Рус
Eng
Смена власти в Киргизии: кто стоит за "играми престолов"
Аналитика

Смена власти в Киргизии: кто стоит за "играми престолов"

6 октября , 23:35Photo: dw.comВыступления в Бишкеке
Парламентские выборы в Киргизии вызвали массовые протесты в Бишкеке и других городах. По форме выступления напоминают трансформационные революции, уже прошедшие на постсоветском пространстве. Однако у экспертов нет единого мнения, что разворачивается на наших глазах, и почему у протеста опять знакомые лица.

Елена Иванова, Наталья Сейбиль

После воскресных выборов от 2 до 4 тысяч человек, не согласных с результатами выборов, вышли на площадь Ала-Тоо в Бишкеке. На требования протестующих отменить итоги выборов власть ответила силой. В результате столкновений пострадали 590 человек, есть один погибший. Под крики «Здесь вам не Белоруссия!» протестующие заняли парламент и администрацию президента. Колонна во главе с сыном бывшего президента Атамбаева отправились в ГКНБ и освободила из тюрьмы его отца. Действующий президент Сооронбай Жеенбеков назвал протесты попыткой захвата власти, но результаты выборов были отменены.

Бедная страна, богатая на перевороты

Киргизия - одна из самых бедных республик бывшего Советского Союза. Природных богатств там нет. После развала СССР страна стала перевалочным пунктом китайских товаров для все постсоветского пространства. В 1990 году сформировавшиеся на тот момент кланы договорились и выбрали президентом главу Академии наук Акаева. В стране сложилась ситуация, когда все имеющиеся ресурсы – экономические, мобилизационные - распределились между несколькими кланами. Ни одна из этих групп не имеет преимущества перед другими, ни экономических, ни политических, ни возможности влиять на население. Ни одна группа не в состоянии монополизировать ресурсы всех остальных.

- Нет одной силы, которая может всех контролировать. Есть коалиции, но внутри коалиций мира тоже нет. Плюс те, кто не попадает в эти коалиции, они тоже имеют свои ресурсы, и экономические, и политические, и ресурсы влияния на какую-то часть населения. Поэтому мы видим очередную попытку монополизации, которая каждый раз заканчивается неудачей и началом очередного цикла с нуля, - объясняет Сергей Абашин, профессор Европейского университета Санкт-Петербурга.

В Центральной Азии в большинстве бывших республик воспроизводилась власть Первого секретаря. В Киргизии и Таджикистане этого не случилось. В Таджикистане отсутствие сильного лидера привело к кровавой гражданской войне в начале 90-х, в Киргизии за 20 лет власть сменилась четырежды, и не всегда добровольно .

- Частая смена власти – это оборотная сторона сильной политической конкуренции. При этом присутствует недостаточная легитимность власти. Когда одно накладывается на другое, происходит такое. В Киргизии большая раздробленность клановых интересов, деление на Север и Юг привели к тому, что в республике так и не удалось воспроизвести власть первого секретаря. – говорит политолог, заместитель директора Центра политических технологий Алексей Макаркин.

Север, Юг или коалиции

Каждый президент Киргизии, в основном, представлял интересы либо севера страны, либо юга. Это не означало, что для перехода власти не создавались более широкие коалиции с участием других регионов или кланов. Первый президент Акаев был поддержан северянами, свергала его коалиция, где ключевую роль играли группировки Юга, хотя в ней были и северные кланы. Акаев пал, потому что не стал консенсусной фигурой. Потом пришел Бакиев с Юга, его свергла широкая коалиция, опиравшаяся на Север. Ее возглавлял будущий президент Атамбаев.

- Атамбаев оказался единственным, кто смог передать власть на выборах, которые выиграл Жеембеков. Но Атамбаев считал, что он передал власть самому слабому представителю Юга, и тогда страна может быть консолидирована. Президентом будет Жеембеков, а править страной будет сам Атамбаев как глава партии власти, - описывает Алексей Макаркин киргизские «Игры престолов».

Ничего из этого не получилось, его партия власти обрушилась и распалась. Жеембеков захотел освободиться от опеки. Арестован был Атамбаев в результате впечатляющей боевой операции с участием военных частей. Сегодня его освобождал из тюрьмы сын с помощью сторонников.

Сергей Абашин не согласен с таким делением страны по географическому признаку. Да, каждый из президентов представлял либо Север, либо Юг, но деление это весьма условное. У олигархических коррупционных группировок более сложное деление, чаще экономическое, а не только региональное.

- Мы все время видим, что действующий президент – сначала это был Акаев, потом Бакиев, потом Атанбаев, потом Жеембеков – они и группа, которая вокруг них сплачивается, пытаются провести монополизацию власти, укрупниться, они пытаются своих противников как-то потеснить экономически или политически. Но каждый раз они сталкиваются с той проблемой, что они не могут этого сделать.

Киргизы – люди прагматичные. В своей борьбе за место под солнцем они не используют идеологию или религию для того, чтобы попасть во власть. И хотя последний президент активно использовал религиозную риторику, апелляция к ней не становится способом мобилизации политических сил. Религиозный фактор там не действует, все они светские, все они прагматики. Это подтвердил Алексей Макаркин. Киргизия - светская республика, и исламского фактора в этой конкуренции нет. В отличие от соседнего Таджикистана, например, ни один из игроков не поднял флаг религиозного фундаментализма.

Революция или борьба за власть

Из 16 партий, участвующих в выборах, в парламент прошли только 4. Из них две аффилированы с действующим президентом прямо, а третья – косвенно. В результате в парламенте оппозиция была бы представлена одной партией, да и то с очень мягкой позицией.

- Фаворитами являлись партии «Биримдик» и «Мекеним Кыргызстан». Первая продвигает традиционные для Киргизии проевразийские ценности, ориентацию на РФ и Казахстан, а партия «Мекеним Кыргызстан» планирует усиливать сотрудничество с КНР, особенно в контексте глобальных инфраструктурных проектов. Обе партии - центристские, должны были играть ведущую роль в правительственной коалиции. Политический курс страны, как во внешней политике, так и во внутренней, изменился бы мало, - говорит руководитель Центра развития региональной политики Илья Гращенков.

Партия «Биримдик» ( «Единство»)- партия президента, «Мекеним Кыргызстан» создал богатый клан киргизских олигархов Анатроимовых, связанный с президентом. Первые использовали административный ресурс, вторые – финансовый.

- Там был прямой подкуп избирателей, деньги раздавали, раздавали начальственные команды, поэтому победа, оглушительная победа, когда ни одна оппозиционная партия не прошла, оказалась спусковым крючком для нынешним возмущений. Эта ситуация возникает не в первый раз, - замечает Сергей Абашин.

С другой стороны, в координационный совет оппозиции пришли старые, хорошо знакомые публике лица.Эти люди уже два десятка лет в политике, и для них меняется только их положение по отношению к власти. Есть часть элиты, которая надеется, что к власти придут новые люди с новыми идеями, Но пока таких нет.

Мотивы выступления народа, кто бы его не мобилизовал, основаны не только на защите интересов хозяев, как может показаться со стороны. Нынешнее выступление, происходящее на фоне экономического и цивилизационного кризиса, показывает, как меняется общественная парадигма, считает Илья Гращенков. Ключевым для киргизов становится требование социального государства, особенно в такие времена, как нынешние, времена пандемии. Отсутствие полноценной медицинской системы для всех, неспособность государства помочь беднейшим слоям и зависимость семей от заработков заграницей становятся очевидными для всех граждан страны. В условиях закрытия границ, в первую очередь, в Россию, народ требует от власти мер по созданию рабочих мест дома.

Киргизы едут на работу не только в Россию. Сейчас немало киргизских таксистов не только в Москве, но и в Чикаго. Люди едут в Турцию, люди торгуют с Китаем. Но массово киргизские граждане едут работать все-таки в нашу страну. Одномоментно в России находятся 600-700 тысяч человек, плюс у 150 тысяч уже есть российское гражданство. Поэтому, помимо общей истории, влияние России на Центральную Азию, в целом, и на Киргизию, в частности, так велико.

Баланс интересов или доминантная роль России

Для России Киргизия – не самый сложный из партнеров постсоветского пространства. Белоруссия, не говоря уже о Грузии и Украине, куда хуже. Кремль поучаствовал в свое время и во внутренней политике этой страны тоже. В свое время он помогал оппозиции, которая свергла президента Бакиева. На него у Кремля был большой зуб. Когда в начале 2000-х американцы были нашими партнерами по антиталибской коалиции в Афганистане, Путин предложил американцам разместить свою военную базу в Киргизии. Потом с Америкой рассорились, и президент Путин открытым текстом попросил Бакиева убрать базу. Бакиев согласился, но базу оставил. Россия обиделась и поддержала оппозицию. Пришел следующий президент Атамбаев и базу убрал. Россия была довольна.

- С Атамбаевым близких человеческих отношений не было. Были довольны, что Атамбаев убрал базу, сотрудничали с ним, но в то же время против Жеембекова ничего против не имели. Когда Жеембеков арестовал Атамбаева, было много предположений, что будет делать Россия. Но с Атанбаевым человеческих отношений, как, например, с Кочаряном в Армении, нет. В то же время Жеембеков и партия Единство, где его брат, подчеркивают дружелюбие, - рассказывает Алексей Макаркин.

России ситуация в Киргизии не доставляет особых забот. Зависимость ее так велика, что в Кремле уверены – кто бы ни пришел к власти, все будут сотрудничать с Россией, только бы их мигрантов пускали. Все внутренние силы действительно пытаются поддерживать отношения - и не только с Россией, хотя с Россией, в первую очередь.

- Страна бедная, и они все критически зависят от внешних сил. Да, у Матраимова есть большой бизнес, связанный с Китаем. Да, у Атамбаева был бизнес в Турции, но при этом он был в хороших тесных связях с Россией. Да, Жеембеков тоже перед выборами ездил в Россию и встречался с Путиным. Новая власть будет заигрывать и с Россией, и с Китаем, и со всеми возможными странами и не будет по собственной инициативе разрушать такую многовекторность, если только какая-то внешняя сила не потребует полного повиновения.

Для России Киргизия важна в военном плане, как точка, которая находится между Афганистаном, Китаем, Казахстаном, Узбекистаном и Таджикистаном. С помощью нескольких военных баз мы держим под военным контролем весь регион. Китай активно скупает в Центральной Азии все, что он может скупить. Кроме того, торговые пути из Китая через Киргизию имеют стратегически важное значение для страны.

Власть в Киргизии меняет резко, но государство не самоуничтожается. Они сейчас изберет институты, говорит Сергей Абашин, и будет еще пять лет существовать, после того как все внешние игроки – Россия, Китай, Турция, арабские страны – вложатся в эту стабильность.

Однако у всех постсоветских кризисов есть свои уроки. Илья Гращенков считает:

- Без перемен в России ни одна из бывших республик не сможет вернуться на путь развития. Россия с её правящей коррумпированной элитой, с рыночным подходом остается главной силой реакционного характера во всем СНГ. Полыхает по всем границам: Белоруссия, Азербайджан, Армения, а теперь Киргизия. Все это создает фактор нестабильности и в самой России.

На фоне настоящей, с пушками и жертвами войны в Карабахе и стремлении белорусов к жизни, как в европах, киргизские волнения не предвещают острых моментов, но на окраинах бывшей империи появился еще один очаг напряженности.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter