Рус
Eng
Денис Драгунский: "В России нет оппозиции - только критики и насмешники"
Аналитика

Денис Драгунский: "В России нет оппозиции - только критики и насмешники"

3 декабря, 11:53
Именно поэтому власти можно не беспокоиться – никаких революций не будет

Совершенно справедливый итог последним сетевым скандалам в среде так называемой российской оппозиции подвел в ФБ писатель Денис Драгунский:

«Сейчас я скажу кое-что приятное для власти, и не очень приятное - для оппозиции. По мотивам баттла «Долин-Навальный», и особенно баттла «Интеллигенты против Навального». Потому что Навальный злобно обругал Долина, который защитил Брилева с точки зрения либерального правосознания. Простите, будет длинновато.

Так вот. Нет у нас никакой политической оппозиции, кроме этого неприятного типа на букву Н. Потому что он, негодяй такой, «рвется к власти». И, рвясь, так сказать, к власти - он истово ненавидит нынешнюю власть - всю, всю-превсю, сверху донизу, от лиц, принимающих решения, до мелких чиновников, до ее подручных, наемников, прихвостней и симпатизантов всех степеней активности. А почти все остальные - это не политическая оппозиция, а критики и насмешники. Они ведут себя так, как приснопамятный СПС (в котором я работал в 2000 - 2007 гг.).

Смешная политическая платформа: «мы критикуем власть, когда она поступает неправильно, и поддерживаем ее, когда она делает правильные, с нашей точки зрения, вещи». Примерно в такой же оппозиции императору были его придворные, министры, сенаторы, да и широкие народные массы тоже - до 1905 и особенно до 1916 года. Вот тогда в России появился лозунг, который сплотил большинство рабочих, купцов, мещан, дворян, интеллигенцию научную и творческую, кадетов и эсеров, большевиков и октябристов, Блока и Боборыкина, Маяковского и Тэффи. «Долой самодержавие!». Долой самодержавие целиком и полностью, без оговорок и изъятий. Все самодержавие, включая его верхушку, двор, камарилью, министров и далее до мелких чиновников, наемников и подручных. Вся эта компания вызывала общую ярость. «Долой их всех!» - с этим были согласны рабочий и профессор, а среди профессоров - и правый, и левый, и умеренный консерватор, и просвещенный либерал. Поэтому они видели в друг друге союзников по ненависти к царизму.

Только так и происходят революции. Так же было во Франции в конце XVIII века. Не то теперь. Нет ни в простом народе, ни в образованном классе, ни даже в самой оппозиции - нет этой ровно гудящей и палящей, как пламя паяльной лампы, ненависти к Кремлю. Ну, нет, и всё тут. Может, и хорошо, что нет. Почему хорошо? Потому что революция, как сказал Талейран, это сто тысяч вакансий. Если масштабировать по количеству населения и особенно по количеству чиновников - то для России это два миллиона вакансий. А вакансии высвобождаются с помощью гильотины.

Вам понравится двухмиллионная головорубка? Мне - нет. Но я не о том, собственно.

Я о том, что власть может особенно не беспокоиться о перспективах господина Н. То есть о том, что он вдруг да поведет народ на штурм вершин власти. Не поведет. Его живо окоротят остальные 95% оппозиции, то есть интеллигентные критики и остроумные насмешники, которые, по заветам бывшего СПС, «против власти, когда она поступает неправильно, но поддерживают её во всем остальном»...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter