Рус
Eng

«Не мы их гнобили!» В России возмущаются чужими эксцессами, забыв о своих

Аналитика
«Не мы их гнобили!» В России возмущаются чужими эксцессами, забыв о своих
«Не мы их гнобили!» В России возмущаются чужими эксцессами, забыв о своих
7 июня 2020, 12:20
Многих россиян западная политкорректность возмущает больше, чем домашняя несправедливость, поскольку к своей они уже притерпелись

Мощная антирасистская волна поднятая в Америке перекатилась через океан и достигла Европы. Вот что передает Николай Петров из Лондона:

«В 15-15.30 под окнами шум – начала идти толпа от вокзала Виктории к набережной и парламенту на митинг солидарности BLM – Black lives matter. Авангард был не очень массовым: шли, перекрывая улицу, но, в целом, соблюдая социальное дистанцирование, потом толпа нарастала, пошли сплошным потоком и шли не меньше получаса. Большинство в масках и с лозунгами, главным образом, на картонках, намалеванными от руки: Silence is violence; White silence is compliance; Be the voice, not echo; No justice, no peace; Respect existence or expect resistance; Racism is a pandemic; Racism is small dick energy; American racism is caused by British colonialism; LGBT support BLM; Fuck the fascist system; Fuck white privilege; Fuck Trump, fuck Boris; What a sad little life, Boris; Expose the ethnic wage gap; Justice 4 Grenell; За время шествия колонны видели пару групп полицейских, по 4 человека, шедших по тротуару со скоростью манифестантов. Скандирование «Black lives matter», рёв - иногда грозный, иногда радостный; гудение машин, ритм барабанов. Толпа, примерно на треть белая, в массе своей темных цветов – сегодня холодно, иногда моросит дождь. Через полчаса-час пошла обратная волна...»

Между тем, в Великобритании на колени встают жители целых кварталов в знак искупления вины за расизм, ксенофобию и патриархат.

Как справедливо замечает общественный деятель Юрий Самодуров:

«Эти люди искренне хотят преодолеть расизм. И это заслуживает только уважения. Но если бы такое произошло в Москве, а в Москве "мягкий", а иногда и не очень мягкий расизм по отношению к уроженцам Кавказа и Средней Азии безусловно есть, вставших на колени на улице москвичей разогнала бы полиция!»

О том, как эти события воспринимаются в России пишет в своем блоге историк и политолог Сергей Медведев:

«В России, как обычно, свои формы жизни в чашке Петри: в прошлом году издевались над Гретой, в этом -- над BLM. Как будто дома все проблемы с экологией и полицейским насилием уже порешали и теперь можем иронизировать над Западом, потерявшим берега в своей политкорректности. Приводят список правонарушений Флойда, статистику расовой преступности и участников погромов, интересуются, до какого колена надо искать в роду рабовладельцев, и главное - людей очень напрягает необходимость каяться и извиняться, как будто вот прямо сегодня вечером русских заставят извиняться перед черными (евреями, чукчами, крымскими татарами, казахами, эстонцами, чехами, нужное подчеркнуть). Западная политкорректность возмущает больше, чем домашняя несправедливость -- потому что к последней уже притерпелись, принюхались, привыкли к нижней позе. Патриархальное сознание, рабский ресентимент: возмущаться чужими эксцессами, забыв о своих. Перед Кадыровым извиняемся по первому твиту, но перед черными -- увольте. Не мы их гнобили (не мы сжигали евреев, не мы истребляли индейцев) -- не нам и извиняться, верно?

Между тем растущее в мире движение BLM, подстегнутое ковидом и карантином, далеко не только про Флойда и даже не про цвет кожи. Оно про фундаментальную несправедливость современного мира и про непредставленные группы, про фашистскую природу власти и неизменную роль структурного насилия, про женщин, детей, черных, мигрантов, про природу, потепление, права животных -- все сплошь болевые триггеры для сознания российского обывателя. Хотя если подумать, эти протесты, они и про сломанный позвоночник Мохнаткина, и про разлив мазута на Таймыре, и про украденную конституцию, но зачем об этом думать, если так приятно возмутиться мягкотелостью Запада, пресмыкающегося перед всякими Гретами и Флойдами -- то ли дело здравый смысл и природная чуйка простого российского мужика в тапках...»

Дикой расистской реакции на события ужаснулась в своем блоге журналист Анна Наринская:

«Господи, все-таки расизм русскоязычного фейсбука – это что то невероятное. Мне казалось, что с начала девяностых, когда уехавшие из Москвы филологи, оказавшиеся в Нью Йорке без работы, указывали мне на мусорщика-афроамериканца и произносили «Вот они, они, отнимают у нас всю работу, в этой стране вообще все для них», многое изменилось. Но нет. Какое то полное нарочное неприятие проблемы. Как то очень быстро разгромленный магазин адидас стал важнее не просто убитого человека, но вообще то десятилетий избирательной полицейской жестокости.

Полное (и тоже нарочное) непонимание исторической перспективы. В Америке только в 1967 году окончательно разрешили смешанные браки. Когда у нас говорят, что мы тут до конца не изжили советское – мы уважительно качаем головой. Какие то поразительные двойные стандарты. И точно такое же (опять же нарочное!) непонимание того, что это, в том числе, социальная проблема. Вот, например, ковид так сильно ударил именно по афро-американскому населению – ведь именно афроамериканцы работают в той непривилегированной социальной страте, которая осталась работать во время эпидемии (мусорщики, пожарники, санитары).

При том, что в Америке это наложилось на никогда не решенную (а часто созданную властями) урбанистическую проблему -- гетто. Но это все никого не волнует. Есть вот эти «они», которые все громят. И называем мы их без вот этих ваших политкотрректных заморочек, потому что мы же не снизойдем до каких-то там языковых конвенций (Да, я понимаю, что по-русски это гораздо мягче чем по-английски, но существует мировая договоренность.

Это слово созвучно тому как презрительно называли рабов а плантациях, это считается оскорблением. Что от вас отвалится, если вы напишете “афро-американец?) Причем этот расизм не зависит от географических границ. Что Россия, что бывший СССР, что Америка, что Европа. Не хочу сейчас это анализировать, хотя не то что б это бином Ньютона.

Хочу только злиться и стыдиться...»

В подтверждение своих слов, Наринская приводит весьма показательный пример того, насколько сильны в нашей стране расистские и ксенофобские настроения:

«После взрыва комментариев в посте про расизм (на данный момент их больше 700), хочу вот что рассказать. Историю из собственной, как говорится, жизни. Лет семь назад довольно поздним вечером мой муж Костя шел по Тверскому бульвару. Было темно и немноголюдно. Но люди были – в основном молодые. Вдалеке, под фонарем виднелись двое полицейских. И из за того что они стояли под фонарем Костя заметил – в этом ареале света – как они уверено рванули вперед и выдернули с центральной дорожки бульвара человека.

Когда он до них дошел, он увидел, что они нависают над мальчиком (лет семнадцати, например) среднеазиатской наружности и что по его лицу бегут слезы. Костя подошел. В этом момент они трясли перед ним его регистрацией, вопя что она негодная, они вытащили из него уже все имеющиеся у него деньги (рублей 500, кажется), но этого им было мало – так что они тащили его в отделение, чтоб добиться «выкупа».

Костя сказал, что сейчас же звонит в Коммерсанть и на Эхо Москвы, что он запомнил номера на их жетонах, что он сам журналист и этого так не оставит – в общем они выпихнули несчастного Косте в руки. Тот был совершенно в обморочном состоянии и даже ноги не мог переставлять. В итоге Костя привел его к нам домой и уложил спать на диван в гостиной.

Как я завопила, когда я утром туда вперлась и как к нам приезжали благодарить представители узбекской диаспоры с тортиком – это уже другая история. А сейчас я про расизм:

1) По бульвару шли разные молодые люди. Полицейские выдернули именно его. Из-за расизма. Да, в итоге они хотели на нем нажиться, то бишь как бы из жадности, но именно общий расизм давал им такую возможность

2) Ни один человек кроме Кости не поинтересовался тем, что происходит. Из за расизма. У нас, конечно, вообще люди равнодушные, но если б вот так плакал мальчик неазиатской внешности скорее всего кто-нибудь бы подошел.

3) Справка мальчика была в порядке. Но он все равно ощущал себя совершенно бесправным. Из за расизма. Потому что он понимал, как к таким как он здесь относятся. У нас вообще граждане чувствуют себя бесправными перед полицией, а в случае мигранта этот помножается на сто 4) Спасенный Костей этот мальчик просто-напросто боялся один идти по улице.

Из-за расизма. Потому что он понимал, что весь этот мир – против него и безошибочно распознает в нем «чужого» просто по чертам его лица. А теперь подумайте – как это, жить в таком мире, где ты «негативно» выделен каждый день? И до чего такое может довести?

И только не рассказывайте мне про то, что у вас во дворе «дворник из Средней Азии очень освоившийся и даже хамоватый». Потому что у меня у самой друг еврей...»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter