Рус
Eng

«Пил, играл на тромбоне, а Европа его боялась!» Каким царем был Александр III

Аналитика
«Пил, играл на тромбоне, а Европа его боялась!» Каким царем был Александр III
«Пил, играл на тромбоне, а Европа его боялась!» Каким царем был Александр III
7 июня, 10:42
Открытие нового памятника императору Александру III вызвало в социальных сетях споры по поводу его деятельности.

Как уже сообщали «Новые Известия» 5 июня Путин открыл в Гатчине памятник императору Александру III, изготовленный в честь 175-летия со дня его рождения. Именно в Гатчинском дворце в XIX веке располагалась резиденция царя.

Это, казалось бы, рядовое событие, сразу же вызвало скандальную реакцию в социальных сетях.

Создатель памятника - выпускник Санкт-Петербургской академии художеств имени И. Репина Владимир Бродарский изготовил его по эскизам известного русского скульптора Паоло Трубецкого. При этом скульптор изваял на груди императора Орден Святого апостола Андрея Первозванного, сделав его не восьми, а шестилучевой звездой, то есть так называемой Звездой Давида. При том, что Александр III, как известно, был ярым антисемитом… Эту ошибку Бродарский исправил, причем настолько оперативно, что популярный блогер Рустем Адагамов пошутил:

«Давно пора устанавливать памятники с откручивающимися головами. А пока - съёмные награды».

Звезду ордена на груди царя Александра III оперативно поменяли на восьмиконечную.

Правда, скульптор Бродарский, «потрясенный благодарностью президента», немножко соврал, написав, что «на макете было все верно».

Увы, маэстро, на макете и была шестиконечная звезда…»

Но гораздо интереснее другое – отношение к этому царю в современной России. К примеру, Путин на открытии памятника отметил, что тот является символом восстановления преемственности времён и поколений. «Потому что идти вперёд, уверенно развиваться, достигать новых вершин можно только опираясь на уважение к своему прошлому, к своим выдающимся предкам, которые верно служили нашему народу и России…» А по поводу деятельности Александра III сказал:

«Он любил Россию. Жил ею, стремился сделать всё для её поступательного и уверенного развития, для защиты интересов и укрепления Российской державы в Европе и в мире. Современники по-разному относились к нему, к его деятельности. Так было и так будет всегда, потому что оценить масштабы такой работы в режиме реального времени очень сложно, подчас невозможно. Но сегодня мы точно можем сказать, что эпоха Александра Третьего даёт нам пример естественного, гармоничного сочетания масштабных технологических, промышленных, государственных преобразований и верности национальным традициям и культуре, своим самобытным истокам…»

И разумеется, эта позиция нашла поддержку в обществе. Так, телеведущий Феликс Разумовский написал в своем блоге:

«ЕСТЬ ЕЩЁ ПОРОХ… В Гатчине под Петербургом открыт памятник Императору Александру III. Событие замечательное во многих отношениях. Во-первых, это зримый отказ от прогрессистского мирочувствия, повесившего на Александра Александровича ярлык контрреформатора и чуть ли не мракобеса. А во-вторых, это действительно прекрасная скульптура. После многочисленных неудач в этой сфере (и даже провалов), после всех этих церетелиевских московских кумиров (и не только церетелиевских), - создан замечательный, полнокровный образ. Работа молодого петербургского скульптора Владимира Бродарского выше всяких похвал. А ещё это событие немного оздоравливает общественную атмосферу, которую вконец испоганили несколько недавних «скульптурных» историй. Провокация с памятником на Лубянке и севастопольское недомыслие…»

Журналист Кирилл Шулика напомнил о весьма важной детали правления императора:

«Я вообще удивлен тем, как люди обсуждают памятник Александру III. Говорят, что плохой памятник. А, простите, сам царь с Победоносцевым и чертой оседлости хороший что ли был? Вот такой и был - тяжелый и неповоротливый, как скала. Но при этом ни одной войны не было при нем, что вообще для России уникально. Вот и стояла скала. Берегла мир, но вместе с этим мракобесие и черту оседлости. Противоречивые российские правители. Но они цари все-таки, а не щелкоперы и прощелыги. Кто-то скала, кто-то что-то такое жалкое, падающее от ветра, кто-то царь-победитель. Но некоторых же правителей невозможно вообще отлить в бронзе, а если кто нарисует, то только Шилов и Никас Сафронов…»

Впрочем, у оппонентов нашлись свои аргументы, причем чаще всего исторического характера. Так в социальных сетях вспомнили слова самого Паоло Трубецкого по поводу другого своего знаменитого творения, посвященного тому же персонажу - конного памятника Александру III на Знаменской площади в Петербурге. Трубецкой так оценил собственное творение: «Не занимаюсь политикой. Я изобразил одно животное на другом…»

Недаром же про конного императора, появившегося в 1909 году сразу же родилась народная шутка-загадка:

«Стоит комод,

На комоде бегемот,

На бегемоте обормот,

На обормоте шапка,

На шапке крест,

Кто угадает,

Того под арест...»

А после Октябрьской революции на постаменте в 1919 году было выбито стихотворение Демьяна Бедного «Пугало».

«Мой сын и мой отец при жизни казнены,

А я пожал удел посмертного бесславья:

Торчу здесь пугалом чугунным для страны,

Навеки сбросившей ярмо самодержавья…»

Кстати, поэт и публицист Алексей Цветков напомнил об одном из пороков царя:

«Из "значимых свершений" Александра III. Когда врач запретил ему любимое пероральное, он прятался в беседке с любимым генералом и, доставая из-за голенища фляжку, приговаривал: "Голь на выдумки хитра". С акцентом, конечно…»

А оппозиционер Илья Яшин привел известное выражение самого Александра III:

«Конституция? Чтоб русский царь присягал каким-то скотам?»

И добавил:

«Ну и, конечно, важно сказать, что никакой «глыбой» Александр III не был. Предельно реакционный император, враждебно настроенный к обществу.

Что он оставил в истории? Манифест о незыблемости самодержавия. Циркуляр о кухаркиных детях. Воинствующий консерватизм Победоносцева.

Мрачные страницы истории, которые уж точно не должны быть ориентиром для будущего России…»

Но еще любопытнее сравнение двух российских императоров, сделанное в своих «Воспоминаниях» известным русским предпринимателем, отцом генерала Петра Врангеля, Николаем Егоровичем Врангелем:

«Ни в характере, ни во внешности между Александром III и его идолом Николаем I не было ничего общего. Николай Павлович был поразительно красивым и выглядел всегда царственно. Он в высшей степени обладал даром завораживать толпу. Он обладал способностью очаровывать и очаровывал, когда ему это было нужно, всех, кого желал очаровать. Царствовать было, как он любил повторять, его занятие, и он исполнял его безукоризненно. Все его намерения и поступки имели одну цель — быть властелином и выглядеть таковым.

Александр III также поражал своей внешностью, но совсем не царственностью осанки и красотой. Он поражал воображение своей громадностью. Чаровать он не умел и даже не пытался, да и не желал развить это необходимое для монарха качество. Власть он воспринимал не как священную обязанность с вытекающей из нее ответственностью, но как данную ему лично привилегию, которая позволяла, не размышляя, следовать своим капризам. Тревожить свой покой он не любил, как и не любил вообще общаться с людьми. Представительствовать, появляться на публике он находил неприятной обязанностью и заперся за десятью замками в Гатчине, подобно принцу в сказочном дворце. Проводил жизнь с людьми праздными, играя на тромбоне, рубя дрова как деспот-принц в старые добрые времена, прерывая свое безделье только тогда, когда надо было отдавать приказания подчиненным, людям, которые жили при нем и так же, как и он, ничего не делали. Несмотря на все это, потомки будут повторять, что Европа никогда так не боялась России, как при Александре III. Я добавлю к этому, что до него Европа никогда так не презирала Россию. Александра III боялись не так, как боятся разумной силы, представляющей угрозу, но как торгующий фарфором купец боится слона, заглянувшего в его лавку. Кто знает, а вдруг ему придет в голову наступить на фарфор.

Даже в самых консервативных кругах характер правления Александра III и его правительство поколебали уверенность в разумности и необходимости самодержавия. Если уважение к самодержавию уже исчезло до революции (пусть в принципе многие все еще верили в него и продолжают верить), больше всех виноват в этом Александр III. До него власть Царя, несмотря на все ошибки, Царем совершаемые, была окружена ореолом.

Есть люди, которые возбуждают к себе интерес сами по себе; есть люди, сами по себе интереса не заслуживающие, но вызывающие его благодаря своему положению. Покойный Александр III относился к последней категории людей. Он был таким бесцветным, что, несмотря на интерес русских людей ко всему, связанному с царской властью, в нем не было даже предмета для шуток. Даже приближенные его не могли, когда их спрашивали, рассказать о нем ничего интересного…»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter