Рус
Eng
Урок пандемии: государства намерены поддерживать лояльность граждан «ростом угроз»
Аналитика

Урок пандемии: государства намерены поддерживать лояльность граждан «ростом угроз»

6 сентября , 10:22
При этом реальность угроз не имеет значения, важно поддерживать такой уровень страха, в котором «последнее упование» на государство затмит все претензии к нему.

Крайне любопытные итоги пандемии подвела писатель и публицист Марина Шаповалова:

«Хотя экономических потерь от пандемического локдауна уже невозможно не замечать, на мировых новостных лентах главная новость по-прежнему – растущие числа заражённых ковидом и умерших от него. Позитивом подаются сообщения о частичном снятии кое-где некоторых ограничений, но тут же, буквально следующим сюжетом, нагнетается «угроза второй волны», якобы вынуждающая ужесточать «масочно-перчаточный режим» и вводить новые требования.

При этом ВОЗ уже сделала несколько заявлений о бессмысленности и даже вреде ношения масок вне помещений, и позитивно оценила опыт Швеции, где карантинные меры были самыми мягкими. Но её позиция демонстративно игнорируется. В чём дело?

Смею предположить, что ВОЗ ныне не находится в числе бенефициаров ковидной истерии: либо не вписалась в их круг, либо в процессе выпала из него. Ибо если «ахтунг» всё активнее разжигают, несмотря на потери, значит, это кому-нибудь очень нужно.

И второе соображение: то, что принимается большинством (пусть с разной степенью покорности или сомнений), соответствует истинным пожеланиям этого большинства. Даже если само большинство этого не осознаёт или по-разному рационализирует своё согласие с курсом.

Мне видится, что «коллективное бессознательное» с некоторых пор стремилось к разрушению того мира, который сложился к началу 21-го века. Именно что – не отдавая себе отчёта ни в том, что конкретно не устраивает, ни в том, тем более, чего иного хотелось бы в идеале. Тут что-то более близкое к ощущению, что вся система «жмёт», как ставший тесным скафандр, из которого естество вырывается рефлекторно, без мысли о губительности последствий: оно просто изнутри разрывает давящую оболочку там, где рвётся. Или как вода тычется в глухую плотину, просачиваясь и протекая, куда придётся. Плотина ли в результате обрушится по невидимым глазу трещинам, или берега размоет и зальёт до горизонта – неизвестно. Вода не имеет конструктивного плана – её несёт.

Обычно в истории организующую роль брали на себя элиты сообществ. Или же становились элитой те, кто указывал «воде» новое русло. Разумеется, в своих интересах. Для чего элитарные группы (новые или старые) должны были, во-первых, свои общие интересы понимать, и, во-вторых, видеть возможность их осуществления. То есть, по новому руслу, фигурально говоря, вода должна сама потечь в полном соответствии с законами природы, иначе руслом оно не станет.

Столетия назад декларация идей равенства гражданских прав, безусловно, сформировала новые национальные элиты, став для кого-то мощным социальным лифтом. Но выгоду от замены старых порядков новыми получало большинство. Производящее большинство, заметим, потому что тогда, вопреки известному афоризму, на девятерых «с сошкой» приходился всего один «с ложкой». Оно, большинство, тоже освобождалось от обременительных ограничений и запретов, его частные материальные интересы находились в русле интересов всей нации и государства, богатевшего за счёт растущего числа более свободных производителей.

Сегодня абсолютное большинство в развитых странах, участвует оно в производстве благ и услуг на условиях найма или нет, является клиентом социального государства. Оно более ориентировано на гарантии от государства, чем на рискованные результаты любой личной инициативы. Во всём, от обеспечения привычного уровня потребления до безопасности. Оно лояльно государству постольку, поскольку нуждается в надёжности гарантий больше, чем в практически бесполезных свободах.

Ощутимое снижение уровня жизни оценивается гражданами-клиентами как неудовлетворительное исполнение государством важной части гарантий. Тем более, если граждане законопослушно исполняют все требования государства. Их, в общем-то, не интересует, за счёт чего и за чей счёт государство должно их кормить, если само запрещает работать – и нельзя сказать, что в такой позиции нет логики. Что об этом думает государство в лице тех, кто принимает решения, и какой логикой они руководствуются – другой вопрос.

Из наблюдений за происходящим в течение последних месяцев напрашивается только один вывод: государства намерены поддерживать лояльность граждан «ростом угроз», с которыми якобы только они способны более-менее успешно справляться.

Реальность угроз не имеет значения, важно поддерживать такой уровень страха, в котором «последнее упование» на государство затмит все претензии к нему. Важно, чтобы общее ухудшение жизни воспринималось каждым не как результат некомпетентности управленческой системы, не как провал всех её функций, а как необходимая плата за выживание: «иначе я могу умереть!»

Понятно, что в таком поведении национально-государственных элит нет стратегии выхода «в новое русло» — это только тактика удержания status quo. Абсурдная только на обобщающий взгляд: на самом деле все фигуранты последовательно преследуют свои интересы. Как их понимают и насколько видят возможности их осуществления...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter