Рус
Eng

Иван Федяков: «Ситуация в экономике России сравнима с кризисом 1998 года»

Аналитика
Иван Федяков: «Ситуация в экономике России сравнима с кризисом 1998 года»
Иван Федяков: «Ситуация в экономике России сравнима с кризисом 1998 года»
3 марта, 13:01Фото: Соцсети
Генеральный директор INFOLine Иван Федяков объясняет, чем ситуация на российском рынке сейчас хуже, чем в 1998 году и почему никакие финансовые интересы не удержат здесь европейские компании, а Китай даже при всем желании не поможет.

Иван Федяков

Пока никто не видит картину в целом, потому что сейчас происходит чудовищный эксперимент, аналогов которому в современном мире не было. В отношении России вводится более жесткий санкционный режим, чем по отношению к Кубе и Ирану. Такого не было никогда и нигде! Поэтому последствия могут быть абсолютно непредсказуемыми. Если говорить о торговле, то в ближайшее время мы начнем получать первые сигналы о дефиците товаров. Обычно поставщики держат на складах товары, как минимум, на 2-3 недели, кто-то – на 2-3 месяца. Но товары будут распродаваться быстрее из-за повышенного спроса.

Сейчас много говорится о том, что нам не нужны европейские товары, мы закупимся в Китае. Китай и некоторые другие страны действительно готовы с нами продолжить торговлю, поскольку пока не вошли в санкционную историю. Но проблема в том, что поставщики сталкиваются с проблемой в логистике – товар не вывезти. Большинство крупных логистических операторов не хочет связываться с грузами, которые идут из России или в Россию. Maersk 1 марта объявил об этом официально, другие компании прекращают сотрудничество без громких заявлений. И это будет серьезной проблемой – с логистикой и без того были сложности, связанные с пандемией, а сейчас никто не захочет, чтобы его самолет или корабль арестовали по подозрению в перевозке санкционного товара. Грузы в Россию становятся токсичными. Адекватные компании не захотят с нами работать. Или за это придется очень дорого заплатить.

Валютная волатильность закладывается в стоимость потребительских товаров как поставщиками, так и ритейлерами. Мы видим пересчет цен при витке роста курса валюты и отсутствие какой-либо реакции при укреплении рубля. Так что все движение идет в одну сторону, что будет усугублять инфляцию. Поголовно поставщики переходят в режим предоплаты, а учитывая выросшую ключевую ставку и будущие процентные ставки по кредитам, мы увидим дополнительное влияние на инфляционную составляющую. Экономика столкнется с серьезной инфляцией, выше показателя в 20-25% в начале 2000-х. Я почти уверен, что в понедельник было не последнее повышение ключевой ставки и в марте ЦБ примет еще несколько аналогичных решений.

Сегодняшнюю ситуацию с натяжкой можно сравнивать с началом пандемии, с кризисами в 2014 или 2008 годах. Но по глубине последствий для экономики целесообразнее проводить параллели с 1998 годом, когда произошел дефолт по рублевым облигациям. В моем понимании, по всем признакам мы наблюдаем в стране преддефолтное состояние. Но если сравнивать текущую ситуацию с 1998 годом, нужно понимать, что тогда не было санкций. Мы могли продолжать работать и, опустившись на дно, могли от него оттолкнуться. А сейчас на дне нас будет удерживать санкционное давление, которое никто не отменит, пока российские войска не покинут территорию Украины и пока все споры с ее правительством не будут урегулированы.

Что касается очередного вынужденного импортозамещения, ритейлу по большому счету не важно – что он будет продавать, то и будут покупать. Да, розница хотела бы торговать Chanel и Prada, но станет торговать «белорусским трикотажем» – потребность в одежде никуда не денется. Аналогичная история коснется еды и других товаров – иных вариантов у торговых сетей не остается. Но у них будут и свои проблемы – снижение реальных доходов населения и падение покупательной способности. И никакие индексации зарплат и пенсий не поспеют за инфляцией, а значит, это приведет к обнищанию населения. Основные проблемы залягут в плоскости производства и поставки товаров – импортные компоненты и дорогая сложная логистика. Как известно, если на упаковке написано Made in Russia, это вовсе не означает, что товар на 100% произведен из всего отечественного. Но и ритейл это затронет. Например, определенные сложности ожидают торговые сети с большой долей товаров под СТМ в ассортименте.

Отечественные производители, полностью локализовавшие производство, сейчас будут иметь большое преимущество и займут весь освободившийся рынок. Если говорить про продукты питания, можно перейти на произведенную в России упаковку, перестроить бизнес-процессы, на худой конец изменить рецептуру и ассортимент и в какой-то степени выиграть. Но речь будет идти про выживание, а не про полноценный доход и большую прибыль. Как я уже сказал, покупательская способность, которая и так не была особенно высокой, будет только снижаться. Огромная инфляция, которая нас сейчас захлестнет, может привести к банкротству населения по кредитам, и у ряда россиян возникнут финансовые проблемы. Мы до сих пор не оправились от кризиса 2014 года и пандемии. Даже относительно благополучный 2021 год не позволил вернуться к докризисным показателям.

Я вижу, что руководители наших розничных компаний, с которыми мы общаемся, пока переживают шоковое состояние. Специалисты, работающие в международных компаниях, всерьез задумываются, смогут ли они продолжать свою деятельность там. Большие мировые концерны демонстративно выходят из российской экономики, например, автопроизводители. И чем будут торговать салоны Aidi и BMW? Не переименуем же мы их салоны в «АвтоВАЗ»? Да их и не нужно столько. А значит, нас ждет закрытие большого сегмента автодилерского бизнеса в стране.

И это только один пример, а их будет много. Никакие финансовые интересы и привлекательность большого российского рынка сейчас не способны удержать европейские компании в России. Гуманитарные ценности перекрывают финансовые интересы. Мы, к величайшему моему сожалению, становимся или уже стали токсичной страной и никто не захочет работать с Россией. Потому что ни один бизнес не захочет оказаться в ситуации, при которой потребители из других стран будут бойкотировать его продукцию за продолжение сотрудничества с милитаристской страной.

Я боюсь, что и международные торговые сети могут рассмотреть сценарий ухода с российского рынка. Европейским розничным компаниям, у которых бизнес в России уже давно чувствует себя не лучшим образом, это решение может даться легче. Решение остальных будет зависеть от сценария развития конфликта на Украине. 1 марта на экранах всего мира можно было увидеть, как мы бомбим телебашню в Киеве. Над головами горожан летают крылатые ракеты, которые много лет лежали неизвестно где и неизвестно в каких условиях. И не дай бог какая-нибудь из этих железных болванок прилетит в густонаселенный жилой квартал, вы представляете, какими последствиями это обернется для нас? Я молюсь, чтобы хотя бы этого не произошло.

В связи с последними геополитическими событиями INFOLine запускает антикризисную поддержку бизнеса - Смотрите здесь.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter