Рус
Eng
Жизнь с коронавирусом. Прогноз отраслевых изменений после пандемии
Аналитика

Жизнь с коронавирусом. Прогноз отраслевых изменений после пандемии

6 апреля 2020, 15:14
Сегодня, когда медицина неожиданно для всех стала главным элементом управления и обеспечения национальной безопасности, а экономическое сообщество в основном занято обсуждением текущей ситуации, предлагаем вместе с читателями подумать о том, какие вызовы ждут нас после кризиса.

Юлия Зворыкина, Институт ВЭБ, Д.э.н., профессор МГИМО

Владимир Сидоров, Институт ВЭБ, "Ельцин-Центр"

Коронавирус спровоцировал блицкриг. В разных странах, руководители разных уровней не успевают реагировать на быстрое изменение обстановки, действуют зачастую хаотично и несогласованно, население, застигнутое врасплох, толком не может осознать, что делать, а что нет. Людей на самоизоляции еще не посетила крамольная мысль – а чем же все-таки занята армия отраслевых чиновников, находящихся на рабочих местах в то время, когда предприятия бизнеса закрыты на “каникулы”?

В последние несколько дней появились интересные статьи о том, как вирус изменит нашу жизнь, как трансформируется рынок труда, звучат прогнозы о введении тотального цифрового контроля. Предлагаем к фактору коронавируса добавить фактор важный в этих условиях для России – падение спроса (и цен) на сырьевых рынках.

Поскольку речь идет о России и ее роли в мире после пандемии, предлагаем как теоретическую основу рассуждений взять работы российских ученых - Теорию деятельности А.Н. Леонтьева и Демографическую теорию С.П.Капицы, поскольку мы полагаем, что новый формат экономики изменит привычную систему координат, в которой главное – сохранить предприятия, и переместит фокус на каждого конкретного человека как единицу отсчета. Нам всем, привыкшим мыслить категориями запусков космических ракет, строительства заводов и мостов, воспринять это нелегко. Попробуем строить модель, исходя из мотиваций человека и его деятельности.

Представляется, что пандемия коронавируса приведет спринтерским путем к давно назревшим изменениям в структуре отраслевых балансов. Потребности людей изменились в связи с угрозой пандемии каждому, трансформации стиля жизни и структуры потребления, смене личных приоритетов.

Откуда придут изменения

Последние разъяснения ВОЗ говорят о возможности заражения COVID-19 не только воздушно-капельным путем. Касания так же являются большой опасностью.

Задумывались ли Вы когда-либо над простым фактом: какое количество тактильных контактов с различными поверхностями совершает средний гражданин, который собрался купить, скажем, в супермаркете корзину продуктов первой и последующей необходимости? Если учесть сборы дома, выход из подъезда и вход в магазин, поездку на машине, можно легко обнаружить, что не менее 500 раз за пару часов обе руки человека касаются нескольких десятков типов поверхностей, на которых потенциально может жить коронавирус. Мы делаем вывод, что спредерами (распространителями) служат не люди, а поверхности – и это уже доказано. Плюс дистанционный контакт на расстоянии 1,5 и более метров – капельки могут ведь попасть не непосредственно в рот или нос – они могут оставаться и на поверхности, которых касается незараженный пока посетитель нашего воображаемого супермаркета.

Задумывались ли Вы когда-либо – сколько личных или коллективных разговоров Вам приходится вести за день, включая семью? Ответ: исключая телефонное общение – от 10 до 100. Анализ пирамиды корпоративных отношений показывает, что топ-менеджеры в среднем за дневной рабочий цикл в 10 раз более чем среднестатистический работник лично контактируют с другими людьми. Супер-топы – даже более. Совещания, бесконечные встречи один-на-один, постоянная смена аудитории (как людской так и физической – иные переговорные, офисы, банки, стройки и так далее). Поэтому весьма закономерно, что топы являются супер-спредерами. Поэтому работа – угроза заразиться номер два.

Вероятность заражения в семье с двумя работающими взрослыми и двумя обучающимися в школе и университете детьми повышается многократно. Семья – угроза заразиться номер три.

Все остальные сферы жизни человека (лечение, отдых, обучение в группах) могут быть редуцированы до этих трех источников угроз.

Поэтому глобальные изменения в структуре экономики, связанные с изменением поведения, направленного на снижение угроз заражения, уже происходят и как следствие - целые отрасли и линии бизнеса уйдут со сцены, как в свое время исчезли кареты на конной тяге. Воистину – изменись сам или умри…

Что должно измениться

Простые наблюдения за выборкой из миллиардов существующих цепочек «поставка-производство-упаковка-логистика-доставка-потребление» позволяют сделать минимальные обобщения и приводят уже сегодня к ошеломляющим выводам:

  1. Изменятся приоритеты в развитии линейной транспортной инфраструктуры, обеспечивающей «довирусное» развитие и являющейся одной из самых капиталоемких отраслей. Инвестиционная мощность объектов инфраструктуры – в зависимости от стадии развития стран и географических особенностей – от 10 до 25%. Эти проекты могут быть достаточно оперативно адаптированы к обновленным моделям поставок. Это вовсе не означает отказ от создания физической инфраструктуры и транспортных средств, но меняются подходы к параметрам, географии размещения и технологиям транспортировки. Связанность далее будет более эффективно обеспечиваться иными технологиями, - мы предполагаем сильнейший рост 3D-принтеров, способных в локальных условиях обеспечить человека практически всем необходимым. Россия может уже сегодня выступить идеологом такой трансформации на площадке Инфраструктурного хаба G20.
  2. Будет фундаментально пересмотрено понятие персональной мобильности и связанной с ней свободой трансграничного передвижения. Мировая авиационная отрасль пострадает сильнее среди других. На фоне изменений облика глобальной туриндустрии Россия может запланировать серьезные изменения в этом секторе экономики. Надо сделать свою страну привлекательной для отдыха, привести в порядок те места, к которым хочется опять возвращаться – рядом с домом. Кроме того, мы прогнозируем рост новых технологий в сфере виртуальной реальности, которые будут иметь дополняющую сенсибилизацию (вкусы, звуки, запахи, ощущение прогулок по улицам Парижам, Лондонам, Санкт-Петербургам и прочим Альхамбрам). Любые трансграничные перемещения – дополнительный риск заражения, поэтому ощущение среды должно быть замещено в том числе через онлайн-участие (города, море, горы – здесь и сейчас). Бизнес-перемещения уменьшатся кратно, сделки будут заключаться онлайн. Платформы обеспечения коммуникаций (skype, zoom, и так далее) позволят проводить совещания и станут основной частью бизнес-среды. Возникнут новые классы профессий персональных гидов, упакованных в технологии дополняющих реальностей.
  3. Произойдет оптимизация по территориальному, а не маржинальному фактору размещения объектов промышленности, сельского хозяйства и особенности пищевой промышленности – в том числе возможности производства базового набора продуктов ограниченной простейшей логистикой. Это инвестиции только в России в размере 50-100 миллиардов долларов должны быть сделаны в течение 1-2 лет. Китай перестанет быть мировой фабрикой всего и для всех.
  4. Торможение в индустрии сверхпотребления - а это не менее 1% от размера всей мировой экономики. Полагаем, что этот сектор, являющийся драйвером целой цепочки индустрий (реклама, к примеру) должен претерпеть быстрые изменения. Не покупаем акции сегодняшних лидеров – LVMH, Richemont, Gucci etc. Это же касается всей немаленькой индустрии luxury по цепочке – от продуктов питания до яхт и недвижимости. Упор на масс-маркет, а эта индустрия вероятно существенно сожмется до своей «естественной» роли, наверное, на уровне 10-15% от сегодняшнего размера.
  5. Гигантский сектор недвижимости – это 15-20% мировых капексов и 3-5% опексов – также будет существенно пересмотрен в сторону утилизации уже накопленных ценностей и редизайна и планирования новых бизнес-конфигураций. Торговые и офисные центры превратятся в минималистские пространства для коворкингов – решение задач здесь и сейчас, с системами жизнеобеспечения и входными санитарными группами (тамбурами). Выживут дизайнерские и архитектурные бюро, которые смогут быстро помочь этим изменениям.
  6. Корпоративная культура и офисный планктон претерпят колоссальные изменения. Все задачи будут решаться компактными командами на основе коворкинга – здесь и сейчас. Штаб-квартиры корпоративных монстров превратятся в компактный набор стратегов.
  7. Правительства и сфера публичной политики станут соответствовать их влиянию на решение самых важных проблем развития. Избирательные кампании перейдут в онлайн.
  8. Серьезные изменения претерпит образование (много уже написано, но есть ряд идей – например, локализация базовых навыков потребных для новой экономики). Нам кажется, что образование будет развиваться в направлении получения специфических навыков по сокращенной программе с одной стороны (предмет заказа со стороны нанимателей – уже язык не поворачивается назвать их «корпорации» - будет жестко специфицирован и сведен на уровень технического задания по объему и качеству навыков). С другой, произойдет взрывной рост персонифицированных программ под каждого конкретного индивида. Это касается и школьников, и студентов – но также и дополнительного образования для взрослых. Здесь деперсонифицирующие технологии будут развиваться самым футуристическим путем как с точки зрения производства контента и формата поставки знаний (игровой, креативный, музыкальный, информационно-потоковый – зависит от контента, возраста обучаемого, желания и креативности обучающего). Особое значение приобретут знания в формате survival kit – как выжить в окружающем мире. Простой, базовый набор, который должен быть инсталлирован (передан) в каждого индивидуума на уровне рефлекса. В этом смысле, конечно, выживание сегодня – это торжество архаики, наложенное на развитие производителей контента и гаджетов.
  9. Существенные изменения коснутся здравоохранения. Из просто важной отрасли оно превратится в главный элемент системы национальной безопасности и государственного управления и будет диктовать другим отраслям, какие немедленные технологии нужны и куда направлять инвестиции. Выделим отдельно, что именно индустрия здравоохранения, во-первых, сильно изменится навстречу локализованному в своей «чистой» среде человеку, а во-вторых, станет сама драйвером всех остальных изменений. Каждый элемент цепочки – санитария, профилактика, диагностика, лечение, лекарственные препараты, оперативное вмешательство, реабилитация, технологии продления жизни, технологии поддержания жизнедеятельности для старшего поколения – будет радикально трансформирован и приобретет компактный и эффективный вид. Фокус внутри самой системы будет сделан на обеспечении здоровья врачей и медперсонала – сегодня более 12000 докторов инфицированы – это непозволительно и глупо. PPE – СПЗ (средства персональной защиты) претерпят взрывной рост и преобразят привычные госпиталя. И пациенты перестанут пугаться «космонавтов»-врачей, решающих главную задачу: выжить самим и помочь выжить своим пациентам. Огромные госпиталя, требующие перемещений в 9-14 км в день для медперсонала – превратятся в компактные самодостаточные подразделения. Во главу угла будет поставлен человек – но доктор ведь тоже человек! О нем и будет заботится система.
  10. Агония исследовательских команд в поисках препарата лечения коронавируса предполагает трансформацию и в этой области. Биг фарма и биг биофарма – ключевой аспект развития. Возможно, что мы скоро увидим закат «формульной индустрии» – вложения в химическую молекулу очевидно очень дорого и громоздко, и не обеспечивает скорости адаптации к вызовам и угрозам. Развитие получат генные и генно-инженерные методы, основанные на управлении поставкой информации, способной преодолевать клеточные барьеры нехимическим путем. Прежде всего – развитие технологий управления сигнальными системами клетки, что позволит освободиться от большинства фармпрепаратов и резко снизит издержки. При этом формирование рыночной цены будет жестко контролироваться государствами как конечными заказчиками подобных изменений.
  11. Магистральные изменения произойдут в технологиях сбора, хранения и защиты персональных данных. Это будет воистину вопрос жизни и смерти. Высшая ценность – не банковский счет, а данные о ежедневном самочувствии – объективно эти данные будут нуждаться в постквантовой криптографии и надежных каналах передачи данных. Возможно, что именно эти запросы сгенерируют гигантские инвестиции в фундаментальную науку – прежде всего в физику твердого тела, чтобы ряд фундаментальных идей могли быть непосредственно трансформированы в системы сбора, накопления и безопасной передачи данных (в том числе основанные на явлении квантовой запутанности). Актуализируются «дремлющие» разработки, превращающие наше тело в гигантский сенсор – здесь есть прорывные разработки в Швейцарии, Израиле и США, и не только на базе специальной одежды, будут востребованы иные методы сбора информации о состоянии здоровья, которые в ежесекундном режиме будут передаваться в центры обработки данных, и решения по поступившей информации будет принимать искусственный интеллект.
  12. Большие изменения произойдут в банковской и финансовой сфере. Деперсонифицированный банкинг и запрос на бесконтактность общения по всех цепочках индустрии исходят из простейших, всем привычных процедур: должная проверка клиента (KYC) должна измениться – отсюда возникнет эффект домино на все последующие операционные цепочки, что требует отдельного прогноза. Все системы аутентификации, работа с кредитными карточками – должны быть переведены на бесконтактную удаленную авторизацию. Технологии хранения и банковской тайны, криптобезопасность – получат новое развитие.
  13. Работа с информацией должна кардинально измениться. Развитие сетевых технологий предполагало нулевую стоимость информации. Отсюда возникли интернет-гиганты, которые вполне материально и цинично превращают бесплатную информацию в платный контент. Монетизация информации - требование и безопасности, и назревшая потребность. Развитие интернета вещей невозможно далее без эффективных систем защиты даже простого чайника и холодильника, хакнув доступ к которым мошенники могут – далеко не теоретически – сильно осложнить нам жизнь.
  14. Возросшие требования по тактильной безопасности (а мы все касаемся чего-либо – рукопожатие, двери, перила, кнопки банкоматов и терминалов…) – приведут к огромным изменениям в производстве новых материалов. Молекулярное отслаивание поверхностей и автосанитарные материалы (самоочищающиеся) – в том числе за счет молекулярной капсулизации спецреагентов – предъявят новое понимание к архитектонике офиса и жилища. Разработка новых классов веществ, отторгающих определенные воздействия, поменяют геометрию нашего мира и архитектуры.
  15. Сам дом (квартира) как пространство для проживания должен измениться. Помимо персональной печати еды, будут востребованы микро-метки сроков хранения продуктов и лекарств, наши жилища превратятся в мини-склады с большим количеством холодильников, пространств для хранения продуктов и запасов питьевой воды. Системы очистки воды будут в каждом доме. Все будет завязано в единую систему управления запасами и легко управляться со смартфона. Умный дом не допустит ненужных расходов. Системы персональной оптимизации расходами также будут в повышенном спросе.
  16. Самое главное. Волны все более опасных пандемий приведут к развитию иных форматов эйфоризации и доступа к технологии производства гедонистических ощущений. Вся цепочка эйфоризации (получения наслаждения): еда, алкоголь, секс, наркотики, охота к перемене мест, «культурное времяпровождение», туризм – все, что вырывает человека из семьи и персонифицирует получение наслаждения – перейдет к новым технологиям получения удовольствия. Прежде всего за счет внедрения стимулирующих воздействий непосредственно в нейропроцессы и активизацию участков коры головного мозга, отвечающих за производство эндорфинов. Грубо говоря, весь ресторанно-туристический бизнес, производство алкоголя и наркотиков сведется к получению компьютерной нейростимулирующей программы ограниченного срока действия – и вот почему пророчества великих братьев Вачовских – поместивших нас в свою закадровую Матрицу – будут на наших глазах трансформировать и физиологию человека. Эта история будет отдельно рассказана авторами уже в ближайшее время.

Итог наших размышлений

Вирус – проблема трансграничная, общемировая, действующее поколение правителей впервые сталкивается с кризисом такого масштаба. Пандемия ускорила внедрение цифровых платформ, способных дотянуться до каждого человека. Уже обсуждается введение индивидуального QR кода вместо пропуска на движение по городу (вопрос - как я зарегистрируюсь и на каком гаджете его буду предъявлять), а в краткосрочной перспективе это неизбежно приведет к усилению вторжения государства в частную жизнь людей – под предлогом заботы о здоровье и безопасности нации. Сырьевые отрасли и транспорт более не будут находиться в приоритете.

А в результате на наших глазах происходит замена нефтедолларовой системы управления глобальной экономикой на криптосервисную, особенность нового мира состоит в том, что центр управления может не иметь географической привязки. Де факто мы сейчас через экраны ноутбуков из дома наблюдаем эту замену как полет кометы Галлея – ярко и вроде нас пока не касается…Но шлейф пандемии неминуемо изменит жизнь всех нас, и чем быстрее мы сможем адаптироваться к этим вызовам – тем лучше.

Одним словом, жизнь продолжается, и новые вызовы требуют корректировки приоритетов – государства и правительства не всегда к этому готовы.

Авторы будут публиковать расширенные предположения по развитию или закату конкретных отраслей и надеются на широкую дискуссию экспертов и читателей.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter