Рус
Eng
Вопрос дня: чем отличается протест от погрома?
Аналитика

Вопрос дня: чем отличается протест от погрома?

3 июня , 11:44
Социальные сети задаются вопросом, в какой стране эффективней жить: там, где не разбита ни одна витрина, но власть плюёт на мирные протесты, или там, где жгут машины, громят магазины, но власть готова учитывать требования протестующих?

Социальные сети не удержались от соблазна сравнить ситуацию в Америке с родной – российской, и сделать из этого сравнения далеко идущие выводы. Прямо скажем, не в пользу России.

Так, журналист Анна Наринская уверена, что у нас дело обстоит намного хуже, чем в США:

«Какая же надутая глупость это злорадство по поводу того, что происходит в Америке! Да, совершенно справедливые и мирные протесты (которых много, но которые, разумеется, не так широко освещаются прессой) к сожалению сопровождаются бунтами. Да, грабежи снижают идеалистической пафос выступлений против расизма. Да, Трамп ведет себя немудро (скажем мягко). Но! Бунты улягутся (как было уже не раз). Трампа не переизберут. А их независимые институты (суды, местное управление и тд) останутся независимыми. И более того, скорее всего в алгоритм действия полиции введут изменения -- то есть тот ужас, который сейчас не будет напрасным. Американская полиция пусть медленно, но меняется: вид коленнопреклоненных полицейских в Майями – просто незабываемое зрелище. У нас застрелили человека подозреваемого в краже пары рулонов обоев. И ничего. У нас сейчас ежедневно грубо задерживают людей, вышедших в одиночный пикет против неправосудного задержания журналиста Ильи Азара. И ничего. У нас не выиграно ни одного судебного дела против беспредела полиции, зато за брошенную в полицейского пустую пластиковую бутылку садишься как миленький. Ну что ж, давайте позлорадствуем, что здесь нам не там. Здесь прямо-таки совсем не там, чего уж...»

Публицист Михаил Макогон предупреждает о том, что полицейское насилие работает только тогда, когда в нем особой нужды нет:

«Полицейское насилие, на американском примере, некоторый, вообще говоря, феномен.

Пока у вас российская ситуация: на улицу вышло полтора десятка тысяч студентов престижных ВУЗов или муниципальный депутат встал одиночным пикетом. Когда в полиции нет вовсе никакой нужды, когда предел агрессии - бумажный стаканчик - очень легко показать звериный оскал государства.

Пригнать в центр города закованную в броню пехотную дивизию, выкатить машины “Каратель”, совершенно рандомно, с удовольствием и оттяжечкой, избить людей, которые вообще не оказывают сопротивления, увенчав все большим уголовным делом.

Когда же жареный петух, под встречу которого содержатся избыточные полицейские силы и закупаются спецсредства, таки приходит, когда по городу рыщут толпы погромщиков - ну а что ты с ними сделаешь?

На резиновые пули и водометы они ответят камнями и бутылками с бензином. А стрелять боевыми по гражданским в тесном городе - это некоторая лотерея.

Не в том смысле, что под раздачу могут попасть совершенно непричастные. Они не “могут”, они обязательно попадут. Нельзя одновременно и развязать стрельбу в городе и избежать больших заголовков с непременно очень милой 4-летней девочкой, что хотела погладить щеночка, но получила заряд свинца.

Дело в том, что политики и должностные лица, отдавшие такой приказ и во времена более толерантные к насилию часто плохо кончали, не говоря о наших, где человеческая жизнь - новая религия.

Феномен в том, что полицейское насилие хорошо работает ровно до тех пор, пока совершенно не нужно...»

Публицист Александр Хоц рассматривает эту ситуацию с точки зрения коллективной психологии:

«Бунты или протесты?

Сегодня много говорится, что протесты и погромы - не одно и то же. Что мародёрство, битые витрины и поджоги машин - "не наш путь". ("Неправильные пчёлы, и мёд у них неправильный").

Особенно любят подчёркивать, что за годы протестов нашей оппозиции не была разбита ни одна витрина.

Действительно, здесь есть тема для размышлений.

Социальный темперамент так устроен, что к разгневанным массам "прилипает" тот или иной процент насильников и погромщиков. Идёт ли речь о "жёлтых жилетах", о сожжённых машинах в Париже, о чернокожей общине в Штатах (не слишком социально обустроенной) и т.д.

Если полиция "накосячила" и исчезла с улиц, то "свято место пусто не бывает" - и туда выходят гопники.

Но стоит ли смешивать картину протеста (его причину) с издержками бунта? Да, издержки попадают в теле-репортажи, об эксцессах много и охотно говорят, упирая на разрушительность "бунтов и революций".

Действительно, сожжённая машина, магазин и полицейский участок - это тот самый "бунт", который Пушкин называл "бессмысленным и беспощадным". В бунте есть элементы хаоса и несправедливости. Это выброс накопленной социальной агрессии. Не обязательно адресный и логичный. Но давайте уточним.

Мудрый Блок, отвечая тем, кто удивлялся, что сожгли его усадьбу, отвечал, что это ответ на века насилия и произвола, - пускай не у него, а у соседа, где насиловали, продавали крепостных и пороли на конюшне. Блок прекрасно понимал смысл "коллективной ответственности", которую понесла российская элита в целом.

Бунты заключённых могут нам очень не нравиться (иногда там убивают надзирателей), но в любом случае - это знак отчаяния и запущенной проблемы, которую можно решить только всплеском общего насилия.

Поэтому давайте ответим на вопрос: хотим ли мы, "как в Париже", когда власти начинают договариваться с "погромщиками"? Или мы хотим как в Москве, где не разбита ни одна витрина, не сожжена ни одна покрышка, - зато мирным протестующим ломают ноги, молотят палками и винтят одиночные пикеты?

Давайте отдадим себе отчёт: дело не в "правильных" протестах (или "неправильных" погромах), - а дело в социальном темпераменте в целом, в способности общества к социальной агрессии в принципе.

У чернокожих в Штатах и даже европейских "леваков" - эти традиции живы. Потому и власть не "теряет берега" и более вменяема.

Иначе говоря, у парижан и чернокожих есть (пардон за мой французский) эти "яйца", когда на удар отвечают ударом. Когда ненависть и возмущение "канализируются" вовне, а не внутрь человека, разрушая его изнутри и парализуя волю.

Речь идёт о типе социальной реакции (у которой, разумеется, есть традиции и история). У россиян он один, а у свободных европейцев или американцев - он другой.

Перед тем, как в возмущённой толпе появятся нехорошие "погромщики и мародёры", - мы должны иметь саму толпу, которая выйдет на улицу и к чертям спалит полицейский участок.

Только после этого власть схватится за голову и побежит исправлять ошибки, губернатор "ужаснётся", а полицейское начальство арестует насильника.

Если спросить меня, что эффективней: жить в стране, где не разбита ни одна витрина и власть ломает ноги, позвоночники, выдаёт фальшивые "бляхи" полицаям и плюёт на мирные протесты, - или там, где жгут машины, громят магазины, - но власть готова реагировать на ваш социальный темперамент и учитывать ваши требования, - то я выбираю второе.

Ещё раз повторю: проблема не в "погромщиках", - а в том, чтобы "выйти на площадь" (как пел когда-то Галич). Нация, которая способна держать в напряжении собственную власть, которая готова к массовому уличному действию и обладает "взрывным" темпераментом, - имеет будущее.

В противном случае, это не нация, а "тряпка", с которой можно делать что угодно. Зато витрины целы - и на улице, после тысяч гневно-протестующих, остаются несколько смятых стаканчиков...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter