Рус
Eng

Гнилая селедка и калийный бизнес: кто финансировал антилукашенковский канал Nexta

Аналитика
Гнилая селедка и калийный бизнес: кто финансировал антилукашенковский канал Nexta
Гнилая селедка и калийный бизнес: кто финансировал антилукашенковский канал Nexta
7 июня, 13:28
Российский олигарх Дмитрий Мазепин опроверг обвинения в том, что спонсировал оппозиционный телеграм-канал

Громкий резонанс «интервью» Романа Протасевича, показанное на белорусском телевидении вызвало не только в оппозиционных кругах обеих стран, но и в сугубо политических.

Напомним, бывший главред канала Nexta Роман Протасевич, находящийся под арестом в лукашенсковских застенках, рассказал, что его канал в том числе спонсировала российская компания, «связанная с Уралом и горной добычей, а ее владелец — «олигарх» и «прямой конкурент» Михаила Гуцериева». То есть, не называя впрямую имени «спонсора», Протасевич раскрыл его – это владелец «Уралхима» и «Уралкалия» Дмитрий Мазепин.

Со своей стороны. Мазепин заявил, что не финансировал признанный в Белоруссии экстремистским Telegram-канал Nexta, ибо «это противоречит его взглядам»:

«То, что касается главного вопроса о финансировании Nexta... Я могу ответить прямо и честно, ни я, ни мои компании никогда не финансировали вышеуказанный Telegram-канал. Хорошо понимаю авторов данной политической мелодрамы, которые хотели бы показать западный план захвата Белоруссии со стороны западных спецслужб. С другой стороны, в очередной раз показать российский след».

Интересно, что сам Мазепин не стал принимать участие в сессии Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ), на которой он был заявлен как один из спикеров и должен был выступить на дискуссии «Еда, помноженная на технологии», однако за минуту до начала мероприятия табличку с его фамилией убрали из президиума.

Эксперты считают, что, вероятно, это Кремль попросил довольно закрытого Мазепина как бы между делом опровергнуть, что он спонсировал белорусские протесты.

Сетевой аналитик Анатолий Несмиян пишет по этому поводу:

«В боевой контрпропаганде есть метод, который называется «гнилая селедка». Суть его вполне проста — в адрес объекта нападения выдвигается любое, вплоть до максимально абсурдного, обвинение. Бездоказательное или подкрепленное каким-то легко опровергаемым аргументом. Важно, чтобы оно было звонким, громким и запоминающимся. Чтобы прилипло.

Потом, чуть позже, это обвинение может рассыпаться. Неважно. Важно то, что оно все равно будет ассоциироваться с объектом, который вроде бы чист, но запах будет тянуться.

Необязательно учиться на военной кафедре факультета журналистики, где мастера преподают будущим специалистам основы. Некоторые техники и практики контрпропаганды используются, что называется, на понятийном уровне.

В случае с Протасевичем и Уралхимом, похоже, ровно та же штука. Неважно, как там было на самом деле, важно то, что обвинение прозвучало. И обвинить-то во лжи вроде бы как некого, ну не узника же белорусского КГБ.

В итоге все всё понимают, но запах остался…»

А журналист Кирилл Шулика уверен, что все это имеет только экономическую подоплеку:

«Откровения Протасевича про Мазепина это чистой воды экономика. Слова в интересах семьи Лукашенко, которая уже давно пытается установить полный контроль над калийным бизнесом. Ровно поэтому я не сомневаюсь, что Протасевич зачитывал текст, который написал лично Лукашенко. И наверняка на встрече с Путиным в Сочи говорил он не про Протасевича, а Мазепина в том самом чемодане были соответствующие документы.»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter