Рус
Eng
Россия против Китая: почему медведю не следует бояться дракона (часть 2)
Аналитика

Россия против Китая: почему медведю не следует бояться дракона (часть 2)

6 февраля , 12:47
Ни с военной, ни с географической точки зрения особой опасности так называемая «китайская угроза» для нашей страны сегодня не представляет

Первую часть читайте здесь.

Разумеется, возможные варианты военного столкновения России и Китая не исчерпываются только форсированием Амура. Увы, есть у нас и более уязвимые регионы, в частности, Приморский край. И именно на него указывают разного рода эксперты, как на наиболее угрожаемое направление.

Виктор Кузовков

Уязвимость Приморья, действительно, выше, чем у регионов, расположенных по эту сторону Амура. Обусловлено это как ландшафтными, так и климатическими факторами: на юге Приморский край имеет сухопутную границу с Китаем, да и климатические условия в зимний период там несравнимо лучше, чем у более северных территорий российского Дальнего Востока.

И все-таки, рискну утверждать, что это направление является для Китая тупиковым, да и беззащитным Приморье ни в коем случае назвать нельзя. Аргументировать начну со второй части своего утверждения.

Примерно половина границы Приморья с Китаем носит сухопутный характер. И это наиболее критичный, южный участок границы, в непосредственной близости от Уссурийска и Владивостока. Но в центре и на севере края ситуация более благоприятна для обороны. Крупное озеро Ханка, являющееся самым крупным пресноводным водоемом на Дальнем Востоке, имеет площадь 3030 кв. км и протяженность около ста километров. Это озеро, на котором случаются настоящие штормы, а зимой иногда возникают стены битого льда (торосы) протяженностью десятки километров. Протяженность водной границы с Китаем составляет около 70 километров, к которым нужно добавить десятки километров сложных для преодоления заболоченных земель.

Из озера вытекает река Сунгача, впадающая в главную реку Приморья, Уссури. Государственная граница проходит именно по этим рекам. И если Сунгача вряд ли вызовет большие проблемы у любой организованной и оснащенной армии (хотя задержать на некоторое время способна), то вот с форсированием Уссури могут возникнуть те же проблемы, о которых сказано выше применительно к Амуру. Река, ширина которой в некоторых местах превышает 500 метров, имеет весьма сложную гидрологию, полноводна с марта по сентябрь (сначала из-за таяния снега, потом из-за тайфунов), имеет довольно быстрое, для равнинной реки, течение. Если все это дополнить хорошей группировкой войск по нашу сторону границы, то в любое время года форсирование Уссури будет очень сложной задачей, а положение северного Приморья и расположенных там городов, в частности, Лесозаводска, Дальнереченска и Лучегорска, перестанет казаться таким уж безнадежным.

Что же касается юга, то здесь довольно сложно давать однозначный прогноз. Ситуация там сложнее, но взять сходу Владивосток, скорее всего, не получится ни у кого: расположенный на полуострове, он защищен от окружения, а штурмовать его можно только с одного направления. Сложной выглядит и вероятная атака на расположенную поблизости Находку (и находящийся рядом Партизанск) – всего одна дорога, пробитая в сопках, заросших непроходимой тайгой, не очень располагает к парадным маршам.

Также нужно отметить, что Уссурийск и Владивосток традиционно имеют крупные гарнизоны. Добавим сюда Тихоокеанский флот, базирующийся во Владивостоке и нескольких пунктах базирования как раз по трассе Владивосток-Находка, и неминуемо придем к выводу, что для полноценного взятия хотя бы только юга Приморья вероятному противнику придется выставить на этом направлении по меньшей мере миллионную армию и быть готовым к большим, а то и очень большим (воевать мы, что ни говори, умеем) потерям.

И даже при самом плохом для нас раскладе можно предположить, что основные силы ТОФ удастся сохранить и перебазировать севернее, в Хабаровский край, на Сахалин и Камчатку. Кроме того, туда же можно будет перебросить и уцелевшую авиацию. Уцелевшие армейские формирования тоже, хотя бы частично, удастся перебросить на север, чтобы укрепить свои подразделения у Комсомольска и Хабаровска.

А теперь самое интересное, а именно то, какие же долговременные стратегические выгоды получит Китай, заняв Приморье. Как ни странно, практически никаких. Причем, это настолько очевидно, что можно только удивляться слепоте наших публичных «экспертов», доказывающих обратное.

Прямой выход к Японскому морю не сулит Китаю никаких стратегических перспектив. Увы для Пекина, но этот выход будет прочно «закупорен» американским «непотопляемым авианосцем», Японией, Южной Кореей на юге, и Россией с севера. Рассчитывать в такой ситуации на улучшение своих геополитических позиций довольно наивно, скорее они ухудшатся, так как новое «окно» потребует дополнительных сил прикрытия.

Не стоит говорить и об экономических выгодах: никакое упрощение логистики для регионов Северного Китая не компенсирует действий российского флота и авиации, на полностью законных основаниях топящих транспортные корабли, выходящие из Владивостока или входящие в него. Более того, под ударом могут оказаться и традиционные морские коммуникации КНР, от нормального функционирования которых она зависит просто критически.

Также, говоря о логистике, стоит отметить, что она и сейчас довольно неплоха. Лишняя тысяча километров до побережья Желтого моря или более южных портов КНР не так уж и обременительна на фоне общей деградации морских коммуникаций и катастрофического роста страховых тарифов на морские перевозки в Китай и обратно. Более того, уже сейчас на юге Приморья реализуются различные логистические проекты, направленные на перевалку грузов из северных китайских провинций. Да, при мирном море и больших объемах это становится довольно выгодно для обеих сторон. Но и не более того.

Оставим разговоры о захваченных стратегических ресурсах тем, кто мало что в этом понимает: в Приморье их, строго говоря, не так уж и много. Лес, олово, бор, местный малоценный уголь? Явно не стоит вероятных издержек… Морские биоресурсы? Это уже чуть серьезнее, но тоже очень спорно: шельфовая зона у берегов Приморья гораздо меньше и беднее, чем, скажем, в Охотском море. А одним прибрежным рыболовством и разведением марикультуры сыт не будешь…

В общем, мы имеем право констатировать: ограниченная экспансия Китая в направлении Приморья полностью бессмысленна для него, даже если закончится относительно успешно. Оставив непокоренными Сахалин, Камчатку, Хабаровский край, Китай не сможет реализовать ни одно из экономических преимуществ от своей экспансии, да и стратегически скорее проиграет, нежели наоборот.

Значит, это направление удара вряд ли станет первостепенным, хотя именно на нем НОАК могут ждать самые быстрые и очевидные успехи. А раз так, констатируем – гипотетическая война между Россией и Китаем бессмысленна для последнего, если он планирует ограничиться только относительно доступным Приморьем. Какую-то ценность оно приобретает только в случае успешной экспансии на Сахалин, в Хабаровский край, Курилы и Камчатку. А это по своим масштабам уже не просто «маленькая победоносная война», а настоящий затяжной конфликт с не очень явными шансами на конечный успех. Точнее, с очень призрачными шансами…

Подводя некий промежуточный итог, можно с высокой долей вероятности предполагать следующее развитие событий: в случае начала масштабного конфликта между Россией и Китаем мы почти гарантированно потеряем возможность сообщения по Транссибу. Сохранение работоспособности Байкало-амурской магистрали под большим вопросом – скорее всего, обеспечить её полную неприкосновенность не удастся, сообщение будет зависеть от оперативности ремонтных бригад и подразделений. Закрепление подразделений НОАК на северном берегу возможно, но вряд ли оно будет столь масштабным, чтобы можно было говорить об угрозе разгрома российских подразделений и потере крупных городов региона.

В Приморье можно ожидать локального поражения и утери его южной части. Но вместо «открытой двери» Китай получит тупик, из которого не видно какого-то хорошего вывода.

Можно допустить и более жесткий вариант: полная потеря Приморья, части Хабаровского края с самим Хабаровском, и отхода российской армии в район Комсомольска-на-Амуре. Правда, это лишь расширяет предполагаемую зону, контролируемую китайской армией, но не меняет ситуацию кардинально. Более того, даже потеря Комсомольска и выход противника в район Ванино и Советской гавани, хоть и сильно осложняет ситуацию, стратегически не меняет её ни для России, ни для Китая. Без броска на Сахалин это ещё один тупик, на занятие которого НОАК потратит огромные ресурсы. А с реализацией десантной операции на крупнейший остров России, прикрытый к тому времени серьезной воздушной группировкой и силами ТОФ, возникнут проблемы даже у китайцев.

В этой ситуации принципиальным становится вопрос снабжения группировки российских войск, оказавшейся фактически отрезанной от основных промышленных и мобилизационных центров. И тут как нельзя кстати придется нынешняя активность России в Арктике и открывающийся Северный морской путь. Но об этом мы поговорим в заключительной части нашего исследования. Равно как и о многом другом…

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter