Рус
Eng
Школа без грубости. Каково москвичу учиться во французском колледже
Аналитика

Школа без грубости. Каково москвичу учиться во французском колледже

4 июля 2017, 15:20
Обучение в нем настолько понравилось московскому подростку, что разговоры о возвращении в российскую школу она воспринимает как нешуточное наказание

В середине пятого класса моя дочь, ученица московской школы, входящей в сотню лучших в России, начала учиться в провинциальном французском колледже — аналоге нашей средней школы. Французского языка она не знала совсем. Мерси, бонжур, сильвупле — не в счёт. Сегодня самая страшная для неё угроза — обещание отправить её учиться назад в Москву», - впечатления Тани Аймер публикует издание «Мел»

"Когда я предложила директоры записать дочку на класс ниже, та ответила: «Зачем? Пусть учится со своим возрастом! А вот если будет очень много проблем, лучше пусть повторит этот год. Но я почти уверена, что до этого не дойдёт». И не сделала при этом никакого намека на платное репетиторство...

В классе по 25 детей, они съезжаются из окрестных крошечных городков и деревушек. На бесплатных школьных автобусах 6 маршрутов, в установленное время детей забирают со специально оборудованных остановок и туда же возвращают.

Узнав, что дочка говорит по-английски, учительница математики стала приносить французско-английский словарь, а физрук прибегнул к помощи англичанина из параллельного класса. Никто не жаловался, нам не звонил, тревогу не бил и не возмущался. Нас отправили в ассоциацию, помогающую детям в учёбе. За пять евро в год к дочке в колледж приходит учитель и занимается с ней французским.

La vie scolaire, или «школьная жизнь» — это подразделение из шести человек, трёх девушек и трёх молодых людей в возрасте от 21 до 35 лет, которые решают все организационные вопросы: встречают учеников у ворот, дежурят в столовой, следят за посещаемостью, помогает отыскивать потерянные вещи, разрешает конфликты между детьми и так далее.

Школьный день начинается в 8.30, а заканчивается в 17.00 (в среду в 12.00). Перемена на обед длится два часа, что позволяет и поесть и отдохнуть. На больших переменах (по 15-20 минут) дети должны находится на улице, дышать свежим воздухом и двигаться. Школьной формы нет, нет и раздевалки, но у каждого есть шкафчик с замком, для книг и спортивной формы.

«Если утром не хочется вставать, я вспоминаю, какой вкусный обед меня ждёт в школе», — сказала дочь. Два первых месяца она с восторгом детально описывала меню, и я не переставала удивляться разнообразию. Удивляет и забота: если предлагают грейпфрут, то к нему кладут и сахар в пакетике, а к редиске дают кусочек сливочного масла, а к рыбе — дольку лимона. Блюда красиво сервированы, воспитывая в детях любовь к красоте. Стоимость обеда — два евро 10 центов, примерно 150 рублей. Поскольку минимальная зарплата во Франции в несколько раз больше чем в России, цена за такой шикарный обед более чем скромная.

Нормы ГТО здесь не сдают, главное — спорт во время перемен. Дети приходят со своими ракетками для пинг-понга и мячами. Зато пользоваться телефонами в колледже строго запрещено, за нарушение телефон отбирают на сутки. Я думала, что запрет сильно расстроит мою дочку, но оказалось, что в свои 12 она способна оценить все преимущества безгаджетового досуга.

Детей учат играть в пинг-понг, гандбол, бадминтон, футбол. Устраивают соревнования между колледжами. Участвует в них весь класс, даже если ребёнок никогда этим видом не занимался. После соревнований по регби моя дочка влюбилась в этот непопулярный в России вид спорта.

Во Франции принята двадцатибалльная система оценок. Дочка считает, что такая система лучше отражает твой уровень знаний, более точная, при ней «не схалявишь». А еще, по её мнению, когда оценок всего пять, а на самом деле три, то учитель невольно натягивает оценки своим любимчикам и занижает тем, кого недолюбливает.

Для того, чтобы получить оценку больше 17, нужно выдать оригинальную мысль или решение. При пятибалльной системе эти усилия сложно оценить и это убивает стремление делать что-то выдающееся.

Каждый семестр родители по почте получают табель успеваемости своих детей. В нём перечислены все предметы и оценки по двадцатибалльной шкале с округлением до сотых, например, 14,72. Там есть и колонки, с оценками ученика в предыдущих семестрах, чтобы оценить динамику. Для каждого предмета указана еще и средняя оценка по классу, а также самая низкая оценка и самая высокая — так видно, насколько хороши успехи ребёнка.

В последней графе преподаватель пишет своё мнение о ребёнке. Например: «Ученик очень хороший и мотивированный. Показывает прогресс, несмотря на сложности с языком, однако следует обратить внимание на почерк и оформление работ». Или: «Отличный результат, есть явные способности, которые ученик планомерно развивает». Указано, и сколько часов ученик пропустил, и сколько из них не подтверждено документами.

Дочка ходит в этот провинциальный колледж с большим желанием и удовольствием и не хочет пропускать ни дня. Иногда я ей завидую, у меня тоже возникает желание проникнуть на какие-то уроки в качестве учащегося.

В минуты слабости, когда дочь своим поведением доводит меня до отчаянья, я иногда угрожаю отправить её назад в московскую школу. Она умоляет меня не делать этого, потому что не хочет возвращаться туда, где «ходят строем» а на классном часе разучивают речёвки, где в столовой тошнотворно пахнет, а невкусную еду нужно умудриться заглотить за 10 минут. Где уборщица может «ни за что наорать», а на переменках нельзя бегать и играть в мяч, где учеников сгоняют в актовый зал, чтобы послушать выступления чиновника или священника, приехавшего на «Мерседесе» с охраной..."

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter