Рус
Eng

Красота вместо прибыли: почему русским программистам тяжело работать в бизнесе

Аналитика
Красота вместо прибыли: почему русским программистам тяжело работать в бизнесе
5 марта , 15:35Фото с сайта News.itmo.ru
Одной из самых характерных особенностей отечественного программиста состоит в том, что к четко поставленной перед ним коммерческой задаче, он подходит слишком творчески

Один из российских программистов, которые славятся на весь мир своими профессиональными качествами, поделился в своем блоге весьма примечательным наблюдением: «Любой русский программист после пары минут чтения кода, обязательно вскочит и произнесет, обращаясь к себе: «переписать это все нафиг». Потом в нем шевельнется сомнение в том, сколько времени это займет, и остаток дня русский программист потратит на то, что будет доказывать самому себе, что это только кажется, что переписать — это много работы. А если взяться и посидеть немного, то все получится. Зато код будет красивый и правильный. Hа следующее утро русский программист свеж, доволен собой и без единой запинки докладывает начальству, что переписать этот кусок займет один день, не больше. Да, не больше. Hу, в крайнем случае, два, если учесть все риски. В итоге начальство даст ему неделю и через полгода процесс будет успешно завершен. До той поры, пока этот код не увидит другой русский программист...»

О том, к чему приводит такого рода творчество, написал его коллега: «Огромная индусская фирма получила контракт с уважаемой американской компанией на перевод системы в облака. Меня наняли на должность Архитектора Баз Данных в конце Ноября 2020. Mесяц дали на ознакомление с концепцией. Сперва терпеливо выслушивали мои советы, дали сделать несколько примеров. Потом вежливо велели не выделываться и просто копировать. Я честно старался, но понял, что не смогу выдержать требуемый уровень авангардизма. Нашли в Индии молоденькую девушку, велели передать дела. Платить ей будут на порядок меньше, чем мне, с работой она справится на порядок лучше.

Вот только задачи, которые должны выполняться за 10 секунд будут занимать 10 минут и постоянно выдавать ошибки. Мне сперва обещали найти другого клиента, но через пару дней уволили...»

Почему так получается? Неужели в большой компании чураются работать с несомненными профессионалами? Почему русские программисты, которые в детстве выигрывают престижные международные конкурсы и олимпиады, в зрелом возрасте оказываются мало кому нужны? На эти вопросы отвечает в своей публикации сетевой аналитик Science-power:

«Мне кажется, это происходит оттого, что и в СССР, а потом и в России, совершенно не учили, что работать товарищ-господин программист будет в бизнесе. А у бизнеса, хоть это и софтверная компания, цель - деньги, а не фичи, красота архитектуры или там, размер потребляемой памяти. Все эти скорости и прибамбасы - средства достижения цели, каковой является прибыль.

Босса совершенно не трахает, будет программа грузиться секунду или десять. Его трахает, хватит ли премиальных на Порше. То есть, конечно, хорошо, если все работает быстрее, но только если заказчик несчастен и желает ускорения. А если заказчик вполне себе спокоен, то чего париться?»

Именно поэтому, по мнению аналитика, столько советских ученых растерялось после распада СССР. Не желая, по их словам «попрошайничать, потому что я ученый», они вместо того, чтобы получить грант, уехать заграницу, немного переквалифицироваться (не секрет, что физики тогда стали потихоньку уходить в программисты), они влачили жалкое состояние.

Так и русские программисты сегодня – не способен думать о прибыли, а только о том, как сделать свой продукт более совершенным. Они не в состоянии «быть циниками и начать с денег».

Русские программисты не умеют сделать именно столько, сколько требуется компании для роста в намеченном направлении, а сверх того, но в том же направлении, чтобы их повысили. Не больше, не горы воротить, а именно сколько требуется именно в этом направлении.

Пример из другой области: немецкие или японские инженеры наверняка смогут сделать так, чтобы двигатели в Тойоте или БМВ работал не меньше 30 лет без перебойно. Только ни Тойоте, ни БМВ этого не нужно – им нужна работа двигателя на гарантийный срок – 6 лет. И все.

Поэтому русским программистам так сложно делать стартапы: они думают не о прибыли, а о красоте архитектуры.

«У русских программистов не бывает версий программ. Версия будет 1.0, она же и последняя, ибо результат - вершина и ничего уже доделывать не нужно. Правда, пара индусов за это время сделают 0.0.1, которая еле работает, но у них будет презентация, и они впарят идею инвесторам, на их деньги наймут еще персонал, сделают следующюю версию, чуть менее кривую, и раскрутят таки до IPO или покупки большой компанией. Поэтому они будут кататься на Феррари, а русский программист переписывать очередное. Возможно как раз создание этого самого индусского стартапа, произведение которого купила его компания-работодатель. А жаль. Ибо выигрывать соревнования и олимпиады хорошо. Но бизнес - это деньги. Код там вторичен...» - заключает автор.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter