гораздо больше вирусных частиц, таких людей гораздо больше, поэтому вероятность появления устойчивого штамма у них гораздо сильнее. В чём опасность вируса? Люди распространяют его, пока ещё нет симптомов. У невакцинированных вируса гораздо больше, они его гораздо дольше и гораздо больше распространяют. Получается, что всё, что антиваксеры негативное пытаются навесить на привитых, на самом деле относится к невакцинированным, - говорит Ольга Матвеева.

Конечно, если невакцинированный человек переболел штаммом А, у него гораздо больше шансов, чем у вакцинированного, переболеть штаммом Б, потому что его собственные антитела могут выработаться, а могут и нет, и такие случаи описаны в литературе. Но полагаться на естественный иммунитет и саботировать вакцинацию – дело глубоко аморальное, считает Мария Лагарькова:

- Тогда давайте поговорим о том, что не надо спасать недоношенных детей, не надо лечить людей от онкологических заболеваний, не надо спасать человека от аппендицита. Ну, что там, природа придумала, что человек помрет от аппендицита, что тогда оперировать. Готов ли каждый из этих авторов заплатить жизнью матери, отца, ребенка ради того, чтобы человечество в целом оказалось стойким? В конце концов, по этой логике, все, кто болен, помрут, останутся одни здоровые.

Что бы ни утверждали противники вакцинации, ковид – это далеко не грипп. По прошествии почти двух лет люди начали понимать, что даже переболев коронавирусом, здоровыми они не станут. В США людям начали давать инвалидность по постковиду. Первое, что у них проявляется – потеря мыслительных способностей. Людей мучает многомесячная слабость и высокая утомляемость. И что самое мучительное – люди месяцами не могут спать.

В Фейсбуке уже создана группа по постковиду, к ней уже присоединились более 50 тысяч человек. Ольга Матвеева рассказывает, что ей на личную почту написала 28-летняя участница группы. Она заболела осенью, заразившись от мужа. А потом для нее наступил личный ад. Антитела так и не начали вырабатываться, ПЦР-тест положительный вот уже несколько месяцев. Девушка при росте 170 см весит 37 кг. Ничего не может есть, постоянная рвота, слабость, бессонница:

- Там какой орган не возьми - и диабет, и почечная недостаточность… За что ни ухватись – обязательно что-нибудь найдёшь. Это загадка, не понятен механизм, неясно, как и почему это происходит. Остаётся вирус? Собственная иммунная система атакует? Никто не знает, как это лечить. Никаких схем лечения нет. Сейчас разрабатываются точные критерии того, как ставить диагноз. В России врачи в полном недоумении. Это очень серьёзная проблема. К сожалению, постковидные осложнения гораздо более частые, чем люди про них знают. Эти люди спрятаны от общества. Они в своих трагедиях находятся в одиночестве, переживая жуткое разрушение здоровья, которое потом не восстанавливается. Это очень важный аргумент для вакцинации.

Ученые напоминают, что после прививки должен пройти месяц, чтобы начали вырабатываться антитела, и организм мог дать иммунный ответ. Сразу после прививки человек может заразиться ковидом, но виновата будет не вакцина, а вирус. Иногда происходят ситуации, когда вирус «пробивает» привитых людей, и они тоже заболевают. Мария Лагарькова поясняет, что в этом случае заболевший опасен для всех окружающих, а не только для непривитых:

- Если человек заболел, то ему нельзя находиться вместе ни с какими людьми, привитыми или непривитыми. Если человек заболел, ему нужно изолироваться и болеть в одиночестве. Вероятность того, что он заразит привитых людей, гораздо меньше, чем непривитых. При этом человек не является инкубатором новых штаммов.

И вакционный, и естественный иммунитет ослабевают со временем, поэтому так важен популяционный иммунитет, поддерживать который необходимо вакцинацией.

- В Москве огромный процент населения переболел, но у многих из них уже закончились антитела. В этом проблема. У меня такое впечатление, что когда ожидали достижения коллективного иммунитета, этот момент не учитывали, а между тем время прошло, антитела ушли, люди заражаются повторно и в создании коллективного иммунитета уже не участвуют. Нужно вакцинироваться и ревакцинироваться, - считает Дмитрий Купраш.

Конечно, есть ещё фантастический вариант, как побороть ковид – когда всё человечество минимум на две недели запрётся у себя дома, и то если по камерам-одиночкам, а семьями, то хотя бы недели на три (чтобы успели друг друга перезаразить). И при этом никого не брать в больницы, спасаться как получится доставкой лекарств на дом. Но это граждане многих стран уже испытали на себе в виде локдаунов, хотя и в ослабленном виде. Поскольку этот вариант не жизнеспособен ни по каким параметрам, остается одно – пойти к врачу и уколоться. Так можно помочь и себе, и окружающим.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter